quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Время на осях бытия

“Время есть сердце существования“
Бергсон

"Мучительности нашего существования   немало способствует и то обстоятельство, что нас постоянно гнетет время, не дает нам перевести дух и  стоит за каждым, как истязатель с бичом. Оно только того оставляет в покое, кого передало скуке".
Шопенгауер

 

 

„Мы дни за днями шепчем: "Завтра, завтра".
Так тихими шагами жизнь ползет
К последней недописанной странице.
Оказывается, что все "вчера"
Нам сзади освещали путь к могиле“.
Шекспир, „Макбет“ (пер. Б.Пастернака)

В предыдущем разделе мы рассмотрели время как категорию конечности, как нечто, что характеризует собой перемены и преходящесть.

Вернёмся теперь к рассмотрению времени, но уже с точки зрения проживания бытия, с точки зрения одной из важнейших переменных, задающих жизни структуру и координаты, в которых человек может ориентироваться, чтобы чувствовать себя в своём бытии в большей или меньшей степени уверенно.

Ролло Мэй выразил общую идею аналитиков экзистенциального направления, заявив, что время поставлено ими „в центр психологического явления“.

Проживая свою жизнь, мы перемещаемся постоянно из прошлого в будущее, никогда не оставаясь в первом и никогда не достигая второго.

Аскольдов утверждает, что „о прошлом можно говорить, лишь когда оно как-то удержано и для настоящего, а о будущем, когда оно хотя бы в виде неверной возможности предварено. Этой силой удержания и предварения обладает лишь живое сознание или жизнь вообще. В мертвом останется лишь рядоположение статических моментов, в котором нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, ибо их необходимо сознавать. Вне сознания эти слова теряют всякий смысл“.

Ролло Мэй, ссылаясь на Моурера говорит о том, что „время является отличительным параметром человека“. "Связывание временем", способность привносить в будущее прошлое как звено целой причинной цепочки, в которой живые организмы действуют и реагируют, вместе со способностью действовать в свете долговременного будущего, есть "квинтэссенция разума, а также и личности".

Переживания текущего момента, по определению, не могут длиться вечно. Грубо говоря, в проживании, в моменте бытия вообще нет времени. Есть просто бытие. Есть ветер перемен, который безжалостно обрывает листки календаря. То, что мы прожили и пережили, то, что нами содеяно, остаётся за спиной, уносится в прошлое.

Франкл вопрошает человека, переживающего, что всё проходит и дней его жизни остаётся всё меньше и меньше: „Кто-нибудь может сделать небывшим, например, счастье, которое вы испытали, кто-нибудь может зачеркнуть его? Или кто-нибудь может зачеркнуть добро, с которым вы встречались в жизни? Или может кто-нибудь устранить из вашего прошлого то, что вы мужественно и честно перестрадали?» Франкл указывает на непреходящесть прошлого: достижения и переживания сохраняются навечно.

Человек, разделяющий такую позицию, будет, согласно Франклу, думать: "Вместо возможностей у меня остались реальности".

Итак, прошлое остаётся навсегда. Оставленный нами след тоже не подвластен времени. Он принадлежит вечности. И смерть не властна над тем, что прошло и свершилось. И от того, как мы проживаем мгновение, зависит, чем будет для каждого из нас его прошлое – немым (а может и кричащим) укором или ресурсом и источником опыта, обесцениванием представлений о себе самом или подтверждением смысла жизни.

И то, как мы будем обходиться со своим прошлым, зависит также от того, как мы решаем проживать мгновение. Слово “решаем” здесь не случайно. Потому что способ проживания зависит от того, на что мы нацеливаемся – на бытие или на обладание, на накапливание, приобретение, защиту каких бы то ни было материальных или нематериальных ресурсов (как бы гарантирующих нам уверенность и защиту) или на честную и открытую встречу с непредсказуемым и по большому счету абсурдным и бессмысленным миром, в котором смыслы и значения открываются и переживаются нами каждый раз заново.

Будущее призвано быть притягивающим, мобилизующим жизненные силы человека и  обнадеживающим его, вселяющим в него уверенность, что жизнь продолжается. И пусть мы несем в своём ранце за спиной собственную смерть – но, “пока мы живём, смерти нет”.