quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Любовь как забота

Один из важных аспектов любви, является забота о предмете своей любви. Необходимо сразу оговориться, что стоит различать заботу о другом, как об автономной личности, и заботу, осуществляемую для удовлетворения собственной потребности помогать другому человеку или навязывать ему свое мнение, например, давая советы.

Грань между двумя этими видами заботы провести довольно трудно. Но провести эту грань чрезвычайно важно, поскольку она позволяет понять, о какой любви идет речь.

Нередко мы имеем дело с заботой как с удовлетворением потребности человека отдавать себя, свои силы, свое время другому. При этом человек искренне считает, что он помогает другому. Вопрос, однако, в том, всенда ли можно подобную активность назвать помощью.

Проиллюстрирую это одним старым анекдотом:

Мама кричит сыну, играющему во дворе, чтобы тот немедленно шел домой.
Сын в ответ: „Мама, я замерз?“
Мать ему: „Нет, ты проголодался".

Итак, подобная забота может свидетельствовать лишь об одном: человек как бы знает лучше другого, что тому надо. Это взгляд на другого свысока, по сути, унижающий того, умаляющий его как личность, игнорирующий и презирающий его способности, опыт и ИНТЕРЕСЫ. В итоге человек предлагает, точнее навязывает другому готовые решения, тем самым, подминая другого под себя, лишая его возможности взять собственную жизнь под свой КОНТРОЛЬ, принимать самостоятельные, СВОБОДНЫЕ и ОТВЕТСТВЕННЫЕ решения.

Такая забота эгоистична. Она способствует утолению ТЩЕСЛАВИЯ "заботящгося", его самоутвержению, повышению САМООЦЕНКИ. Она может даже стать СМЫСЛОМ его жизни - или, по меньшей мере, смыслом данного отрезка жизни. Чрезмерная ценность (СВЕРХЦЕННОСТЬ) заботы в собственных глазах человека способствуе тому, что это его свойство может стать существенной составляющей его ИДЕНТИЧНОСТИ.

Лиз Бурбо подчеркивает, что настойчивое стремление помогать другому, чтобы чувствовать себя хорошо, свидетельствует о ЗАВИСИМОМ характере отношений: „существуют люди, которые недостаточно любят себя и ищут свою любовь, стараясь принести пользу; когда они оказываются полезными, у них появляется ощущение, что их любят“.

Такие люди, по мнению Бурбо, убеждены, что те, кто последует их советам, автоматически станут счастливее. Это не только повышает их собственную значимость, даже переживание своего собственного счастья такие помощники ставят в зависимость от успехов и благополучия тех, кому они помогают. Именно поэтому они пытаются навязать другим готовые решения и собственные УБЕЖДЕНИЯ и бомбардируют их своими советами. Однако, заявляет Бурбо, „тот, кто думает, что именно благодаря ему другой чело¬век смог добиться результата, лишь тешит свою ГОРДОСТЬ“. При этом он думает лишь о самом себе, а вовсе не о том, что своими советами и заботами он может нанести другому вред.

Бурбо обрашает наше внимание на то, что в проявлении такого рода заботы о другом человеке важную роль играет механизм ПРОЕКЦИИ. Человек, желающий оказывать помощь другому, как правило, помогает той его части, которая отражает его собственную внутреннюю проблему. Получается, что человек помогает другому в том, в чем он должен был бы помочь сам себе. Причем другому эта помощь часто вовсе не нужна.

Мартин Бубер считает, что крайне нежелательно навязывать другому собственную позицию и взгляды, поскольку это отвлекает его от экзистенциальной задачи – от реализации потребностей и потенциалов своего ПОДЛИННОГО Я. Можно говорить при этом о „замещении“ другого с помощью своих решений или мнений. Делается это с наивной верой, что таким образом человека можно освободить от тревоги и несчастий. Особенно опасно с экзистенциальной точки зрения, когда другой человек начинает считать навязанные убеждения и мнения своими собственными. Это имеет место при использовании МАНИПУЛИРОВАНИЯ.


***


Другой стороной эгоистичной любви-заботы можно назвать занятость заботой, то есть превращение заботы во времяпрепровождение, чтобы убежать от СКУКИ и прикрыть ПУСТОТУ и ощущение БЕССМЫСЛЕННОСТИ собственной жизни громким словом "любовь".

Индикатором помощи не навязанной и не навязчивой является следование принципу: "вас не просят, вы и не лезьте". То есть человек может помочь тогда, когда к нему за помощью обратятся либо предложенную им помощь не отвергнут категорически. Ведь здесь на карту ставится достоинство того, в отношение кого проявляется забота.

