quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Креатив

Михаил Нехорошев. Стихи разных лет

МИХАИЛ НЕХОРОШЕВ

Несколько стихотворений разных лет
на тему "СМЫСЛ ЖИЗНИ"

Мы отданы на растерзанье смыслам:
наука, христианство и ислам;
и давит нас трехмерным коромыслом
наш выбор, подобающий ослам.
Но хочется нести свою природу:
погоду предсказать, проникнуть в пагоду,
корабль спустить на воду,
свободу отстоять и без году
Недельку-любовницу у короля отнять
и... в море. Быть Буддой Буридановым
и вскоре пред выбором страдать опять.


В программе есть ужесточенье ритма.
Я – белый лист.
Я – у листа палитра.


***


Что думает кот, когда гадит?
Что думает кошка при родах?
А я себе жарю оладьи
И с грустью гляжу на природу.

26.11.2012


***


Я
собираю, брат, игрушки

И
ощущаю благодать.

И колченогие старушки

Готовы
все игрушки взять!

Я им
за то пою частушки,

Вставляя
в строчки разну мать.

И вновь они млады пастушки,

И
вновь не дать им и не взять…

Я
перебрался через реку,

Но
голос мой и там звучал!

Как будто бы я переехал

Туда,
где не было начал.


07.12.2013


***


Там, где нету границ -
нет там нам и родства!
В обрамлении ресниц
к нам слеза приросла.

27 апреля 2012


***


Я испещрен останками имаго
И не стремлюсь заваривать я чагу,
Мне не подвластно вызвать безразличье,
Позвольте изложить мне неприличность.
В беде и голоде мы ювелирно схожи,
Мы – братья-сестры, коли бьют по роже.
Осталась мысль, что неприлично плакать,
Но по утру и средь людей хочу я какать.
Мой стонет член, который слева сбоку,
Я от него отрекся раньше срока…
И мне теперь подвластна имманентность!
Засуну в задницу свою интеллигентность.

24.12.2013


***


ПО ПРОЧТЕНИИ ИОСИФА БРОДСКОГО (1987)

Свой век я живу под контролем,
а мне так нужна свобода!
Съязвите Вы, мол, синдром
Кандинского-Клерамбо. Да
нет! Душит опричнина,
в которой нет покаяния.
Вот в чём скорее причина
этого состояния.
Как-то меня спросили,
мол, верю ль в любовь я.
Ответил: скорее в насилие.
Я жду, что полюбит София.
Вера. Любовь. Надежда.
Особенные понятия!
Ни слова не вставишь между,
вовеки не снять заклятия
употреблять раздельно.
То, что свой смысл имеет,
не применяй друг к другу –
получится ахинея!
И я, конечно, надеюсь,
точнее во мне есть надежда:
свободою я овладею,
чтоб без контроля невежды!
А может быть это вера:
стали хрусталь не разбить.
Давно потеряна мера.
Любовь, не дай мне себя убить.


***


Тоже из 90-х:

Не звучит во мне музыка –
страстно спорят стихи.
Сбрось попробуй все грузы,
как на Церковь грехи,
но не выдержат храмы,
рухнут, куполом ниц;
вождь бессмысленной драмы
в освещенье зарниц
будет пестовать исповедь:
грех на грех нарастет –
груз утроится исподволь.
Пламя плавит костел...
Понастроят часовенки,
новый храм возведут,
но по Библии-томику
роли вновь раздадут!
Там, где чувствовал груз свой,
разыграю я грех;
и неслыханной музыкой
стих утроит мой смех.


***


Старенькое (ранней Свете))) :


Ура! Разбитому корыту
и разбитному кобелю.
Звучит под вечер "кумпарсита",
целуют руки "королю".
И в год ужасный в двор родной мой
внесла весна снасть в сто узлов.
А мне приснился беспардонный
сон о бессмысленности снов.
Но я не верю в невозможность,
пусть я растрачу сам себя!
Когда ярится безнадёжность,
безумство чувств мне теребя,
твою возьму я нежно руку
и на престол родных теней
всю дикую твою науку
я возведу. Руки твоей
придет черед губам касаться
во очищение тех уст,
что так умели насмехаться.
Колчан возмездья станет пуст.


***

 

Сборник стихотворений автора "Я сам себе построил сумасшедший дом" смотрите по этой ссылке

 

Столетье сизого амбала...
Всех мать когда-нибудь рожала
и, дотянувши до карги,
молила: Честь, мол, береги!
Но будет мучить непохожесть
и холод зимних фонарей,
озноб постылого застолья.
Нам чаща гуще на картине.
Воз возложили на кретина,
пробита ботами льда корка –
типичны нити паутины;
и счастье скучно для скотины.
Как заворожить невозможность?
Я отрекусь от лебедей!
Разбой стареющих детей:
разбитым лбом пробили стену,
облапим кое-как Елену,
для Горбунка есть костоправ,
горбатый конь смешон.
Ты прав!
И лихо выпив рюмку сока
я побежал вдоль водостока
вылущивать по крохам стих.
Твой образ задаёт мотив!
И глаз потух,
и голос стих...
Мораль из сказки замутив,
я кипячёную пью воду
и не веду семью к разводу.
Аккорд в синкопах – диссонатор,
экс-муж – эксперт и детонатор.
Прошу про Честь пролог прочесть,
которой капли всё же есть!
И в диссонансном стихострое
начало,
я,
конец –
всех трое.


***

Всем, кто часть жизни мне сумел отдать,
подходит слово мать,
кто на примере своей жизни научал меня –
отец.
Все, кто страдал и счастлив был как я,
те братья, сёстры мне.
Те, кто любил меня и был замечен мной –
вот
жёны мне.
Те, кто любим был страстно мной,
пусть безответно,
любовницы мои.
В таком ключе я вижу единение
и отношенье к детям.
Религия, ну что ты можешь дать?

Уйти без следа –
это больше, чем след оставить.
Прорваться туда,
куда не может конкретный господь направить,
в другом измерении стать незаметным,
чтоб стёрлась идея отправить привет нам.
Я-первый останусь
вне связи с вторым...
Смысл в том для других,
что манёвр повторим.
НЕ ЖИТЬ
НЕ ГУМАННО
БЕЗ АЛЬТЕРНАТИВЫ
И все в зоопарке останутся живы.


***

Я не судья,
а плачущий палач.
Себя, друзей и женщин
миловидных
я не кормлю,
я поделил калач
судеб заслуженных
ужасно незавидных.
Барьера нет;
от плоти плоть.
Больней себе!
Приходится пороть,
когда ты в колпаке
без прорезей
для глаз.
Нет изощрения,
отсутствует приказ.
Есть боль за боль
и в этом –
вожделение.



***

 

Себе, любимому, посвящаю

Да.
Я пишу на мёртвом языке,
забытом до классической латыни.
Засыпан иероглиф на песке
безлюдной,
солнцем выжженной пустыни.
Рассыпан йод –
природная преступность!
О –
древний символ моего распада,
который переводом жечь не надо.
Граничат вряд ли
силы гнёт
и силы неприступность.



***

Родная, ты ещё не родилась,
цела ещё скорлупка суеты,
и воедино образ твой собрать
мне удаётся лишь из многих Ты.

И в осень жизни, смею предсказать,
разбитой скорлупой мне склеив гроб,
ты явишься с улыбкой указать
мне место под последний мой сугроб.

Я в лето много повстречал родных
(единственность – и правда, и мечты),
но с неизбежною похожестью на них
в одной из них лишь воплотишься ты.

***

То ли тошно
то ли горько
то ли водка ни к чему
разухабистая полька
разгуляй своих в Крыму
утолённая девчонка
утомлённая вдова
утончённая печёнка
незаконные права
эти нравы
эти психи
эти горе-глухари
дилетанты и портнихи
дилижансы обрели


***

Меня обманывает нюх...
Он тонкий у меня:
набрякших падалью змеюг
под черепом коня
он ощутит
и отвратит.
А запах капелек росы,
нет мельче дозы,
на ленте девичьей косы –
здесь нет угрозы –
он узнаёт,
воспламенить, чтоб чашу с пуншем,
там в глубине
случайным образом уснувшую,
доставшись мне.
Учуяв запах
света фар
машины патруля,
толкнёт за уличный фонарь –
он бережёт меня!
Меня обманывает нюх
сильней день ото дня:
с тобой он не сравнит меня –
мне не найти тебя.


