quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Любовь как сексуальность

Эротика (конечно, не в буквальномом смысле) пронизывает все вокруг, она – причина зарождения, перехода состояний из одного в другое, движения, развития взаимовлияния, взаимопроникновения и исчезновения. Вспомним хотя бы один из основополагающих законов диалектики – о единстве и борьбе противоположностей. В каждлом человеке также находятся два начала - женское и мужское - с их борьбой, взаимопритяжением и сотрудничеством (см. у К.-Г. Юнга – Анимус и Анима).

Здесь же мы рассмотрим сексуальный аспект любви, который толкает двух людей навстречу друг другу и является важнейшей причиной всего того, что будет происходить дальше между ними. Этот аспект также ответствен и за более широкий аспект взаимодействия, вовлекая в этот круг других (как детей, являющихся плодом сексуальной любви, так и массу других людей), выходя за рамки пары, внедряясь в другие отношения (деловые, отношения свободного времени, случайные отношения и т.д.).

Эрих Фромм подчеркивает, что "едва ли существует какая-либо интенсивная эмоция, которая не была бы связана с половым инстинктом: ТЩЕСЛАВИЕ, желание быть богатым, жажда приключений и даже инстинкт смерти равным образом могут поставить себе на службу половой инстинкт". Однако, по словам Карен Хорни, "столь же неверно проводить четкое различие между любовью и сексом, как и слишком тесно связывать их".

Абрахам Маслоу подчеркивает, что "любовь" не служит синонимом "секса": "половое влечение как таковое мы анализируем при рассмотрении физиологических позывов; однако, когда речь идет о сексуальном поведении, мы обязаны подчеркнуть, что его определяет не одно лишь половое влечение, но и ряд других потребностей, и первой в их ряду стоит ПОТРЕБНОСТЬ В ЛЮБВИ И ПРИВЯЗАННОСТИ".

Сексуальные отношения играют одну из важнейших ролей в жизни человека. Я предлагаю рассматривать сексуальность в отношениях между людьми со следующих позиций:

  • как импульс, критерий выбора партнера, приглашение к началу отношений;
  • как одну из основ стремления человека к стабильности отношений (как один из ведущих мотивов удержания партнера);
  • как "товар";
  • как трамплин к постижению СМЫСЛА.

 

СЕКСУАЛЬНОСТЬ КАК ИМПУЛЬС, КРИТЕРИЙ ВЫБОРА ПАРТНЕРА, ПРИГЛАШЕНИЕ К НАЧАЛУ ОТНОШЕНИЙ

Все мы знаем, что сексуальное влечение - штука весьма мощная, ибо принадлежит самой природе человека. Но, наряду с этим, сексуальность служит сближению двух людей. Ведь "естественные функции сексуальности – физическое удовлетворение и удовлетворение потребности в близости с другим человеком", пишет Карен Хорни.

Сексуальность оказывает существенное влияние на наши планы, на видение перспектив и формирование ОБРАЗА БУДУЩЕГО. И, конечно же, любовные фантазии, полные эротических содержаний, побуждают человека на поиск и выбор партнера или на установление отношений с тем, кто оказался привлекательным. Человеку свойственна мечта о любви. Однако, как указывает Николай Бердяев, Эрос “порождает прельщающие иллюзии, и их не так легко отличить от реальности”.

Сексуальные импульсы обуславливаются образом потенциального партнера. "Первостепенное значение приобретает то, что мы думаем о другом человеке в реальной жизни или в наших фантазиях", пишет Ролло Мэй.

Кроме того, отмечает Мэй, "половое функционирование человека повышает его уверенность в себе с разных сторон. При неврозе все эти функции расширяются: половая активность начинает облегчать не только половое напряжение, но и многочисленные неполовые виды психических напряжений; она - самый частый путь смягчения тревоги".

Эрих Фромм отмечает, что, хотя "половое желание требует слияния, но физическое влечение основывается не только на желании избавления от болезненного напряжения: половое желание может быть внушено не только любовью, но также тревогой и одиночеством, жаждой покорять и быть покоренным, ТЩЕСЛАВИЕМ, кроме того, потребностью причинять боль и даже унижать; половое желание вызывается или легко сливается с любой другой сильной эмоцией".

О различии влияния сексуальной составляющей на женщин и мужчин написаны горы научных, популярных и художественных произведений. Упрощенно это различие можно представить формулой: „Женщина, как правило, не видит сексуальности вне других аспектов любовных отношений, а мужчина не видит других аспектов отношений без сексуальности“. Но, тем не менее, не взитая на различия, влияние сексуальности на представителей и сильного, и прекрасного пола является, пусть и не одинаково, но сопоставимо сильным.

