quote Вечная борьба духовной свободы человека с его внутренней и внешней судьбой
и составляет, по сути, человеческую жизнь. Биологическая судьба представляет
собой материал, который приобретает форму под воздействием свободного
человеческого духа, то есть под влиянием того, ради чего, с точки
зрения человека, он существует
Виктор Франкл

Любовь и гордыня

Отношения между людьми, осуществляемае в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ, могут проявляйться соответствующими СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫМИ решениями различных видов тревоги. Под такими решениями я имею в виду, прежде всего, ГОРДЫНЮ и ТЩЕСЛАВИЕ.

В таких случаях „любовь вместо конструктивного средства преодоления одиночества нередко становится средством для самопревозношения“, заявляет Ролло Мэй:

„Любовь используется ради соревнования и превращается в состязание, где наградой является благосклонность престижного партнера, что вызывает зависть окружающих; с помощью любви человек может демонстрировать окружающим свою социальную компетентность. При этом партнер является чем-то вроде приобретения, которым можно гордиться так же, как гордятся выгодной сделкой.

Другим примером является отношение к детям, которых ценят за то, что они занимают первые места в колледже или еще каким-то образом, побеждая в соревновании, повышают социальный статус семьи.

В нашей культуре люди часто ищут в любви исцеления от тревоги, но когда взаимоотношения строятся в контексте безличного соревнования, они только усиливают ощущение отчужденности и агрессии, что повышает тревогу“.

Такова любовь, замешанная на ТЩЕСЛАВИИ. Она является способом укрепления САМООЦЕНКИ и обретения выгодного статуса, позволяющего человеку самому чувствовать себя важной персоной. Такой статус становится важной частью ИДЕНТИЧНОСТИ человека, который начинает все больше утверждать себя в качестве носителя этого статуса.

Другой вариант – это получение возможности греться в лучах чужой СЛАВЫ, что есть проявление собственного ТЩЕСЛАВИЯ за счет успехов другого (реальных или надуманных – как это имеет место в случае ИДЕАЛИЗАЦИИ ДРУГОГО). Почти неизбежным следствием таких отношений будет непроживание человеком своей собственной ПОДЛИННОЙ жизни, потеря из виду (ради другого, ради сохранения отношений с ним – а, по сути, в угоду своей ГОРДЫНЕ) своих желаний, прав, чувств, интересов, своей СПОНТАННОСТИ.

По словам Карен Хорни, „Гордыня отдаляет челоека от других, делая его эгоцентричным в смысле замкнутости на самом себе: он живет своей личной религией (верой в свой ИДЕАЛЬНЫЙ образ), подчиняется своим собственным законам (своим НАДО) и сам себя стережет от опасностей, грозящих снаружи и изнутри“. Эти опасности являутся чаще всего негативными ОЖИДАНИЯМИ или ПРОЕЦИРОВАННЫМИ во внешнюю РЕАЛЬНОСТЬ опасениями и страхами. К числу таких опасений прибавляется все более сильная ТРЕВОГА ФРУСТРИРОВАННОЙ ГОРДОСТИ, то есть, по сути, разоблачения ложности того, что он выставляет напоказ.

Чтобы избежать этого, человек прибегат к различным уловкам и приемам, которые приводят к его эмоциональной изоляции и искаженному представлению о других людях, кототрых он видит лишь в свете своих потребностей, поорожденных гордыней. „Ему становится все труднее увидеть в другом человеке личность со своими правами, отличную от него самого“, пишет Хорни.

Карл-Густав Юнг подчеркивает негативное влияние на межчеловеческие отношения проявлений гордыни, проявляющесйся не только демонстрацией фасадов, выстроенных в угоду его ИДЕАЛьНОМУ Я, но и приступами ужасного недовольства собой (точнее тем актуальным собой, который не соответствует требованиям собственной гордыни). Так гордыня оборачивается своей обратной стороной – комплексом неполноценности. „Как мания величия, так и комплекс неполноценности делает невозможным взаимное ПРИЗНАНИЕ, без которого отношений не бывает“, пишет Юнг.

Потребность быть любимым делает человека весьма податливым в отношение того, чтобы проявлять себя таким образом, чтобы быть любимым. Для этого человек готов (по большей части, конечно, не осознавая этого) жертвовать многим, в том числе и своими ценностями, и реальным восприятиям самого себя. Карл Роджерс следующим образом описывает механизм формирования искаженных представлений человека о собственной ценности в процессе воспитания, когда потребность в родительской любви заставляет ребенка менять как свои представления о самом себе (самооценку), так и свое поведение - во имя сохранения любви родителей и получения ПРИЗНАНИЯ с их стороны:

„Потребность ребенка сохранить любовь своих родителей неизбежно вступает в противоречие с потребностями его организма. Ценности, которые он осознает в собственном организме, иногда противоречат ценностям его родителей. Его поведение, обусловливаемое организмическими потребностями и желаниями, иногда противоречит поведению, которое его родители считают приемлемым.