***
Невидим
страшен
свет иной
для верности
прикрыв рукой
глаза
глядим с тоской
на этот свет
и видим
выбора нет


***
Мы отданы на растерзанье смыслам:
наука, христианство и ислам;
и давит нас трехмерным коромыслом
наш выбор, подобающий ослам.
Но хочется нести свою природу:
погоду предсказать, проникнуть в пагоду,
корабль спустить на воду,
свободу отстоять и без году
Недельку-любовницу у короля отнять
и... в море. Быть Буддой Буридановым
и вскоре пред выбором страдать опять.

В программе есть ужесточенье ритма.
Я – белый лист.
Я – у листа палитра.


***
Меня знают,
меня узнают –
не раз видали
таких
как я!
Как только чувствую я уют,
в тот миг ощущаю –
внизу колея.
И вот уже скорлупа трещит:
бери и пробуй
орех на вкус...
Из пальцев выскользнул,
как из пращи –
был поиграть велик искус.
И мимо ладоней
летит ядро
и падает вниз,
в грязь,
в колею...
Но вдруг под солнцем
оно проросло.
За это, знайте,
я жизнь люблю!


***

Простая призма
гром мортир кремля
и бьют куранты
уставшая под сапогом земля
увидела солдат
в пуантах



***

И станет всё просто
двух женщин всего лишь
сдержи в своем сердце

двух женщин всего лишь
и вот ты как бог
и можешь простить им друг друга

и вот ты как бог
двух женщин всего лишь
сдержи в своем сердце

дано ли хоть это
прости меня
боже


***

Стихи – надгробье для надежды,
последний выдох.
Прежде чем забыть,
наденем чистые одежды,
войдём иль впустим их.
Мечты. Ах, как терзает
за грёзы стыд.
Как порицает
за внешний вид!
Зачем же?
Свинские игрушки
вся эта блажь.
Блаженны
пастушки, пастушки.
Цветёт кураж.
Так проведёт без оперенья
свой финишный полёт
дворовый голубь,
пух и перья
смерть отстегнёт.
Уйдут мечты,
уйдет надежда...
Я всё же псих:
в полёт с любовью,
без оперенья
отправил стих.



***

Где-то в дальнем углу
стулом скрипнула совесть
перевод Маршака
знать не мог нас Шекспир



***
Я между детской прямотой
и старческим цинизмом,
разрушив нежностью устой,
осколки склеивал садизмом.
Большие чувства одиноки:
где двое, там уже игра...
Осеменённая икра
всегда страдает дуализмом,
однако, оттого растёт,
ведь поделить никак не может
с игрой заложенный устой.
Деленьем дальше-больше множит
великих чувств пустой простой,
но ощущения тревожат
по достижению поры
нас – производное икры.
А происходят измененья,
когда отходим на покой,
сближаясь с голою икрой.
Что рок! Настанет безвременье –
пора больших, великих чувств...
Пока что я с тобой мечусь
и собираю впечатленья
я с прямотою и цинизмом.



***

Люди! Себе я и Вам поражаюсь.
С любовью, со злобой, но всенепременно
назад возвращаюсь.
И будто такой же, и всем на пример, но
только я вновь на качелях качаюсь,
где все переменно: и место, и время...
Простите, но кто же придумать мог сказку такую?
Постой, я тебе обстоятельно все растолкую.
И обстоятельства те, что как будто случайны,
истоками станут, а многие важности вдруг измельчают.
А после предъявят мне иск Ваши чувства,
и спросят меня: "Это что же – искусство?"
И правы! Хоть верь – хоть не верь мне.
Детально тебе толковать не намерен.
Точней – не хочу...
Точней – не умею.
Я просто хотел быть услышан,
пусть я неумерен,
но я Вас всех слышу,
чем очень растерян.



***
Прекрасная пора, когда ты посещён.
Гитара под рукой, не беспокоит сон;
Минуты для любви, минуты для стихов,
Постельное родство, треск от горящих дров.
Губами и вином упившиеся всласть,
Мы ощущаем дом. А за порогом власть.



***

"Людей неинтересных в мире нет..."
Частично прав сказавший так поэт,
поскольку интерес всегда заслужен.
Сам по себе ты никому не нужен.

Но "каждый выбирает по себе..."
Пожалуй, это чуточку вернее.
Но выбирает каждый, как умеет,
лишь, научившись у других, себе.

В строю мы одиноки иль едины?
"Земную жизнь пройдя до середины",
печали я подвержен, люди, но
поэтам счастье на земле не суждено.

Нужны нам страсти, горы и лавины,
а душам нашим – наши половины,
нам женщина прощает все грехи,
ведь все равно приводят к ней стихи.


***

Не простят песнь мою,
не простят.
В мой приют не пойдут –
засмеют.
Мой уют не поймут –
оболгут.
Не простят песнь мою,
не простят.



***

Твоя уходит власть!
Ты пользовалась всласть,
но и терпела вдосталь.
Теперь пора припасть
к спокойному ручью
и разыграть ничью.
Стоит дебюта остов,
сыграл я по чутью...
Есть роль первопроходца
меж слов "люблю", "шучу",
но и со дна колодца
я выплеснусь и выйду
по топям и сучью.
Есть вечная напасть –
чужая или личная
дурная власть нам всласть.
Но не гадайте чья!
Склони колени, личность,
напейся из ручья.


***

Так вот ведь!
Зависим?
Зависим от стада,
от просьбы друга зависим,
от женской обиды...
Так нам и надо!
От смерти собаки –
что может быть проще –
зависим.
А ветер в окошке
одежду полощет
мою при движении –
зависим.
Я еду с надеждой,
я еду с желаньем,
уже потеряло название
то, что хочу я.
Зависим.
Тоскую.
Но эта же жизнь мне в отраду –
награда.
Зависим!
Так вот ведь...
Ведь так нам и надо.



***

Ночь.
Москва.
Треугольный свет трамвая,
блестящий путь,
рельс,
разбуженная мостовая,
искрящаяся муть
под фонарями,
у кромки лужи "кейс" –
мне мысли отрезвляют.
Вечер друзей и подруг.
На разговоры настроен,
я был спокоен,
отвык от рук,
сглажен –
спиртом скорее, чем флиртом;
налажен круг.
День был прокурен
в одну трёхтысячную Герц.
Герцеговина Флор.
Флобер.
Чабрец.
Утром кровь горячая,
силушка незрячая,
светлые мечты,
ты.



***

АГНОСТИК

Я с детства видел: плоская земля,
а в космос не летал, не обессудьте,
и траектории планет не вычислял...
Но глобус принимаю и, по сути
фанатик я.
"Пиши икону" – мне мой чёрт сказал.
Вскипел я поначалу:
"Не верую!"
Потом душа сомненья укачала,
и я, конечно, шар нарисовал.


***

Что может быть проще –
позвать человека,
который мечтает
прийти сам,
увидеть?
И
если
вдруг боль
за грудиной,
но закрыта аптека,
раздумий не надо –
стекло в ней
выбить!
Так
верно
не стоит
столбцы словес
строить.
Видно
мне
надо
строкою
попроще ещё
дать
ей:
Родная, жить без тебя не могу.
Нельзя же всю жизнь стоять на коленях!
Сможет ли сердце себе солгать...
Я не сумею,
не смогу:
люблю её!
Проклять-
е...



***

Выплеснул душу –
и души разрушил,
только внутри не становится суше,
только по-прежнему капля за каплей
из фляги вином наполняется чаша
души отрешенной.
Зажечь, что ли, паклю,
чтоб гуще чадило:
вот для души моей
паникадило.




***

Я не любил его тогда
и презирал порою,
и каждая его черта
казалась чёрной мглою.

Твердили бабушка и мать,
что он ушёл и бросил,
и что напрасно горевать -
«Таких земля не носит».

Я в это верил, с этим жил,
но не унять мне дрожи –
мать в откровении сорвалась:
"Как стали вы похожи!"
Хотят купить –
дороже стою.
А Сатана не удостоит!
Мой перевод не стих,
а совесть.
Но не вскипит.
Понять могу,
но не простить,
поскольку права нет судить.
Нет мерок!
Вижу нежеланье,
и невозможно пониманье:
как не подняться на локтях,
чтобы червя увидеть нить...
Но время, кончился завод –
скупая повесть.
Сижу в гостях,
не беспокоясь
как жизнь ценить.