В то же время стоит напомнить о том, что сексуальность, как таковую, человек склонен романтизировать, прикрывая даже чисто сексуальные мотивы более высокими мотивами (даже если эти мотивы и не являются ведущими). По словам Милана Куидеры, "любовь сама склонна создавать из себя легенду и задним числом творить миф своих истоков".

Каждому из партнеров следует уважать эти "легенды" друг друга, не стремясь "разоблачать" истинную мотивацию другого. "Мужчина волен желать от женщины чего угодно, но (если он не намерен вести себя по-хамски) он должен дать ей возможность поступать в согласии с её глубочайшими самообманами", подчеркивает Кундера.

Виктор Франкл приводит данные опроса, показавшего, что сильнее всего стимулирует потенцию и оргазм "романтизм", то есть влюбленность в партнера, если не больше - любовь к нему.

В тоже время, предупреждает Милан Кундера, "множество людей, сблизившись физически, полагают, даже не задумываясь как следует, что сблизились и духовно". Он называет подбное верой в „синхронную гармонию души и тела“. Подобная "вера", конечно, является одной из причин самозаблуждения человека и обмана (часто бессознательного) его партнера. Причина этого в том, что человек не видит понятие "любовь" во всей ее совокупности - в силу недооценки или недостаточного осознания (или даже игнорирования) прочих аспектов и мотивов любви, а также в силу одностороннего восприятия этого понятия (см. МНОГОФАСЕТОЧНОСТЬ СЛОВА).

Эрих Фромм подчеркивает, что человек "позволяет обмануть себя всем ходом рассуждений и многим другим, а действует, исходя из своего подлинного мотива даже если он не может его осознать и пребывает в иллюзии, что действует из других, разумных мотивов".

Другой (уже весьма неромантический) аспект сексуальности проявляет себя в поведении людей, стремящихся лишь к удовлетворению страсти, часто не будучи способными на установление полноценных межчеловеческих отношений.

Сюда же можно отнести КОМПУЛЬСИВНЫЙ СЕКС, служащий решению с помощью сексуальных средств других важных для человека задач. Так, как мы уже говорили, секс может способствовать вытеснению ТРЕВОГИ СМЕРТИ, повышению САМООЦЕНКИ.

Согласно Карен Хорни, „половая активность невротика часто делается компульсивной (не потому, что он этого хочет, а потому что НАДО: угодить партнеру; получить знак, что его хотят или любят; успокоить какую-то тревогу; доказать свою власть или потенцию и т.п.). Половые отношения меньше определяются реальными желаниями и чувствами, чем влечением к удовлетворению каких-то компульсивных потребностей. Партнер перестает быть личностью и становится сексуальным "объектом"“.

Карен Хорни указывает на связь между сексуальностью и ГОРДЫНЕЙ:

„Половое функционирование, привлекательность, желанность, выбор партнера, качество и разнообразие полового опыта – все это становится не предметом желаний или удовольствия, а предметом гордости.

По этой причине сексуальность часто приобретает не подобающую ей важность, половые функции легко нарушаются: страхи, ворох запретов, проблема гомосексуальности, и перверсии“.

Ирвин Ялом пишет о том, что сексуальность при этом как бы отчуждается от человека:

"Мы, находясь под действием очарования секса, никак не ощущаем, что конституируем собственный мир. Напротив, мы "захвачены" мощной внешней силой. Мы одержимы, очарованы, "увлечены". Мы можем сопротивляться искушению, отдаться ему или тянуть время, но у нас нет чувства, что мы "выбрали" или "сотворили" собственную сексуальность: она ощущается вне нас, обладает самостоятельной властью и кажется мощней, чем на самом деле.

Компульсивная сексуальность также является распространенным ответом на чувство изоляции. Беспорядочное "спаривание" предлагает одинокому индивиду сильную, но временную передышку.

В компульсивном сексе отсутствуют все признаки подлинной ЗАБОТЫ. Индивид использует другого как средство. Сексуально компульсивный индивид – великолепный пример человека, не находящегося в отношениях со всем существом другого. Напротив, он имеет отношения только с той частью, которая служит для удовлетворения его потребности. Сильный язык секса ("завалить", "поиметь", "трахнуть", "снять", "крутить любовь" и т.п.) обозначает обман, агрессию, МАНИПУЛИРОВАНИЕ – что угодно, кроме заботы и близости.

Сексуально компульсивный индивид и не знает другого, и не близок с ним. Он никогда не заботится о росте другого. Он не только никогда не держит другого полностью в поле зрения, но и никогда не теряет видения себя в отношениях. Он не существует "между", а всегда наблюдает за собой. Бубер назвал такую ориентацию термином "рефлексия" и оплакивал половые отношения, где партнеры не включены в полноценный, подлинный ДИАЛОГ, а живут в мире монолога, мире зеркал и отражений".

