quote Ты можешь держаться в стороне от страданий мира... Но, возможно,
именно это уклонение и есть единственное страдание,
которое ты мог бы избежать
Франц Кафка

Любовь как жертва

Всем нам свойственно подстраиваться под другого человека (или под группу), чтобы получить максимум того, что другой (или другие) могут нам дать. Иногда ради этого нам приходится поступаться многим: и своими ПРИНЦИПАМИ, и желаниями, и своими МЕЧТАМИ. Таков КОНФОРМИЗМ, который как бы гарантирует человеку стабильность и отношений, и его собственной СУДЬБЫ ценой очень дорогой жертвы - жертвы ИНТЕРЕСОВ его ПОДЛИННОГО Я.

Однако жертву своими амбициями, когда человек удерживает в узде свою ГОРДЫНЮ во имя достижения определенной гармонии отношений, можно назвать "полезной" жертвой. Это своеобразная "подстройка" человека под другого ценой усмирения своего ИДЕАЛЬНОГО Я. По словам Бернарда Вербера, "добропорядочность – это комфортное состояние ради сохранения спокойствия".

Другой стороной жертвы является предоставление другому своего времени, сил, опыта, материальных ресурсов. При этом важно различать МОТИВЫ подобного поведения. Дает ли один человек другому так, чтобы (по словам Христа) "левая рука не знала, что делает правая"? Или он отдает для того, чтобы покрепче привязать к себе своего пратнера, или надеясь получить что-то взамен. В любом случае, корыстная жертва как ожидание воздаяния - это уже не жертва, а ТОРГОВЛЯ. Стоит при этом подчеркнуть, что истинные мотивы человеку зачастую неведомы, будучи прикрыты объяснениями о его искренности и бескорыстности, в которые сам человек верит безусловно.

Корыстная жертва основывается на ОЖИДАНИЯХ воздаяния, на сладких ФАНТАЗИЯХ о том, как другой будет добр, щедр или любвеобилен за то, что он получил от человека. Такие ожидания чаще всего разбиваются о реальность. Другой либо принимал жертву как само собой разумеещееся или "отплатил" так, как считал достаточниым или необходимым.

Человек, не получивший взамен ожидаемое, рискует столкнуться с ощущением жестокой НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ: другой оказалася неблагодарен. И начинаются упреки, требования, обвинения. В этом - источник многих межчеловеческих конфликтов, превращающих отношения в муку. Поэтому, считает Лиз Бурбо, "научиться давать без ожиданий, осуществить истинное да¬рение себя — это прекрасный подарок, ко¬торый вы должны себе сделать, поскольку он способствует открытию сердца, и, следовательно, открытию пути к СЧАСТЬЮ".

Бывает и другой аспект жертвы - это когда человек отдает себя для того, чтобы заполнить ПУСТОТУ собственного бытия. Так сказать жертва ради избегания СКУКИ.

ИСТИННАЯ ЛЮБОВЬ - это всегда отдача себя во имя другого. Любовь начинается тогда, когда есть некто, кто готов принять нашу жертву, еоторая есть проявление нашей любви. Недаром Николай Бердяев подчеркивает, что "самое тяжелое и мучительное - не неразделённая любовь, как обыкновенно думают, а любовь, которую нельзя разделить. Более того, считает он, человек, если ему не удается поделиться со своим ближним тем, что он в состоянии ему отдать, рискует столкнуться с чувством вины, которое есть, по моему мнение, чувство ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ВИНЫ за то, что человек не сделал в жизни то, на что он способен.

И, наконец, самая большая жертва, на которую человек способен, это пожертвовать жизнью ради другого. Часто уста влюбленного произносят: "мне жизни ради тебя не жалко" или "я не представляю жизни без тебя". Если первая фраза остается, в основном, не более чем красивыми словами, то второе утверждение вполне может воплотиться в суициде, когда покинутый влюбленный или вдовец накладывает на себя руки, потому что с уходом предмета любви он не видит ни ЦЕННОСТИ, ни СМЫСЛА своей жизни без него. Такая жертва - лишь шаг ОТЧАЯНИЯ, проявление слабости, отсутствие МУЖЕСТВА для того, чтобы продолжать жизнь. Эта жертва - лишь бегство от самого себя и от своей СУДЬБЫ. Все это не имеет к любви никакого отношения, а лишь результат того, что за любовь было принято СТРЕМЛЕНИЕ К ЛЮБВИ, а за ценности - СВЕРХЦЕННЫЕ ИДЕИ (то есть то, что является не более чем СУРРОГАТАМИ СМЫСЛА)

Но есть и немало примеров, когда человек отдает свою жизнь ради того, чтобы ближний, любимый мог жить дальше. Птицы и звери нередко погибают, спасая свое потомство. Этот инстинкт свойствен и человеку. Или спасатели (пожарники, шахтеры, военные) рискуют своей жизнью ради находящихся в опасности людей. Десятки и сотни могут подвертаться риску ради одного человека. При этом, конечно, смерть не является выбором во имя любимого существа (или ближнего, которого человеку следует возлюбить как самого себя). Выбором является борьба за его спасение, которая может закончиться трагически. Но это не умаляет благородства выбора поведения, направленного на защиту любимого.

Другой выбор - осознанный и ОТВЕТСТВЕННЫЙ выбор в пользу жизни другого - является одним из важных требований в иудаизме. Если человек должен выбрать, жить ли ему ценой предательства другого или погибнуть, то он однозначно должен выбрать второе.