***

О, как бы я любил Вас,
когда б не ненавидел.
Вовлек бы Вас я в вальс,
когда бы танцевал.
Ах, как невинно в Вас
я девушку обидел
и как же пошло в Вас
жену не целовал.



***

Старость мне просится в гости давно,
я с ней познакомился как-то в кино,
рядом сидела красивая девушка, ей
я объяснял,
что я
уже год или два – чародей.
Старость подсела меж нами –
там не было тесно.
Ей всё известно,
неинтересно и пресно;
девушка слушала,
рот приоткрывши слегка
(как надоело мне всё, к чему можно прибавить "пока").
Нет, не её я пойду провожать из кино –
старость мне просится в гости давно.
Вот мне подруга,
надёжнее и не сыскать,
к ней ни "пока" не прибавишь,
ни даже "опять"!
Мудрым, наверно, получится наш разговор,
старость всю жизнь мою
мне же поставит в укор,
но: я спокойно смогу уже с ней говорить,
ей без раздумий сумею я душу излить.
Только чуть-чуть страшновато
со старостью лезть в круговерть:
после неё лишь одна мне подруга останется –
смерть.


***

Милые мои, любимые!
Как же Вы нужны мне все,
поверьте.
Вы меня любовью нашей мерите,
я Вас тем насколько Вы сильнее смерти.
Вы сильнее,
если все,
а дети наши общие
обещают нам одно на всех прощение,
опытом и жизнью угощение –
средство наших душ от обнищания.
Даже если настает пора прощания.
Прошлое нам строит настоящее.
Избежать бы мне соблазна журавлиного.
Будущее – это приходящее.
Настоящее, так быстро проходящее,
не сравнится с тем, в чем жизнь моя повинна,
что сумел я наломать, настроить...
Прошлое способно успокоить,
осудить и рассудить наивно.
Память может силы мне утроить,
дать мне жить с начала до кончины.
Память и все то, что я не сделал.
Тем мы живы.
Всем я благодарен.



***

Это глупое слово – счастие,
это скучное слово – ложь.
Принимаю я жизнь как Причастие.
В сотнях россказней правду размножь!
И меня не лечи – я не болен,
я своими недугами жив,
оборвать свою жизнь я лишь волен...
Без начала мне сказку сложи.



***
Стихов кошачья усталость,
тоскливый трепет грубых губ –
то чья-то жалость, словно шалость.
Стар проданный за водку сруб.



***

При слове "жизнь"
ничто не вечно:
и ни разлука, ни любовь...
А там, где виден
путь нам млечный,
я в нём твою увижу бровь.
Твоим зрачком я где-то буду,
и где-то я зачну тебя,
и в бесконечности забуду,
и в бесконечности любя,
мне это станет всё едино:
что есть и не произошло.
В волшебной лампе Алладина
меня созвездье Дев нашло.
Мне станет просто непонятно
как можно сочинять стихи.
Не будет горько, неприятно.
И растворятся все грехи...
За словом "жизнь".

Раскрою Александра Грина
и вспомню: есть маркиз де Сад.
Живут Ассоль и Мессалина,
в раю скорей приснится ад.
Нарцисс напомнит Квазимодо,
свобода лишь раба влечёт,
и дурь и ум приходят в моду,
позор – отсроченный почёт.
Поможет сводня свадьбу справить,
добряк от жадности умрёт.
Адама с Евой как не спарить?
Нам правда жизни только врёт!


***

Сначала видят чувства,
потом спорит разум,
после говорит совесть,
но всегда судят люди
и, к счастью, кончается жизнь.



***

Проживает доброта у колодца.
Сладко как при доброте расколоться!
Приходите за "спасибо" напиться...
Кстати, будет, где потом утопиться.



***

ПО ПРОЧТЕНИИ ИОСИФА БРОДСКОГО. 1987.

Свой век я живу под контролем,
а мне так нужна свобода!
Съязвите Вы, мол, синдром
Кандинского-Клерамбо. Да
нет! Душит опричнина,
в которой нет покаяния.
Вот в чём скорее причина
этого состояния.
Как-то меня спросили,
мол, верю ль в любовь я.
Ответил: скорее в насилие.
Я жду, что полюбит софия.
Вера. Любовь. Надежда.
Особенные понятия!
Ни слова не вставишь между,
вовеки не снять заклятия
употреблять раздельно.
То, что свой смысл имеет,
не применяй друг к другу –
получится ахинея!
И я, конечно, надеюсь,
точнее во мне есть надежда:
свободою я овладею,
чтоб без контроля невежды!
А может быть это вера:
стали хрусталь не разбить.
Давно потеряна мера.
Любовь, не дай мне себя убить.



***

Важнее дать иль взять?
Или точнее:
желанье дать иль взять
важнее?
Прикладом дать
и силой взять,
насильно хлеб насущный дать,
спокойно сердце отобрать...
Или сказать ещё точнее?



***
Бабушка подписку оформляет
только на три месяца вперёд:
деньги экономит
и гадает
сколько-то на свете проживёт.



***

О ЛЮБИМОЙ И О БОГЕ

Когда за мной закрылась дверь,
смеялся долго бог,
тебя отправив на конвейер
обид страстей, долгов.

Я вышел. "Рыжий сатана,
предатель из Иуд,
конфетка, та, что из дерьма,
эгоциничный плут" –

консервы сердца твоего
мне не могли простить,
что был я шут, но не Пьеро,
что смел я льстить и мстить.

Осталась дикая мечта:
"Чтоб он приполз как пёс,
ко мне в постель, чтоб вновь лечь там;
ему ж – каблук под хвост!"

Иных следов не замести...
Стань я хоть трижды бос,
случись мне вновь к тебе прийти –
ты примешь – не вопрос.
Вопрос – зачем я вновь приду?
Приду!
Не горд и не разбит.
У сердца твоего в саду
долг погасить обид.

И деликатнейший вопрос:
наш брак на небесах?
И если он под богом взрос,
то был ли бог в трусах?

И задал третий я вопрос
под небом голубым.
Каким же словом звать любовь?
Ответил бог: "Любым".

***

Стихи приходят по ночам,
стихи – любви желанье.
Любовь приходит на причал
с коротким опозданьем.
Жизнь...
Не молю и не гоню,
и белый парус-простыню
оставив молча на краю,
на веслах шхуна уплывает.
Стихи приходят по ночам,
стихи – желанье счастья,
когда (начало всех начал!)
прибой легонечко качал
дымок души ненастья.
И вот причалит пароход,
И, взяв меня, он уплывет,
прибой завесив дымом.
Я на корме его сижу,
в кольцо колечко дым вложу
и жду исхода.
Но снова время рубежу:
простая песнь от Софруджу
приносит непогоду.
Вдали же видится конец
в броню закованных сердец.
Я этому всему отец.
В стихах – тост за здоровье!
И где начало всех начал?
Его я щедро расточал,
оно иссякло.
Молчал я и стихи писал,
и как сумел я жизнь всосал,
приду и лягу на причал,
пока осталась капля.

***

 

БЕЗЛИЧНОЕ

Подо мной бегут ступени,
а за мною – поступь лени,
неоказанной услуги
скоротечность промедленья.
Надо встать бы на колени,
но боятся воспаленья
инструменты размноженья,
не горящие желаньем,
но горды своим названьем.
Пусть вдохнут все с возбужденьем
элементы испарений –
превращу в свою игрушку
взбудораженную тушку...
Пусть звучит аляповато
или даже грубовато,
сальновато-страшновато...
Подо мной бегут ступени,
и моей не видно тени.



***

И...

Этой жизнью ещё не добиты мы.
Под стать нам смышлёность
вместо ума.
Знаменитыми фаворитами
нам не стать.
Нас роднит в голове туман,
в котором капли воды голубые,
под солнцем розов стал капель цвет;
Вы знаете,
лучи солнца первые золотые
мы называем: рассвет.
Но солнце кошмар темноты не разгонит,
светило придет и уйдёт.
В сменах света и тьмы
мчат вселенские кони –
жизнь людей в одну смену пройдёт.
Но отрадно мне верить,
что я – испытатель.
А тебе испытать меня!
– Толкователь, смешной толкователь
(слов водицей хранимый от жизни огня).
А тебе почему-то верю –
верный признак того, что люблю я.
Превращаюсь в глухую тетерю,
в крота слепого, тебя целуя.