При иструментализации другого человека ради удовлетворения сексуальности этот лругой "живет" для человека лишь в момент совокупления. Все остальное время тот как бы "консервируется", впадает в "анабиоз" - до следующего раза, когда тот окажется вновь востребованным. Человек, ослепленный ГОРДЫНЕЙ, уверен (конечно, часто не осознавая этой уверенности), что другой - это его собственность, что другой полностью послушен его воле. Нередко поэтому искреннее удивление человека, который вдруг обнаруживает, что его "инструмент" обретает собственную волю, отказывается "служить" ему, как прежде.

Сексуальное насилие – другой пример эксплуатации человеком собственной сексуальности. Кроме сексуального удовлетворения насилие (будь это акт с незнакомым человеком или насилие в собственной семье) может отражать инструментализм, обеспечивая человеку возможность срывания злости, давая ему ощущение подёма, прилива сил, повышая его чувство самоценности и ощущение собственного превосходства.

Провокация жертвы на поведение, которое требует от насильника еще большей жестокости (угроз, избиения или даже убийства), способствует его раззадориванию, вхождению в азарт. У некоторых незрелых личностей само сексуальное удовлетворение возможно лишь при определенных условиях, к которым относятся, например,  агония жертвы, ее крики, слезы и мольбы, а также ощущение риска и опасности разоблачения.

Жертва насилия (особенно имевшего место в детстве или в юности) получает на всю жизнь негативный опыт сексуальности. "Первые грубые сексуальные переживания вселяют отвращение к любовному акту и лишают в сознании его значения, какое придаёт ему большинство людей; они целиком опустошают его, освободив от нежности и любовной страсти", пишет Милан Кундера.


СЕКСУАЛЬНОСТЬ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВ СТРЕМЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА К СТАБИЛЬНОСТИ ОТНОШЕНИЙ

Эрих Фромм утверждает, что эротическая любовь, основанная на сексуальном влечении, - это самая обманчивая форма любви: "из-за того, что половое желание в понимании большинства людей соединено с идеей любви, они легко впадают в заблуждение, что любят друг друга, в то время как речь может идти лишь о физическом влечении". При встрече двух одиночеств, воплощенном в сексуальном акте, оба партнера испытавают ошушение слома границ.

Однако, как отмечает Фромм, "переживание внезапной близости по самой своей природе кратковременно. После того как чужой станет близким, нет больше барьеров для преодоления, нет больше ожидания сближения". Кроме того, "переживание соединенности – иллюзия: близость утверждается прежде всего через половой контакт; поскольку отчужденность другого человека они ощущают прежде всего как физическую отчужденность, то физическое единство принимают за достижение близости".

Сексуальное удовлетворение является мощным фактором "верности" одного партнера другому. Более того, сам физиологический характер сексуального удовлетворения, основанный на возбуждении определенных групп рецепторов, определяет определенную степень зависимости человека от сексуальности, подобно зависимости от алкоголя и наркотиков. Эта зависимость превращает сексуальные отношения в "СУРРОГАТ СМЫСЛА", то есть делает сексуальность смыслом (или одним из смыслов) жизни человека.

Опасность депривации человека (то есть лишения) - по каким бы то ни было причинам - предмета или возможности удовлетворения своих сексуальных стремлений может вселять в человека ТРЕВОГУ ПОТЕРИ, проявляющуюся даже на физиологическом уровне, подобно синдрому отмены вызываемых зависимость веществ. Такова физическая зависимость. Но существует еще и завивимость психологическая (подпитываемая многими факторами, которые сопровождают отношения любви), которая дополняет и усиливает проявления тревоги.

В качестве проявлений этой тревоги можно упомянуть, в первую очередь, чувство РЕВНОСТИ, а также различные чувства, связанные с потерей (от ПЕЧАЛИ до ОТЧАЯНИЯ).

Ради того, чтобы избавиться от мучений этой тревоги, человек прибегает к разного рода способам, позволяющим ему удержать партнера - от ублажения и уговоров до  МАНИПУЛИРОВАНИЯ, шантажа и угроз, от лести до проявлений АГРЕССИВНОСТИ (часто как следствие переживания ТРЕВОГИ ПОТЕРИ или ТРЕВОГИ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ) и даже убийства или самоубийства.

Альтернативой этому является то, что мы называем ИСТИННОЙ ЛЮБОВЬЮ, которая лежит в основе истинно партнерских отношений. Вот что пишет Николай Бердяев по этому поводу:

"Сексуальное влечение само по себе не утверждает личность, а раздавливает её. В жизни пола есть безжалостность в отношении к человеку, есть согласие отказаться от чисто человеческого. Индивидуализация влечения есть ограничение власти пола. Влюблённый находится в меньшей зависимости от половой потребности, может легче от неё воздерживаться, может даже делаться аскетом".

