quote Ни в коем случае нельзя оглядываться, когда лезешь в гору. Стоит посмотреть
вниз – и всё, тебе конец… А если будешь упорно стремиться к вершине, ничего
с тобой не случится
Бернард Вербер, "Танатонавты"

Тревога, защиты и рост

"Рисковать – значит тревожиться,
но не рисковать – значит потерять себя"
Серен Кьеркегор

„Ребенок привносит "себя" в мир
именно через переживание тревоги...
Мы переживаем тревогу каждый раз,
когда пытаемся перешагнуть установленные границы“
Г.-С. Салливан

Вся жизнь человека (да и вся история человечества) - является бесконечным процессом, направленным на совладание с тревогами путем выстраивания всевозможных защит. Здоровые защиты представляют собой ступени личностного роста. Патологические защиты, напротив, уводят человека прочь от его пути к себе, заставляя бежать и прятаться от жизни.

Тревога ограничивает поведение ребенка, заставляя выбирать лишь те действия, которые вызывают одобрение значимых для него взрослых, либо которые позволяют избежать наказания с их стороны. Гарри Салливан указывал, что "Я" образуется из необходимости разделять все виды деятельности на две категории: на те, что вызывают одобрение и сулят награду, и те, что вызывают неодобрение и грозят наказанием. "Я" возникает как "динамическая сила, которая поддерживает ощущение безопасности".

То есть, согласно Гарри Салливану, "Я" ребенка формируется для того, чтобы защитить его от тревоги, помогая ему делать выбор в пользу поступков, влекущих за собой одобрение и награду, и исключать все то, что ведет к неодобрению и тревоге. Для избавления от тревоги включаются различные защитные механизмы, которые примиряют ребенка с его действительностью, давая ему чувство безопасности. Ограничения поведения, установленные в раннем детстве с помощью различных защитных механизмов и служащие совладанию с тревогой, сохраняются и поддерживаются иногда в течение всей жизни.

Можно предположить, что типы личности, фактически, представляют собой, с одной стороны, ту или иную форму защиты от тревоги и страхов, пережитых в детстве, с другой, являются продолжением детских страхов и конфликтов. Так, согласно Фрицк Риману, „интенсивность и объекты страха взрослых всегда являются видоизменением наших детских страхов. Если кто-то подавляет соответствующие раннему детскому возрасту страхи и психологические трудности или окружающие не оказывают ребенку, испытывающему эти страхи, должной помощи, в более позднем возрасте такие страхи переживаются как более травмирующие и подавляющие личность, так как они активизируются старыми, непереработанными страхами из прошлого данной личности“.

Если человек в своей взрослой жизни, фактически, в ситуациях отличных от тех, что он переживал в детстве, включает проверенные в прежних ситуациях защиты, то они рано или поздно теряют свою эффективность или даже начинают мешать жить, вызывая новые проблемы. Иллюзорный мир душевного благополучия и безопасности даёт трешины под воздействием реальности (извне или изнутри). Нарастающее беспокойство и проблемы, оставшиеся нерешенными (неудовлетворенная потребность, неисправленный личностный недостаток) приводят рано или поздно к необходимости нового выбора: честный ответ на текущую ситуацию или прибегание к другим, более изощренным защитам.

Выбор в пользу выстраивания крепостных стен иллюзорной безопасности не позволит человеку адекватно адаптироваться к постоянно изменяющейся реальности, не даст ему двигаться по пути роста и становления. Если от тревоги не бежать, а пытаться с ней разобраться, то (несмотря на большую интенсивность осознанной тревоги) её  можно конструктивно использовать для роста и самоактуализации. Ибо тревога указывает, как мы уже не раз отмечали, где имеются слабые места и что можно изменить к лучшему.

Принципиальный выбор в любой ситуации производится между бегством в безопасность (по сути – укрепление различных защит в модусе обладания, бегство от жизни) или реализацией собственных задатков, актуализации самости (то есть рост и самореализация). Поэтому ответ, который человек даст, сталкиваясь с тревогой, зависит во многом от его ценностных установок, честности, мужетсва и решимости.

При совладании с тревогой рост – это переход на бытийное решение и уход от дефицитарного (с позиции обладания) решения проблем, порождающих тревогу.