***
Обнимут
нежно приласкают
обидятся
всерьёз ругают
накормят
выгладят костюм
расспросят
ссоры
лишний шум
красятся
будут седеть
попросят сыграть
спеть
мы бестолочь
трудно понять
где начинается мать
кто же моя дочь
и в полнолунную ночь
чтобы вспарить
взлететь
с кем мне ложиться спать
ни мать
ни жена
ни дочь
не созданы чтобы помочь
и не сыграть
не спеть
женщина это плеть



***
Если меня предаст мой друг,
значит, я это заслужил:
или поддался на испуг,
или неверно жил.

***

Плохо –

Правда, напился я вчера –
сил нету жить мне в трезвости,
и из меня сочится мразь
струйками в море мерзости.


Болото –

Всем перестроиться гуртом,
замысел жизни изменить?
Если с рожденья я был скотом,
дешевле меня скотам скормить.

Будет пузо –
Но лишь о том я буду жалеть –
остывший останок корма, каша,
что некому вниз на меня посмотреть:
Фреду, Василию, Виктору, Маше...



***

Я хочу размножаться делением
надоело напрасно искать
в сумасшествии лиц просветления
истеричного термина мать
да прибудет моим ожиданиям
в бесконечной спирали конец
обесчестит пустые названия
постоянно ненужный отец



***

Не звучит во мне музыка –
страстно спорят стихи.
Сбрось попробуй все грузы,
как на Церковь грехи,
но не выдержат храмы,
рухнут, куполом ниц;
вождь бессмысленной драмы
в освещенье зарниц
будет пестовать исповедь:
грех на грех нарастет –
груз утроится исподволь.
Пламя плавит костел...
Понастроят часовенки,
новый храм возведут,
но по Библии-томику
роли вновь раздадут!
Там, где чувствовал груз свой,
разыграю я грех;
и неслыханной музыкой
стих утроит мой смех.



***
Твои друзья тебе помогут
избрать тебе ненужный путь,
зато в дороге этой смогут тебя согреть и ободрить.
Ты благодарен будешь другу и скажешь:
"Брат мой, как я рад!"
Ты не замаран, не обманут и ты совсем не виноват.
В дороге трудно, тяжко будет,
но как пройти другим путём?
Правдив лишь дым от папиросы!
В нем разговоров пустота.
И в город серый и бездушный войдёшь ты
истину припрятав,
тебе безмерно странно станет в кругу
таких же, как и ты.
Зато потом, один оставшись в тоске,
пожалуй, беспричинной,
ты ощутишь себя на месте и, наконец, самим собой.


***
Меня хватает на тебя лишь дня на три в году,
Но в эти дни, как странный мул, смутить тебя бреду:
Мулат в мундире муэдзина, мужицкий мученик
в бреду,
Как не мудри, а всё ж – мужчина
На страсть,
На муку,
На беду.

Мурлыкая Музой у муляжа,
Мутит музыку мумий чтить,
Мусоля музейный мужнин мундштук,
В муарах и муфтах ходить.

Мура все сплошь, но что же я –
Лишь только: "му" да "му"...
Пока для себя ты меня не найдешь,
Тебя в долг другими возьму.
Любовь – не дружба: тёмный чердак,
Но не УМру, переболею.
Три дня в году я буду чудак,
Жаль только: быстро старею.

Играли в карты, в покер?
Нет, мы играли в карты!
Играли и не в карты –
просто играли мы.
И даже не играли:
игрою жили как-то.
Не жили может даже?
Теперь поём псалмы!



***

Быть мужчиной – найти в себе женщину!
На всю жизнь, а не ради забавы.
А мужик – он себе ищет женщину,
за всю жизнь не найдя просто бабы.



***
Есть предательства, есть обстоятельства.
И нельзя про долги забывать...
В моей жизни – одно обязательство:
изменяться
и всё изменять!


Тебя хранило со мной родство,
но ты забыла про волшебство,
но ты забыла про то корыто –
разбито было и вновь разбито.
И понял в ночь я под Рождество:
нет в жизни рабства – есть воровство!
Но я привык: мои Черви биты –
разбито сердце, другой разбито.


Надежда на женщину
на появление
на страсть
и абсурд
на
испепеление

07.04.93

***

Ты меня довела основательно:
стали девки в метро привлекательны.
Ты просила.
Простила, жизнь в месть превращая.
Я не мщу. Я живу. Я тебе не прощаю.

1992


***

 

НЕСОЕДИНЕННОСТЬ

Когда простится мне гордыня,
меня не будет и в помине.
Когда простится трусость мне,
мне не сидеть на скакуне.
Когда простятся мне грехи,
я буду знать: дела плохи.


Я не тревожу ворожею,
я сам в сомненьях околею.
Но был бы очевидный прок
в том, чтоб узнать конечный срок.
При жизни точно век измерьте,
и это – без пяти бессмертье.

Пятиконечная звезда.
Шестиконечная звезда.
И просто крест,
и просто круг.
Поверь, жена – мой враг и друг:
меня не будет и в помине,
как нет тебя со мной поныне.

11.04.93


***

С....

Мне с тобою очень вкусно –
ты готовишь очень вкусно,
веселишься – дико вкусно,
ты ругаешься арбузно,
обижаешься так сладко;
У тебя кошачья лапка.
Запах твой, и вкус, и мякоть
мне в глазах разводят слякоть,
коль разлука одолеет.
Беспросветно я добрее,
чем накормленный ребёнок
в мягком коконе пелёнок,
когда грудь твоя пустеет,
прикусить её не смея.
Ты, конечно, моя мама.
Нашей жизни панорама
представляется мне смесью
мамы, дочки, песни песней.
Ты – любимая дочурка,
топишь лёд мой, как печурка
в зимней сказочной избушке.
И ещё ты мне игрушка
принесённая из детства,
что одна лишь знает средство,
как заставить сладко плакать.
С тобой можно покалякать
не сердясь на Чунин разум:
всё перекрывает разом
твоя чудная улыбка.
Моя сахарная глыбка,
мой пушистенький комочек!
Мой ребёнок, мой сыночек
в тебе может быть созреет.
Жизнь становится светлее...
Я за всё в ответе – чую.
Не убить бы только Чуню.

24.10.92.



***

Когда глаза твои закрою
своей ласкающей рукой,
меня никто не успокоит
и не подарит мне покой.
Лишь бы была рука с рукою.
Я претерплю любой укор,
звезда заветная, с тобою.
Но звёзды все наперекор
твердят не быть руке с рукою;
я собираю череду,
боль более не беспокоит.
И звёзды зрят: себя веду
как странный бескорыстный вор:
я у себя для нас с тобою
любовь бессовестно краду.

31.01.93



***

Любовь, конечно, не купить,
но нужно за свою платить!



***

Шуты прокладывают путь –
Смешнее есть ли что-нибудь?

 

***

Я маленький, трудно подняться.
Как сладок мой утренний сон!
Пора уж давно одеваться:
игрушек и игр – миллион.

Я маленький, чувство не стынет.
Девчонкой сведён я с ума!
Кружит ли метель, дождь ли хлынет –
мне дом все одно, что тюрьма.

Какие солидные люди –
ребята, что были друзья.
Катанью в воде на верблюде
подобен в костюме изъян.

Касталья влечет все сильнее,
но требует севера юг.
Кагор? С коньяка не хмелеем!
В постелях содержим гадюк...

Я маленький. Чувство не стынет.
И я в окруженьи ребят.
Мы вспомнили гимн на латыни.
Я маленький. Мне шестьдесят.

Я маленький. Трудно подняться
и мысли внутри рать на рать.
Пора мне давно вам признаться:
"Я – маленький". Чу! Умирать...

пора мне давно... вам признаться?
Я маленький... Чу-у. МИР! Ать-
два, ать.


***

Ура! Разбитому корыту
и разбитному кобелю.
Звучит под вечер "кампарсита",
целуют руки "королю".
И в год ужасный в двор родной мой
внесла весна снасть в сто узлов.
А мне приснился беспардонный
сон о бессмысленности снов.
Но я не верю в невозможность,
пусть я растрачу сам себя!
Когда яриться безнадёжность
безумство чувств мне теребя,
твою возьму я нежно руку
и на престол родных теней
всю дикую твою науку
я возведу. Руки твоей
придет черед губам касаться
во очищение тех уст,
что так умели насмехаться.
Колчан возмездья станет пуст.