Кроме того, при всей силе зависимости, чисто сексуальное влечение, по словам Бердяева, "легко соглашается на замену, и замена действительно возможна". Подлинная же любовь делает привязанность к партнеру по-настящему индивидуальной. "Любовъ - лична, индивидуальна, направлена на единственное, неповторимое, незаменимое лицо, - отмечает Бердяев, - любовь всегда относится к единичному, а не к общему".


СЕКСУАЛЬНОСТЬ КАК "ТОВАР"

Самое на поверхности лежащее „товарное“ свойство сексуальности находит свое проявление в самой древней профессии. Проституция есть прямой обмен ценностями, одна из которых – тело одного человека, дающее другому возможность удовлетворить свои сексуальные потребности в обмен на деньги. В худшие времена ценой может служить еда, одежда или кров.

В обычных межчеловеческих отношениях мы не слишком далеки от описанного выше. Сексуальность может предлагаться одним человеком другому в обмен на что-то для него ценное и необходимое. Либо человек может отдавать свою сексуальность другому в качестве "награды" или „платы“ за установление и поддержание отношений.

Итак, в рамках подобных отноишений человек выбирает себе партнера по принципу получения от него того, что ему требуется. Нередко такой ценностью является возможность отыгрывать в отношениях все свои комплексы. Чаще выбор партнера делается бессознательно. „Под "выбором партнера" подразумевается чувство влечения к другому на почве неудовлетворенных требований невротика: его гордости, его потребности властвовать или эксплуатировать, его потребности капитулировать и т.п.“, пишет Карен Хорни.

Подробнее см. "ЭКОНОМИКА ОТНОШЕНИЙ“, с учетом того, что „товарные“ свойства партнера приобретаются за счет собственной сексуальности.


СЕКСУАЛЬНОСТЬ КАК ТРАМПЛИН К ПОСТИЖЕНИЮ СМЫСЛА

Виктор Франкл подчеркивает, что "сексуальность разрастается в экзистенциальном вакууме в больших масштабах. Сексуальность обесценивается в той мере, в какой она обесчеловечивается. Ведь человеческая сексуальность - это больше, чем просто сексуальность, и большим, чем просто сексуальность, она является в той степени, в какой она - на человеческом   уровне - выступает носителем внесексуальных, личностных отношений".

Франкл обращает наше внимание на то, что сексуальное наслаждение является ни чем иным, как "побочным продуктом" ОСМЫСЛЕННОЙ жизни (подобно СЧАСТЬЮ и другим видам наслаждений):

"Чем сильнее  человек стремится к наслаждению, тем сильнее оно от него ускользает. Нарушения потенции и оргазма в большинстве случаев сводятся именно к подобной схеме реагирования. Другими словами, сексуальность нарушается по мере того, как  усиливается сознательная направленность и внимание к ней. Чем больше внимание  смещается с партнера на сам половой акт, тем больший ущерб наносится половому акту". Если человек ставит целью то, что , по словам Франкла, "в норме  является лишь сопутствующим эффектом и должно им оставаться, если мы не хотим,  чтобы оно было нарушено".

Здесь имеются в виду, в первую очередь, способность к потенции и получению оргазма, нарушения которых являются самыми частыми сексуальными расстройствами.

Франкл призывает к "персонификации" сексуальности, то есть к заботе о  том, "чтобы  сексуальные контакты были направлены в русло отношения к партнеру, не сводящегося к чисто сексуальному отношению, чтобы они брали начало на человеческом уровне", чтобы во главе угла стояла личность партнера.

"Нормальное сексуальное развитие и созревание человека заключается в возрастающей интеграции сексуальности в целостную структуру его личности, - пишет Виктор Франкл, - Любая изоляция сексуальности, напротив, противоречит интегративным тенденциям и тем самым поддерживает невротизирующие тенденции. Дезинтеграция сексуальности, вырывание ее из контекста личностных и межличностных внесексуальных отношений означает, говоря одним словом, регресс". Стремление исключительно к получению сексуального НАСЛАЖДЕНИЯ является ни чем иным, как "СУРРОГАТОМ СМЫСЛА" (см. подробнее в статье ЛЮБОВЬ КАК СМЫСЛ).

Карен Хорни, ссылаясь на Джона МакMюррея, отмечает, что критерием ценности половых отношений следует считать искренность чувств человека к своему партнеру. Сексуальность, по мнению Франкла, должна выступать "выражением любовного  отношения, "инкарнацией", воплощением такого феномена, как любовь или же  просто влюбленность". Условием здесь является то, что человек живет ОСМЫСЛЕННО, в соответствие со своей СОВЕСТЬЮ и системой ЦЕННОСТЕЙ, в которой другой человек (его жизнь, личность, СВОБОДА и достоинство), а также СПРАВЕДЛИВОЕ к нему отношение являются ценностью сами по себе.

.
Изобразительный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?

Литературный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?