quote Чем сильнее мы пытаемся удержать прошлое, тем больший страх
испытываем перед преходящим...
Фриц Риман

Любовь как стремление к идеалу

Если человек нуждается в неком образце, чтобы „строить жизнь с кого“, то другой, который является предметом любви, может идеализироваться. В результате человек видит в другом не его самого, не реальные его черты или особенности, а лишь то, что он хочет в нем видеть.

„Если человек не достиг уровня развития, на котором он обретает сознание собственного "я" благодаря продуктивной реализации своих возможностей, он имеет склонность обожествлять любимого, - отмечает Эрих Фромм, - он теряет себя в любимом человеке, вместо того чтобы находить себя в нем“.

ИДЕАЛИЗАЦИЯ представляет собой не что иное, как один из КЛАССИЧЕСКИХ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ. В результате наделения другого некими не присущими ему, но важными для самого человека чертами, человек получает ощущение внутренней стабильности и уверенности в себе. Но речь идет именно об ощущении, потому что именно на идеализированного другого переносит человек свою уверенность, а не полагается на свои собственные силы и внутренние возможности.

"Когда человек влюблен, он видит на самом деле другого не в совокупности черт - другой служит ему экраном, на котором влюбленный видит свои идеальные черты, - пишет Хорхе Букай, - Другой человек уже не тот, что он есть, а средоточие самых положительных черт влюбленного, проецированных на него".

Стоит подчеркнуть, что нередко идеализируются ПРОЕЦИРУЕМЫЕ на другого человека собственные внутрипсихические объекты (см. САМОСТЬ), например те или иные стороны своего ИДЕАЛЬНОГО Я. По словам Фромма, человек „будучи отчужден от своих собственных сил, проецирует их на своего кумира, почитаемого как воплощение любви, света, блаженства“. Получается, что человек "любит" в другом те его свойства (или приписываемые ему свойства), которых он сам не имеет, но к обладанию которыми страстно стремится.

Идеализированный другой становится существенной частью ИДЕНТИЧНОСТИ самого человека. По сути, можно говорить в этом случае о варианте ГОРДЫНИ, потому что человек все усилия тратит на то, чтобы соответствовать тому образу самого себя, который олицетворяет его идеализированный партнер. Человек будет склонен при этом отвергать в себе и в своем поведении как „неправильное“ и „опасное“ все, что не укладывается в созданный им самим образ самого себя.

Кроме того, такому человеку будет свойственно чувство превосходства в силу самого факта „ОБЛАДАНИЯ“ таким идеальным партнером. Его САМООЦЕНКА будет базироваться не на собственных способностях и ресурсах, а на внешних источниках. Это обстоятельство делает самооценку хрупкой, поэтому человек вынужден постоянно находить и лелеять эти внешние идеализируемые источники в ОЖИДАНИИ того, что они не только решат все его проблемы, но и сделают его СЧАСТЛИВЫМ.

По словам Эриха Фромма, „никакой человек не может в течение долгого времени соответствовать сверхожиданиям своего почитателя – у последнего неминуемо наступает разочарование, возникает новый идол, иногда так происходит по многу раз“. Идеал, таким образом, оказывается развенчаным, и его место занимает новый идеал, за которым, как и за его предшественником, не видна личность. Да личность и не нужна тому, кто хочет от своего партнера лишь определенной функции – функции некоего идола, всемогущего божества, наделенного свойствами, которые человек хочет видеть в нем.

Любовь к идеализированному другому является „любовью“ человека к собственносй ИДЕНТИЧНОСТИ, которую можно смело назвать ложной идентичностью, потому что она основана не на ПОДЛИННОМ Я. Это приводит к тому, что человек живет „не свою“ жизнь, не является САМИМ СОБОЙ. В итоге подобная „любовь“ тормозит СТАНОВЛЕНИЕ человека, отчуждает его от самого себя.

Это будет находить свое выражение, в частности, в том, что цели, к которым человек стремится, будут весьма размытыми (ведь наши подлинные жизненные цели являутся производными устремлений в БУДУЩЕЕ нашего ПОДЛИННОГО Я). В итоге ОБРАЗ БУДУЩЕГО будет невнятным и лишенным притягивающей, мотивирующей, мобилизующей ВОЛЮ силы.

Эрих Фромм называет рассматриваемый здесь тип любви „любовью-поклонением“: Что характерно для данного типа любви, так это сила и внезапность любовного переживания на начальном этапе. Такая всепоглощающая страсть обнаруживает лишь нищету духа и отчаяние поклоняющегося“.

В то же время, подчеркивает Отто Кернберг, „в отношениях зрелой любви мы имеем дело со зрелой формой идеализации“. Так, по его мнению, „идеализация тела другого является существенным аспектом эротического желания… Эротическая идеализация напоминает процесс нормальной идеализации в романтической любви, а именно проекцию идеального Я на объект любви с одновременным повышением самооценки. В зрелой сексуальной любви копирование идеального Я в виде идеализированного объекта любви создает ощущение гармонии с миром, актуализации системы ценностей и эстетических идеалов: этика и красота актуализируются в любовных отношениях“.

Кернбергу следующим мобразом представляет идеализацию объекта любви в процессе личностного роста:

„Нормальная идеализация,— это продвинутый уровень развития механизма, посредством которого мораль младенца и ребенка трансформируется в этическую систему взрослого человека. Идеализация, представленная таким образом, есть функция зрелых отношений любви.

Со временем ранняя идеализация тела любимого другого и поздняя идеализация целостной личности другого человека развивается в идеализацию системы ценностей объекта любви — идеализацию этических, культурных и эстетических ценностей — развитие, гарантирующее возможность романтической влюбленности.

В формировании идентификации с ценностями объекта любви выход за пределы собственного Я эволюционирует от взаимоотношения пары к взаимоотношениям с их культурным уровнем и социальным положением. Переживания прошлого, настоящего и воображаемого будущего связываются через опыт сегодняшних отношений с объектом любви“.