***
Кто-то должен стоять на краю.
Это крайняя степень границы.
Беспределу я песню пою,
потому что он может случиться,
должен быть, а точнее, бывать.
Так осушим слезу сожаленья!
Денег вечная цель – управлять,
А любовь – беспредела творенье.

24.04.93



***

А может быть я прав
в сомненьях и ошибках?
А может быть я прав
в упрямости своей,
что вижу женщин я
в раскованных улыбках,
не видя больше слёз
и радости твоей?

28.11.93


***

Знали бы вы, как мало мне нужно,
знали бы вы!
Вы жить помогли бы мне,
жить не натужно –
ведь выжить вы мне помогли!
Чем заплатить мне –
ведь жив я остался
(спасибо я не говорю).
Как удивился я,
как испугался
с вами в едином строю.
Не расплатиться ведь той же монетою
с вами, кто так мне помог!
Сдержан в любви,
о работе не сетую –
мне даден хороший урок.
Знаю, неправ был я.
Я ошибался.
Чёрт вас дери!
Так аккуратненько я обломался,
что гулко и сухо внутри.
"Больше" теперь мне гораздо нужнее;
дождик бы что ли прошёл –
полно и сыро,
словно в купели
стало бы мне хорошо.
Потом испарюсь весь...
Теперь я уверен,
будет одно и тож
в уплату.
На ваших детей
по московскому времени
будет накрапывать дождь.

июнь 1988

***

Внезапность смерти я приемлю,
и вот, пашу чужую землю.
Но, чтобы не было обмана,
нельзя мне следовать Онану.
С мужским умом своим комлаю,
средь женских чувств я вою, лаю,
а если выверну карманы,
оттуда выпадут ... бананы.
Для всех детей, им смерть паяца
даст ум и совесть - не бояться.
Ума и совести не слушать
И тратить жизнь, сжигая душу.

09.05.93


***

 

ТЕТРАПТИХ

Материальность собирательного образа
необходимо всем нам воссоздать.
Прильнув к стеклу застрявшего автобуса,
сижу – вот смех – билет свой оправдать.
Смотрю в окно я на пейзаж разрытый,
в моём кармане шиш тревожит медяки,
родной историей ум-разум недобитый
трубит: "Здесь побеждали русские полки!"

За что я родину  свою как бабу не бросаю,
за что ж её проклятую люблю?
Наверно, просто с грустью понимаю,
что все её ошибки повторю.

Вот если стану сыном я богаче,
конечно, если не сопьюсь я, други,
когда напьётся он, я с ним заплачу,
коль раньше на себя он не наложит руки.

Материальность собирательного образа
необходимо всем нам воссоздать.
Мозаикой кроссворда или ребуса
мечты, страдания как "Руки вверх!" воздеть.

1987-88

***

Я детям – не вампир...
А вы меня сосёте...
И где-то всё не там,
и где-то все не так!
Вы прáвы, вы прав
со мной вы не живёте,
и нечего жалеть
цветов тем сапогам,
которые прошлись,
которые сносились,
примяли, но не в кровь,
а в пыль, где балаган.
Не дрáлись, не дралсь,
дурачились, бесились,
и нет прощенья мне...
Не знаю я, как вам.

28.11.93

***

 

ПРЕДТЕЧА

С душой поэта, без таланта,
и трудно жить, и смерть нейдет.
Ты не приемлешь аксельбанты –
тебя безверие найдет.
И станет мука – сладкой мукой,
и станет радость в тягость – груз!
И станет скукою наука,
Бессмысленен – любой союз.
И смерть бессмысленна, покуда
не вспомнишь, что душа остра,
и на заре чужого чуда...
сгореть на угольях костра.

28.03.94



***

В человеке многое есть:
и тщеславия в нём не счесть,
и добра в нем бывает много,
но не меньше подчас и злого.

То он глуп, как стадо овец,
то умен и расчетлив очень,
то поступит как явный подлец,
то чужою бедой озабочен.
Красоту он способен понять
или пошлостью всех донять,
в небе облачном звёзды искать
или в звездное небо плевать.

Он угрюм, он печаль источает,
а потом смехом всех заражает.
Тот, кто другом его считает,
ничего-то о нем не знает.
А другой, кто считает врагом,
был с душою его незнаком,
если станет немного знаком,
посчитает его дураком.

То он трус, то он храбрый из храбрых,
то обманет не там, то уж лучше соврал бы,
то завистлив, то счастью чужому рад.
Вот он горный орёл, вот – болотный гад.

Тяжело ему дать оценку,
да и сам он себя не знает!
Может он разыграл с нами сценку,
может горько внутри страдает.
Мы не будем судить да рядить –
ничего мы не сможем решить,
но, наверное, быть беде,
коль он думает лишь о себе.
Только нам-то какое дело?
Будем жизнь свою строить смело.
Будем сказки друг другу дарить,
кто зачем... кто просить... кто убить.

март 1979


***

 

Имею ль право я на счастье
Иль несчастливым быть обязан.
За что погружен я в ненастье,
Какою страшной клятвой связан?

Я каждый день спешу бороться,
Чтоб Счастья вылепить фигуру,
Но получаются уродцы,
Обряженные в масс-культуру.

И всё острее понимаю,
Что с каждым днем себя теряю.
А Счастья статуя, мне снится,
Уродцами в углах пылится.

Я сгрёб их в кучу и дробил,
Бывает же ведь сдуру,
Но не уродцев я разбил,
А расколол Фигуру!

06.07.80.

***

 

Взросление – осознание того,
что успел натворить.

Ветераны, опомнитесь!
За что боролись,
о чём мечтали?
Все раны вспомните,
Но вглядитесь,
вчитайтесь!
С ума не сойдите,
живыми останьтесь...
Нет, не из жалости,
для истории это малости,
граница размыта,
тропинки тесные.
Вы, как и мы,
так старались быть честными!
Пока не доедено наше варево,
Вы живы ещё, и пока что вправе Вы,
коль первыми были в этой бессмыслице
скажите, о чём мой язык не поднимется.
За что распинали земных и небесных?
Таких же, как мы, только... более честных.

февраль 1988

***

 

Когда-нибудь мне этот год зачтётся
за десять,
двадцать,
тридцать,
сорок лет...
За жизнь за всю,
коль сердце оборвётся.
За горький смех,
если ты скажешь нет.
Я не скажу: года – моё богатство,
устал я слышать "да", устал я слышать "нет".
Есть горький смех, есть силы улыбаться,
мне водки дай и сна, стихов не надо мне.

февраль 1995

***

Мои настроения
мне не подвластны.
Лишь чувствую – связан
какою-то цепью событий,
свободен лишь в смысле наитий
(и то беспокойных).
Могу их прогнать,
оглушившись бутылкой,
по черепу или в желудок –
не важно.
Мне страшно.
Мне тошно.
И это не в шутку.
Мои настроения
мне не подвластны.
И это тревожно.
Возможно так надо,
угадывать сложно,
почувствовать трудно,
узнать ещё рано.
Ах да! Ещё рано:
ступай осторожно.

1987-88

 

***

 

МИЛОСЕРДИЕ


Его ожидает смерть,
ему не прожить и дня.
Его ожидает смерть
от боли его храня.


Ему так хочется петь:
ему и смерть по нутру.
Ему так хочется петь –
ведь он умрёт поутру.

Его нам не убедить,
ему мы справим костюм...
Его нам не убедить.
Мы тело положим в трюм.

И мы начинаем петь.
Ему не прожить и дня.
И мы начинаем петь
от боли его храня.



***

 

Учись, работай и стремись
ко званию "никто".
И по пути узнай про жизнь,
таланты и лото.
И на пути не становись
стремящихся назад,
Отсчёта нет,  отчёт есть – жизнь
в тускнеющих глазах.

28.01.98.

***

 

Не води любимых к алтарю.
Не стремись быть зятем королю.
Грешен будь, всегда мужчина грешен,
но не проклят! Я вам говорю.

03.11.95.



***

Как-то не верится, что будет больно...
Будет больно!
Больно будет.
За неудачи, за леность, подлость,
нет, не осудят,
больно будет.
И даже не скажут
и даже не вспомнят,
а так оставят,
и будет больно.
И не пристрелят
из милосердья –
мы все жестоки,
всем больно будет.
Но ветер всё ж доброту полощет,
плескают щедро её в стаканы,
и вот попроще страдают раны.
А мы-то думали наши мамы
нас успокоят. Они упрямы.
И будет больно, и больно будет,
и не пристрелят, и не осудят.