Конечно, речь не идет о ситуациях, когда нуждающийся в помощи слаб, не в состоянии постоять за себя, решить свои проблемы своими силами. Таковы дети и совершеннолетние, в силу тех или иных причин, недееспособные. Хотя и в этих случаях помощнику необходимо так строить свою помощь, как если бы он сам был на месте того, о ком он заботится. К этому призывают ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ и то понятие о ДОБРЕ, которое требует от человека не поступать в отношение другого так, как не хотелось бы, чтобы поступали с ним самим.

 

***

Совсем другое дело - это пытаться помочь другому раскрыть его собственные потенциалы. Для этого не нужны наставления или указания, не нужна подмена собой решений другого. Тут может помочь, как утверждает Мартин Бубер, встреча двух индивидуальностей, двугх личностей, кототрая возможна лишь в форме ДИАЛОГА.

"Очень часто, внимательно слушая другого человека, мы обнаруживаем, что его ситуация отличается от той, какую мы себе представляли", предупреждает Лиз Бурбо. При этом. считает она, необходимо „развивать свою ТЕРПИМОСТЬ к человеку, чей выбор отличается от вашего“. Бурбо предлагает следующее: "если вы чувствуете, что вас просто тянет дать совет, то вы можете это сделать, но лишь после того, как попросите на это разрешения. Скажите этому человеку, что вам очень хочется ему помочь. Вы даже можете добавить: «Ты позволишь мне дать тебе совет? Я хочу тебе помочь. Однако ты волен поступать, как сам хочешь». В этом случае он будет более открыт по отношению к вам. Очень вероятно, что он поймет, что вы готовы дать совет без всяких ожиданий".

От дающего советы или предлагающего помощь в такой форме ожидается больше ДОВЕРИЯ тому, кому он помогает. То есть речь идет лишь о поддержке, а не о тотальном КОНТРОЛЕ. Такой подход не отнимает у другого человека его СВОБОДУ и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за собственную жизнь (утверждая, тем самым, ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ). Этот подход опирается на право каждого человека БЫТЬ СОБОЙ.

Взаимная забота людей о БЫТИИ СОБОЙ есть проявление истинной любви. Она возможна в БЫТИЙНОМ МОДУСЕ, когда любящие помогают друг другу в процессе СТАНОВЛЕНИЯ СОБОЙ.

Приведу мнение Ирвина Ялома касательно заботы человека о своем любимом, которая характеризует собою зрелые и свободные от нужды и ДЕФИЦИТА отношения:

1. Заботиться о другом означает относиться бескорыстно. Не искать похвалы, восхищения, сексуальной разрядки, власти, денег.

2. Заботиться о другом значит со всей возможной полнотой знать другого и сопереживать ему. Если человек бескорыстен в отношениях, он обладает свободой, позволяющей воспринимать все аспекты другого, а не только тот аспект, который служит какой-то утилитарной цели. Человек расширяет себя до другого, признавая другого чувствующим существом, которое также строит мир вокруг себя.

3. Заботиться о другом значит заботиться о сущности и росте другого. Человек прилагает усилия, чтобы помочь другому стать полностью живым в момент встречи.

4. Забота активна. Мы любяще отдаем, а не "влекомы" к другому.

5. Забота – это способ человека быть в мире, а отнюдь не исключительная, непостижимая магическая связь с одним определенным лицом.

6. Зрелая забота вытекает из богатства человека, а не из его бедности – из роста, а не из нужды.

7. Забота взаимна. Поскольку человек по-настоящему "поворачивается к другому", он меняется и сам. Поскольку человек приводит другого к жизни, он также становится в более полной мере живым.

8. Зрелая забота не остается без награды. Человек изменен, человек обогащен, человек осуществлен, одиночество человека смягчено. Позаимствуем удачную игру слов у Фромма – награда следует, но ее нельзя преследовать.

Согласно Отто Кернбергу, выражением способности заботиться об объекте любви явяется чувство нежности. Нежность выражает любовь человека к другому и является результатом формирования реакции защиты от агрессии. Более того, подчеркивает Кернберг, способность к полному переживанию заботы о любимом человеке (подразумевающей подлинные, глубокие человеческие отношения) предполагает соединение любви и НЕНАВИСТИ — то есть толерантности к амбивалентности своих чувств в отношение другого человека.

Ролло Мэй подчеркивает, что забота является необходимым условием развития зрелой любви. Забота, по его мнению, “есть состояние, компонентами которого являются признание другого таким же человеческим существом, как ты сам; идентификация своего Я с болью или радостью другого; чувства вины, жалости и осознание того, что все мы зависим от соблюдения общечеловеческих принципов” (см. ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ, МОРАЛЬНЫЕ ЧУВСТВА, БАЗОВЫЕ ЦЕННОСТИ).