quote Мы никогда не являемся просто пассивными жертвами автоматического
воздействия прошлого. Значимость детерминистических событий
прошлого определяется настоящим и будущим
Ролло Мэй

Любовь как привычка

ТРЕВОГА НОВОГО проявляется в стремлении человека к стабильности и предсказуемости. Именно этим объясняется то, что человек нередко стремится сохранить в своей жизни пусть и не очень хорошее, пусть и не сильно устраивающее, а то и раздражающее его, но такое знакомое и привычное партнерство. В привычных отношениях человек принимает на себя привычные роли, которые, устраивают они его или нет, все же ему знакомы и от исполнения которых он не ожидает подвоха.

Привычная обстановка в рамках отношений, привычные контакты (дети, родня, круг знакомых), семейные традиции, праздники, РИТУАЛЫ являются частью большого и привычного МИРА, в котором человек чувствует себя более или менее уверенно и уютно. Это, так сказать, прочный тыл, создающий ощущение неизменности - как будто ни время, ни обстоятельства не в состоянии предъявить человеку счет и сказать: "игра окончена". С помощью привычек человек как бы "борется" с КОНЕЧНОСТЬЮ - если и не своей собственной, то хотя бы с конечностью всего уклада своей жизни и своего окружения.

Смена партнера означает разрушение привычного. Появление нового партнера приводит к нарушению временного континуума (ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ человека). В прошлое начинают врываться другие контексты и другие оценки, старые связи пересматриваются, перестают быть актуальными. В настоящем моменте, в текущей РЕАЛЬНОСТИ люди из старых контекстов все больше выпадают из орбиты. Меняется ОБРАЗ БУДУЩЕГО, где место прежних (связанных со старым партнером) занимают новые люди (которых приводит с собой новый партнер). Результатом этого являются нестыковки привычных и новых АКТУАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ. Появление новых обстоятельств ведёт к новым вариантам СУДЬБЫ и, соответственно, к возникновению новых РАМОК СВОБОДЫ, к которым еще надо привыкать и под которые надо подстраиваться.

СЕКСУАЛЬНЫЙ АСПЕКТ является одной из важнейших цементирующих частей любовных отношений. Поэтому партнерам отношений хочется "продлить очарование" - то есть закрепить "право" на секс на долгие времена. Эрих Фромм пишет по этому поводу, что "любовь как взаимное половое удовлетворение или любовь как "слаженная работа" и убежище от одиночества ("эгоизм вдвоем") – это две "нормальные" формы псевдолюбви в современном западном обществе".

В целом же, в такой накатанности и привычности, которую может дарить человеку стабильное любовное партнерство, многие люди видят особую ЦЕННОСТЬ ЛЮБВИ. И стремление к такому аспекту любви может двигать человеком, воспитанным в соответствующих традициях своей родительской семьи. То есть человек может видеть в качестве своей задачи создание (или воссоздание) привычного в отношениях со своим партнером.

Привычное партнерство становится одной из составляющих ИДЕНТИЧНОСТИ человека. Если привычность отношений нарушается в силу тех или иных обстоятельств, то человек может воспринимать это как вопиющую НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, как посягательство на сами основы его жизни, на его идентичность.

В немалой степени именно привычкой (основывающейся на уверенности в вечности ОБЛАДАНИЯ) обусловлены особенности траура при ПОТЕРЕ ЛЮБИМОГО ЧЕЛОВЕКА. Траур в этом случае может быть весьма амбивалентным, состоящим из смеси чувств в отношение умершего, в частности, ОБИДЫ и даже НЕНАВИСТИ за то, что он "оставил" своего партнера, ЗАВИСТИ к тем, у кого все в порядке.