27.06.95.



***

Отдать душевное тепло,
вином и хлебом поделиться,
забыть про время
и с треплом
взгрустнуть об общих небылицах.

И в поздний час, когда рассвет
ещё не давит наступленьем,
чужой жене
купить букет
и с ней грешить совокупленьем.

Какая истина в том есть,
какой же вере так мы служим,
что если кто-то у нас есть,
то так как есть
он нам не нужен.

Смотрю в кривое я стекло
на жизнь,
стеклу названье – лупа;
нас измененье привлекло,
а верность мы прощаем ...
трупу.

02.11.95.


***

Неразделённая любовь конца не знает.
Слова, не сказанные мной, кто повторяет?
Пустыня возле родника – уже оазис,
В твоё отсутствие ко мне придет катарсис.

Мне жить с тобою на века – вот наважденье!
Когда ладонью вверх рука, над ней – свеченье.
И удалённость от тебя – не расстояние:
Всегда с тобой соединит меня желание.

И нет самообмана здесь как такового.
Поверь мне, очень много есть во мне живого,
Когда, как камень во плоти, тебе являюсь...
Родная, милая, прости – я повторяюсь.

Все эти сказки – без конца, стары сюжеты.
А верно, жаль, усталый бард, мне это лето;
Но нет, не кончилось оно, оно продлится:
Твой дом, балкон, твоё окно, твои ресницы,

Твои глаза, твои шаги, твои движенья.
И все разумности твои и все сомненья.
За счастьем каждый человек поспеть мечтает...
Неразделённая любовь конца не знает.

июль 1987



***
продай и счастлив будь, мой друг,
будь счастлив и продай.
не отдавай подруги, друг,
подруге отдавай.

услышь последний звук сверчка
за печкою сырой,
пройдись останками смычка
по скрипочке нагой.

меняй привычное прости
на твёрдое прощай
и не грусти и не свисти
и зла не завещай.

уйдя – вернись, уснув – проснись
и стой возле ворот,
пока тебя твой добрый НИ
не взял за поворот.

08.01.98.



***

ФРЕДУ СОЛЯНОВУ

Это тебе посвящение
с улыбкой и восхищением.
В нём рифмы твои и образы,
мелодия и образа.
Мне правды не скажет юродивый
о нашей с тобою Родине.
Ответь, жизнь прекрасна, вроде бы,
смотря мне глазами в глаза?


Ты шёл пустыми коридорами
и поездами бредил скорыми.
Кругом же лязгали затворами,
глушили шпаги твоей звон.
Не важно, верилось, не верилось,
но та Cherie тебе доверилась,
как и другие, рассказала все
под звук кампан со всех сторон.
Рассказы, явь, сны стали песнями,
для многих жизни интереснее
и на Арбате и на Пресне,
на Планерной и Беговой.
В любовь и зависть погружённые
жаб благородных полужёнами
и жаждой жизни заражённые,
хоть раз услышав голос твой.
Но жить нам с черными министрами,
хранить и пить вино канистрами,
быть на подъём для друга быстрыми
и раз в году ходить в собор.
Цыган, гусар, гуманитарий,
любви и песни пролетарий!
Садко, Мадонна, бабка Марья
в ответ заводят разговор.
Но где найти свою планету?
Шагают башмаки по свету,
и  светит папироска где-то –
зажглась от песни под дождём.
Мне не нужна определённость:
стихи, спирт, магия, влюблённость
заменят пыльную законность,
и мы идём, идём.


***


ПЕДОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМЕМА

В Москве вновь весною рождаются дети,
от Вас я не скрою, ничто им не светит.

Их ждёт ожидание благости чёрной.
Равны все – священник, поэт и учёный.
Не стоит слезою кропить Беатриче,
Не хватит на Аннушек всех электричек.
И томно в купели безводной разлёгшись
Монашку я жду, на  гулящей обжёгшись,
И все ж у обеих хронический триппер.
Пусть будет укол и на заднице зиппер!
Усталую кошку я членом тревожу,
Не то что миньетить – мяукнуть не может...
И с сердцем неясным томленьем объятом,
На корточках сидя, любуюсь закатом.

март-апрель 1998 года

***

Увидеть шов стальной трубы, как шрам у подлеца,
Фату любимой с головы над яйцами отца,
И над поленьями топор,
И как я жил до этих пор,
Играя в молодца.

Мне этих слов не изменить, ни завтра, ни потом,
Порвав связующую нить, от ласк уставшим ртом.
И по приметам топора,
Идём вдоль милого двора,
Пьянеющим гуртом.

Виденья мне – ученику привычно созерцать,
Где мать, упавшая в рагу устала прорицать.
Она – трава, она – молва
Клинической халвы...
И люди, жившие потом, клинически правы.

14.06.98

***

Я песню пою о грязи,
любуюсь я женским телом,
бессмертной душой и связью
души и с грехом и делом,
которым творим рожденье,
которым смерть умножаем...
Простите меня, но все мы
рожаем, рожаем, рожаем.
А мне неприютно стало,
мои сиротеют дети,
меня как-то мало стало,
недолго мне жить на свете.
Я песню пою о грязи,
ее красотой восхищаюсь,
и с телом красивым в связи
безудержно я повторяюсь.
Спасибо вам, плодовитые!
Спасибо вам – вы живые.
Ну что ж мы все ядовитые,
И всё же пока живые.

27.11.95


***

А я не тыкаюсь – больше не тыкаюсь
не спотыкнувшись лежу
отперемененный и не заверенный
скромно в кровати словно на пляже лежу

этакая скромность ненужная
посильная
Обломов Герцена не разбудит
судит и судит больное сердце
а кто его знает что там будет

не будет вашим не будет нашим
странно но лежать стреноженными
мы можем в блевотине можем и в бархате
можем мы можем мы можем мы

странное время жду я осунувшись
и переменная мается
в крике и маятник обезоружится
каятся каюсь я каются

много не мало ползи потихоньку
станет ублюдок развалиной
дай гимназист героически правильный
стали нам стали нам стали нам

вот вам коррупция вот вам абстракция
старостью жизнь не закончится
и продолжения реверберации
хочется хочется хочется

ублюдок у блюда развалина свалена
матушки бабушки дедушки
опеременена и неприкаянна
вертится всё же
и ладушки

01.07.98

***

 

БЕЛАЯ ГОРЯЧКА ЖЕЛТОГО ФРУКТА
В КРАСНОЙ ОБИДЕ НА НОВУЮ ЖИЗНЬ

Я ушёл, как говорится в "buble gum" –
это видно вне сомнений по ногам,
тех, кому при звуках "му" да "ныы",
"Love is..." – сладенькие жвачки не нужны.
А нужны им "промокашки", коньяки,
солнце, воздух и, конечно, дураки...
Но не вымышлены эти мной маньяки,
деньги и недвижимость – не враки.
Есть реальность в мире ЛСД,
музыкальность в записях SADE,
дружелюбие у множества друзей.
В одиночку, в "buble gum" – музей
вперевалку направляюсь я.
"Orbit" на подушечках жуя,
попивая сладкое пивко,
ждать приход водяры так легко.

Juicy Fruit Forether.
16.07.97.


***

Казаться, но не быть, пожалуй, – лозунг мой.
Любовь, цветы дарить совсем другой, не той.
Стесняться потому, что хочешь понимать
и, опыт поимев, урок не извлекать.

И весла в штиль сушить,
и в бурю загребать,
и говорить про ё... твою не вспомнив мать,
и вспоминать про свой, не в мать и не в отца,
заслуженный урок ленивцу подлеца.

И продолжать любить,
обиды не держа,
злопамятно дарить,
как властелин держав,
которым несть числа,
названий коим нет...
Среди людей живём,
живём среди планет.

Останешься один – любому будешь рад...
Останешься один. Товарищ мой, комрад.

22.07.98.

***

 

РУССКОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ ОМАРУ ХАЙАМУ

Умей не умирать – пусть смерть тебя торопит
и говорит, что жить осталось лишь чуть-чуть.
Мне сочного мясца пусть женщина сготовит
иль сладкого винца в кувшине поднесёт.
И вскоре отойдет по первому же знаку,
и явится ко мне, лишь только позову.
Всё это не всерьёз, но хочется, однако,
не усомниться в том, что в мiре я живу.

12.03.99.