Под влиянием этого опыта он начинает перестраивать собственную систему самоуважения, возникает различение между переживаниями позитивной и негативной оценки со стороны значимых других. Он начинает избегать или полностью отрицать организмические переживания, которые, как он усвоил, не вызывают положительного отношения со стороны значимого окружения.

Эти интроецированые условия ценности становятся частью его системы самоуважения. Он испытывает позитивное отношение к себе, когда его переживание себя соответствует опыту, получившему позитивную оценку со стороны значимых других; его самоуважение снижается, когда внешняя позитивная оценка отсутствует. Так его самоуважение начинает зависеть от условий ценности, усвоенных во взаимодействии со значимыми другими в его мире.

Возникает конфликт между организмическими потребностями и потребностями в самоуважении, теперь связанными с условиями ценности. Индивид в результате должен выбирать между стремлениями и действиями в соответствии с организмическим ощущением и их цензуре исходя из приобретенных условий ценности. Чтобы сохранить самоуважение, а вместе с ним - свое чувство ценности и переживание самоактуализации, он предпочитает действовать в соответствии с условиями ценности.

Иными словами, его потребность в самоуважении берет верх над потребностями организма. В момент ВЫБОРА он может уверовать в то, что его организмические потребности "плохи" и противоречат тому, чтобы быть "хорошим" человеком, а следовательно мешают самоактуализации.

Человек начинает воспринимать свой опыт избирательно, в соответствии с тем, подтверждает он или нет его концепцию Я, которая теперь в существенной степени определяется условиями ценности. Переживания, согласующиеся с условиями ценности, воспринимаются и точно символизируется в сознании. Переживания, входящие в противоречие с условиями ценности, воспринимаются избирательно и искаженно, частично или полностью отвращаются от сознания.

Всякий раз, когда восприятие индивидом своих переживания искажается или отрицается, возникает несоответствие между Я и опытом, психологическая дезадаптация и уязвимость. Переживания, не согласующиеся с концепцией Я индивида, ощущаются как угроза: если бы они было правильно символизированы в сознании индивида, они могли бы нарушить организацию его концепции Я, так как вошли бы в противоречие с инкорпорированными условиями ценности. Поэтому эти переживания вызывают у человека тревогу и включают защитные механизмы, которые искажают, либо отрицают его, делая возможным устойчивость восприятия индивидом самого себя“.

***

Еще один важнейщий аспект проявления тщеславия в отношениях любви состоит в том, что человек САМОУТВЕРЖДАЕТСЯ на своем партнере (или за счет своего партнера), тем самым утоляя требования своей гордыни. Человек может укреплять свою самооценку, если он успешно исполняет в отношениях с другими те роли, которые он считает для себя крайне важными, особенно в силу того, что эти роли он относит к ядру собственной идентичности.

Так, он может получать удовлетворение и ощущать себя на высоте от того, что ему (как ему кажется) удается успешно играть роль, к примеру, строгово отца семейства, выдающегося воспитателя детей или справедливого супруга.

Или он может буквально замучить других различными требованиями, следование которым он читает необходимым для блага и счастья других. И сам факт следования другими этим требованиям будет существенно повышать его самооценку. Ради ощущая себя сильным и успешным человек может не гнушаться ничем, нэнапример, унижая или запугивая своих близких, заставляя тех жить по его стандартам.

Или же он может отыгравать свои более низменные страсти, тебуя от партнера подчинения в своих сексуальных предпочтениях или мперверсиях. Подчинение партнера укрепляет самолюбие человека.

Напомню: если человек НАМЕРЕННО поступает так, что другому становится от его поведения хуже (если это поведение унижает достоинство другого, нарушает ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ), то он, тем самым, творит ЗЛО.



***

И, наконец, еще об одном важном моменте. Человек (чаще неосознанно, но иногда вполне осознано и уверенно) ОЖИДАЕТ от партнера по отношениям, что тот будет себя вести таким образом, чтобы обеспечить человеку полную реализацию всех требований его гордыни (некоторые из этих требований мы рассмотрели выше). Если ожидания не оправдываются, если партнер по отношениям протестует или отказывается подчиниться, то это грозит приступами ЯРОСТИ (что демонстрирует прорыв ТРЕВОГИ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ) и может нанести мощный удар по гордыне.

С такими ситуациями мы сталкиваемся, если партнер (до того покладистый) наконец осознал, что его используют или им помыкают, и решил протестоват и защищать собственное достоинство. Или человек переносит свои привычки и прежний опыт в новые отношения, ожидая продолжения этого опыта. Новый партнер может довольно быстро развеять эти ожидания, нанеся, тем самым, удар по самолюбию человека.

Нередко именно поиск новых возможностей тешить свою гордыню толкает человека на поиск все новых и новых партнеров.