***

 

Я опоздал на Страшный Суд.
Что делать мне теперь?
В стране несбывшихся надежд
Опять закрыта дверь.
Закрыта крепко, на века…
Ничто не изменить!
И по привычке чудака
Мне остаётся жить.

14.01.2000.

***

 

СЕБЕ

Прощение своих слабостей не даёт ощущения счастья. Не много, но больше не будет.

2001


***

ДРУЗЬЯМ

Слишком высок уровень индивидуальной проблематики – мы не можем помочь друг другу: мы только можем взять деньги. В лучшем случае – выпить вместе или поговорить. Но и это уже немало.


***

ПОДРУГАМ

Какие вы эротичные, доступные и недоступные. Хочется? Да! Но как этого мало.


***

Жизнь с водкой
И в депрессии
Находка
Прогрессия
Течение жизни
Преддверие смерти
И нету любви
Но Вы мне не верьте
Хоть я и правдив
Всё это наследие
И мы не последние
Но это плацента
Которая лопнет
Кровавыми брызгами
Бараньими яйцами
Грязью замызганных
Но запах цветов
И их увядание
На завязи плотной
И стебле с корнями
Мне дарит надежду
Что с миром прощание
Придет не бессмысленно
Хотя бы красиво
И может быть искренно.

2001-2002 или чёрт его знает

***

АФОРИЗМЫ РАЗНЫХ ЛЕТ

Родные, друзья, престижная работа, деньги, наркотики, интимные отношения необходимы нам не потому, что в них  есть  самостийная ценность,  а  потому что человек слаб в своем одиночестве.

Если родители  не  находят  в себе достаточно сил,  чтобы воспитывать детей ради них самих, а не ради  себя,  продолжая при этом жить вместе, то  вскоре  дети сами начнут воспитывать родителей, отвечая им тем же.

Настоящий лидер почти всегда осознает бесперспективность творимого дела.

Любовь дана, чтоб ревность превозмочь.

Ревнивый человек может добиться многого, очень многого, пожалуй, даже всего... Кроме счастья.

Упрямая женщина напоминает мне пустой сосуд с запечатанным горлышком.

На тебе стоит жениться хотя бы потому, чтобы затем с удовольствием с тобой развестись.

Отец нужен для того, чтобы в своё время защитить ребёнка от матери.

В старости добро стало жестковато.

Позаботиться о себе "на все сто" я доверю лишь одному человеку - санитару морга.

 

***

Звездные войны
Мы живем
как на разных планетах
часто вижу
одно и то ж
что в огне реполюции
где-то
часто гибнет
кудрявый Гаврош

24.05.2005

***

Вам не страшно?
Вам смешно?
Ну, говно же Ты!
Говно.

06.07.2005


Переесть,
Перепить,
Переспать.
Растолстеть
И опухнуть,
Как блядь.

06.07.2005

Пизды Вам хочется.
Пизды.
Не называй меня
на ты.
И хуя не получишь, Вы!
В стремлении
Выиграть
Унты.

06.07.2005

***

Мир был обманчивым
Но близким
Неясным
Но вполне родным
Прозрачным стал
И ясным
Низким
Ну и как водится
Чужим

02.08.2005.

Анти-Солярис-Про
«Усыпи гостей Снаута и Сарториуса. Убери Харю!»
11.08.2005.

***

 

ПЛАЧ

Ой, ты моя смертушка, и где ж запропастилась?!
Что же, моя милая, в меня ты не влюбилась?
Яду не оставила, жизнь не забрала…
Мучилась внапраслину, врала, врала, врала.

08.09.05

***

Мне цель попутала все карты,
Завел в овраг простой мотив.
Вождюги, Фрейдики и Сартры
Сказали: «Пей аперитив!»

И на глоток воды прозрачной
Достанем мути полведра,
Хмельной, не дорогой и смачной,
Была б дыра и есть дыра.

И смысл ушел в глухую заводь
И перестал тащить мотив.
И я сказал друзьям и бабам:
«Дворяне! Пей аперитив».

19.10.2005


***

Приди и съешь – не будет пусто,
Наешься так, что будет густо,
Наешься так, что будет тошно.
И можно всё и всё, всё можно.

И кушай, кушай, друг мой вечный!
Как все мы до поры беспечны!
Но я не голоден, не сладок,
Хотя на пряности я падок.

Я падок, но не падаль я…
Мне говорят: «Свинья, свинья».
Но я не потерплю напасти!
Я буду кушать страсти. В сласть мне!

И не ругайтесь! I swing you.
Ну, кто же скажет вам: «Хрю-хрю»?
Заметь, не подложив свинью.
Хрю-хрю, ха-ха, хрю-хрю, хрю-хрю.

27.10.2005

***

Предпочитаете жить?
Здорово! Ой-ля-ля.
Не Вас ли осеменить?
Здоровым! Ой-ля-ой-ля.

Предпочитаете счастье?
Позвольте Вас осчастливить!
Вас надо пялить, пылить?
Я много могу намылить.

Предпочитаете зависть?
..
Предпочитаете ревность?

Предпочитаете месть?

Предпочитаете смерть.

Спокойно Вам не умереть.

03.11.2005


***

Перебор

Вам не лишняя карта?
Не частит ли струна?
Не велик ли вам фартук?
Голова не пьяна?
Пересилит ли воля?
Вам втемяшить в башку?
Вы не Коля, не Оля.
Я Вам зиппер зашью.

28.11.05


***

Попытка персонификации

Я долго думал: «Кто такие Вы»?
К кому я адресуюсь: «Вам»!
Я не доел своей халвы,
Я сам вошел в пустой вигвам.

06.12.05


***

Мы

Мы попали, мы пропали.
Мы копали, мы копали…
Мы учились и любились.
Бились! Бились!
Бились! Бились!
Мы любили и страдали.
Мы копали, мы копали…
Мы попали, мы пропали.

15.12.05


***

И что-то вот хочется лирики
И что-то вот хочется смеха
Без снадобий и без истерик
Молот. Молох. Лемех.

15.12.05

***

Кусочек белой прозы

Алкоголик – это всего на всего человек, либо торопящийся расстаться с эмоциональной жизнью, либо уже эмоционально опустошенная личность. Почему в этом определении я придаю такое значение эмоциям? Потому что алкоголь, в первую очередь, воздействует именно на эту сферу жизни человека и истощает и/или заменяет ее при своем длительном воздействии. В этой монете есть и обратная сторона: люди избегающие алкоголя – боятся своих эмоций или не умеют с ними (и с собой в пьяном состоянии) справляться. И слово «монета» здесь не случайно, так как тратить деньги можно по-разному. И еще одна печальная, выверенная историей, правда: чем больше алкоголя, тем меньше способов приобретения тех самых «монет» и больше возможностей их потерь.
P.S. Первым делом, первым делом - самолеты, ну а девушки, а девушки… Ну, их!
P.P.S. Потом! Потом белая горячка и золотая рыбка.

15.12.05

***

Случайная сучка
Случайный самец
Случайная случка
Сопливый пиздец

Я вытру остатки
Пойду в камыши
Дыши мне на пятки
И лжи не лижи

Неясности случай
Не пивший скворец
И мучай – не мучай
Пиздец – не конец

12.01.06


***

ТЕТРАПТИХ

Неврастения

Приятно – не видеть
Приятно – не ждать
Обидно обидеть
Привычно страдать


Шизофрения

Посильная воля
И жгучий брюнет
И денег не вволю
И сакс не кларнет


Паранойя

Теперь я о боге
Теперь я молчу
Теперь я в неволе
И выпить хочу


«Норма»

Я выпил не слишком
Не слишком поел
И соску не тискал
Так как не хотел

12.01.06

***

Предпоследнее нельзя

Нельзя просить
Нельзя простить
Нельзя мне пить
Нельзя не пить
Не буду – буду
Льзя – нельзя
Мой Вам поклон
Мои друзья

14.01.06


***
Станем взрослыми сильными
По уму семимильными
По хую твердолобыми
Уважаемыми и особыми

Будем пить из графинчика
Поимеем пингвинчика
Позабудем о бренности
Разместим все-все ценности

Не припомним прабабушек
Снимем с выменем бабу-шик
Это вам не посредственность
Это жизни естественность

Это прожито сделано
Это боли не меряно
Но чужой а не собственной
Раки крабы и лобстеры

И икра яйцеклеткою
И любимые детки
И бутылка шампанского
Дай мне запаха дамского

Дай мне запаха плотского
Но не сильно уродского
Но не сильно противного
Просто смачного сильного

Просто взрослых и сильных
По уму семимильных
По всему твердолобых
Уважаем особ мы

15.01.06

 

***

Пройдем тропою мы к тебе
Пройдем тропою мы к себе
Пройдем дорогой топкой к Вам
Пройдоха сало дух вигвам
Содом с Гоморрой и Эйнштейн
Не выиграл Турнир Бронштейн
Я от тебя цыганка млею
Хотя уверен – все евреи
Проймёт ли краткий мой дебют
Нас всех … эбут юбут ябут

15.01.06



***

Вы мне жизнь подарили.
Я тем жизнь подарил.
Ну и что Вы творили?
Ну и что я творил?

19-20.01.06



***
Я подобрал чужую тень.
И стала тень моею.
Тень бродит и скопит мой день,
А я все соловею.

И понимал я, не впервой,
Что светлой тень не станет,
Но вновь ходил я той тропой,
Что очи затуманит.

Не отогнать уже мне тень
С привычного насеста…
Могу лишь вновь произнести:
- Тень, помни свое место!

15.06.06

****

Где проходит годом год
Будет урожай
И сажай ты – не сажай
Будет урожай
Песня старая – прости
Обнажай
Пой и пой или свисти
И сажай

12.08.06

***

Да, мы, конечно, люди.
Но мы из другого теста.
Очень и очень труден
Путь на своё, на место.
Где лишь одни перевалы…
Где каждый друг – змея…
Где нам любовь по кругу…
Где место нам просто земля.

02.09.06

***

Дорога на одиночество…
Ах как ба-бáх не хочется.

02.09.06

***

Просто служба.
Просто жизнь.
Бог, послушай!
Жизнь, держись.
Стану млечным.
Стану пьян.
Там где вечность,
Есть изъян.
Есть изъян в моей могиле –
Не прóпили, не окропили.
Не любовь, не дружба –
Просто жизнь.
Человек, послушай!
Бог, держись!

30.09.06

***

Творимое творение
Даримое дарение
Там масло было масляно
Там смерть звала на смерть
Там скатерть спала с матерью
Там небо стало твердь
И неба воздаяние
И маслом дарен дождь
И званное название
И ты меня не трож
Даримое творение
Не трож дружок не трож
Там масло было масляно
И там уснула ложь

17.10.06.

 

***

Конечно же не особенный
И нет семи пядей во лбу
Но в мире родном приспособленный
Кемарить как мальчик в гробу

24.10.06

 

***

Исчерпан смысл гранью стакана
Любви юдоль – грань полыньи
И с безответного цыгана
Хотят спросить долги свои

26.10.06

***

Бейся за место под солнцем
Бди
И подонком не будь
Старое солнце в оконце
Протянет для нас что-нибудь

26.10.06

***

Цель не имеет смысла
Если сам смысл утерян
Безудержное коромысло
Промчится со свистом сквозь время.

20.11.06

***

С сознаньем не религиозным
Страсть да любóвей перевязь
Поди найди в жуке навозном
Причинно-следственную связь

Поди найди свои истоки
И рубежи или надел
Навоз и пляж, ручей и стоки
В рубахе что не так надел

Причинно-следственная погань
Причинно-следственная грязь
Восток и Юг, Исток и Довгань
Мразь любовéй на перевязь

--25.03.07?+


***

У меня сломалась печка
У меня пропал шнурок
У меня потухла свечка
У меня звонит звонок

Мне сказали на вокзале
Где-то вещи унесли
Мне цыганки предсказали
Запах секса, смысл любви

20.09.07


***

Я - часть себя
И это гóре
И на горé
Где Моисей
Вещал бессмысленно
На море
Сражаясь нагло
Как Персей
Приму с бесчувственной Горгоной
Мне голова не дорога
Мне голому нага дорога
И не осталось пирога
И не сойти с того порога
И так болит моя нога
Так вот горгонина расплата
Вот так премудрый Моисей
Так вот заплата так заплата
Я - часть себя
Я частью сей.

27.09.07

***

Прощание с язычеством

Мир, в котором я любил,
Мир, в котором я творил,
Был нечаянно красивым.
Он приметы мне дарил.

Мир, в котором я служу,
Непривычным нахожу –
Обнаженная система
В приближении к рубежу.

Мир, в котором я попал,
Слепнем раненным в бокал,
– Я не назову красивым -
Мне в расплату перепал.

И в несбыточной цене,
Как в игрушках и вине,
Примесь качества и спирта.
На войне - как на войне!

И бубнит мне контрабас:
«даст не даст» и «вас эс дас»…
Запоздалая молитва
Нас хотя бы не продаст.

16.05.08

***

В систему стремглав, в скороспелую истину.
Когда-нибудь лягу, а может быть высвистну.

16.05.08

***

недосыпáли мной
в тени чертополоха
забитое стекло
копилка на полу
хозяин гостевал
у шулера и лоха
я недоспал тобой
со мглою и в углу

21.05.08

***

 

ЗЛОЕ

Умат, шерше и кол вдогонку!
Гордись имея ипостась!
На стенке выгнуло вагонку
и съеден щукою карась.

Мадонна, Вы ль такую драму
затеяли тогда всерьез?
Я буду прост: ищите маму -
вы обнаружите курьёз.

И деревенские мадонки
любви и смерти вопреки
сзывают: кушайте, подонки,
пройдемся с нами до реки.

На время крайние найдутся.
Не выпить ли тебе и мне?
Не похмельнуться б – улыбнуться,
когда объявят о цене.

Река течет, мадонки млеют
и копят телеса свои…
Бардак на родине еврея.
И нет ни водки, ни свиньи.

23.05.08

***

 

ДОБРОЕ

Приход смоли в оттенках светлых,
Старайся рассмешить, увлечь,
Мы любим, лечим неприметных,
Мы долбим доменную печь.

Рифмуем жизнь, сажаем зелень,
Ждем, что заедут к нам друзья.
Ведь утром должен быть уверен,
Что с вами днём увижусь я.

Рисуем, жарим, сеем, мелем,
Едим и пьем, умеем ждать.
Мы знаем стыд и я намерен
С утра «спасибо» соблюдать.

Мы знаем страх, когда нет мочи,
Но не боимся жить шутя,
Где есть дитя – найдутся очи,
Уста промолвят: «У-тя-тя».

Где мать больна – отцу не место,
Где болен он – там жди войны.
Я прихожу к тебе, невеста,
И стану ждать всю жизнь жены.

27.05.08

***

ПСЕВДОБОЕВОЕ

Что в приказах есть - говорить нельзя.
Отчего на смерть нас влекут князья?
Отчего друзьям легче мы видны?
И что жёны нам, если нет жены?
Если вкусен плод - семя удалось!
Если продан кто - время разлеглось.
И что толку в том, что сказать нельзя…
На убой на мой подойдут друзья,
И помогут мне время скоротать.
Ведь не смерть же ты? Как тебя назвать?

31.05.08

***

Я опоздал на десять лет.
Я десять творил
то, что я делать не умел
и что не говорил.

Всё что я сделал, подписал.
Теперь сижу, ряжу,
за что мне выпал этот срок.
И что я заварил.

Когда и что, кому скажу?
И кто меня поймет?
И кто услышит во миру?
Святой не разберет.

Я виноват уже вполне,
Но это не предел…
Я эти долгих десять лет
досрочно отсидел!

Деревья, дети и дома…
Меня не перепить!
За двадцать лет – что заливал
Пришла пора платить.

31.05.08

***

Впрягайте пьющего поэта…
Но трезв он – срок не отсидел.
Он держит путь к истокам Леты,
тропы не видя в свой удел.

Пахал он, миловал, матросил,
Любил он жить, а не прощать.
Теперь посеет и покосит –
Ему ведь нужно угощать.

Он жаждет счастья или света.
Он видит мир, он будет гнать,
Стегайте трезвого поэта –
Ему нет времени прощать.

31.05.08

***

В свой монастырь входите смело,
Где есть устав, там есть семья.
И счастье там, где маешь дело…
И тело. Нос в табаке и сыт и пьян.

Встань за традицией большою,
Чтоб корки в воду помакать
И обожженною душою
Каштаны из костра таскать.

02.06.08

 

***


Читайте также материалы по темам:
СМЫСЛ
ТРЕВОГА БЕССМЫСЛЕННОСТИ
СВОБОДА