quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Тревога ограничения свободы

„Как много мужей
считают своих жен тиранками только потому,
что воспоминание о снисходительности своих матерей
заставляет взрослых мальчиков
воспринимать любое требование супруги
как ограничение собственной свободы!“
Эрих Фромм


Приведенная цитата, не побоюсь это утверждать, отражает самую суть тревоги ограничения свободы. Для людей, живущих в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ, тревога оограничения свободы отражает осознаваемую невозможности получения всего на свете. Эта тревога проявляет себя стремлением к свободе от запретов и протестом против принципиальной невозможности вседоволенности.

 Человек как общественное существо неминуемо подвержен влиянию со стороны общества – будь то государство, учреждение, где человек работает, семья, школьный класс или студенческая группа, коллеги по работе, друзья или люди равного статуса. Рассмотрим подробнее, столкновение с какими препятствиями на уровне общественной жизни порождает в нас тревогу ограничения свободы.


ОГРАНИЧЕНИЯ

Людям с тревогой ограничения свободы свойственно неприятие и игнорирование естественных ограничений (включая собственные способности, возраст, неумолимость течения времени) или неприятных обстоятельств (поведение, потребности и требования других людей, какие-то неожиданности), ставящих препятствия на пути к исполнению их желаний. Такие люди ориентируются на свои (кажущиеся им фантастическими и безграничными) возможности. Им кажется, что все возможно, потому ими не принимаются или игнорируются какие бы то ни было ограничения. Так, Альфрид Лэнгле отмечает, что подобные люди „хватаются за иллюзию свободы, считая, что будут свободны по-настоящему, если начнут делать "всё, что захотят".

Человек, отстаивающий безграничную свободу, будет чувствовать себя стесненным любыми рамками, которые ставят границы его свободе в его собственном понимании – то есть ограничивают возможность „делеать всё, что хочешь“. Однако, как отмечает Лэнгле, „не имея собственных ориентиров и потому не зная, чего он на самом деле хочет, такой человек точно так же оказывается целиком во власти внешних обстоятельств или неподконтрольных ему собственных внутренних импульсов; он решается на что-то без всяких на то оснований и постоянно ждет, что подкинет Его Величество Случай“.

Ограничения собственной свободы, кототрые люди чувствуют нередко во взаимоотношениях со своими близкими, могут оказывать существенное влияние на состояние, качество и дальнейшие тенденции в развитии отношений. Особенно это наглядно видно в случае, когда один из партнеров хочет покрепче привязать к себе другого. Этот другой, чувствуя все нарастающую стесненность, будет протестовать, что вызовет новый виток „затягивания гаек“ – а в итоге нередок разрыв. Это то, что называется „САМОАКТУАЛИЗИРУЮШИМСЯ ПРОРОЧЕСТВОМ“.


ЗАПРЕТЫ И УСТАНОВЛЕНИЯ

Законы, призванные обеспечить функционирование общества и обеспечить безопасность его членам, ставят человеку довольно жесткие рамки. Невыполнение требований или нарушение запретов, содержащихся в законах, грозят человеку всевозможными наказаниями, которые (как считают законодатели) адекватны проступку и в состоянии удержать от него человека. К слову, денежные штрафы могут создать человеку серьезные финансовые затруднения, а наказание в виде лишения свободы говорит само за себя, даже если опустить все связанные с пребыванием в тюрьме или в колонии унизительные и жестокие обстоятельства.

Правила в различных областях – будь то распорядок дня, правила дорожного движения, устав учреждения или неписаные законы групповой этики – также ставят человека в определенные рамки.

Немалое значение играют в жизни значительного числа людей религиозные установления и запреты, содержащиеся в заповедях. Но, если быть до конца честными, то мы должны признать, что вся мораль человечества пропитана духом этих заповедей.

Заповеди предлагают человеку определенный набор правил поведения (а точнее – рекомендаций, как поступать или не поступать, чтобы не преумножать зло), Тем самым, заповеди устанавливают человеку определенные рамки.

Подчинение или неподчинение заповедям означает СВОБОДНЫЙ выбор в пользу поступка, противорэчащего или не противоречащего установлениям заповедей.

Что заставляет человека подчиниться требованиям заповедей? В условиях жесткой церковной организации исполнение заповедей будет поддерживаться требованиями со стороны служителей церкви или представителей церковной общины. Неисполнение их может караться. Спектр наказаний здесь чрезвычайно широк: от осуждения до остракизма. В некоторых обществах это имеет немалое влияние на другие сферы человеческой жизни (семья, работа, бизнес…).

Важно понимать, что заповеди по-настоящему оказывают влияние на человека только тогда, когда он принимает их как руководство к действию. Интегрированные в САМОСТЬ человека, заповеди становятся внутренним регулятором его поведения.

Страх перед Богом в обыденном понимании – это страх перед наказаниями, которые обещаны человеку за его грехи. На глубинном же уровне этот страх – не что иное, как прямой контакт, диалог с Богом. В этом контакте человек свободен принимать или не принимать рамки – а внутри этих рамок он свободен поступать так, как он сочтет нужным и правильным.


ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

В семейной жизни (как и вообще во взаимоотношении людей друг с другом) вряд ли можно обойтись без взаимных обязательств, которые помогают людям луцше ориентироваться в реальности отношений, обеспечивая определенную предсказуимость поведения другого человека. Обязательства, как мы будем рассматривать в главе о ТРЕВОГЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, являются добровольно (и свободно!) принятыми на себя человеком решениями делать то-то или поступать так-то.

Однако многим людям, не отдающим себе отчета в том, как возникают и действуют в их душе обязательства, свойственно приписывать окружающим стремление к принуждению.

Именно боязнь принуждения заставляет таких человека избегать ответственности – то есть всячески „отбрыкиваться“ от любых (даже самых разумных) обязательств. Такие люди, как отмечает Альфрид Лэнгле, видят в обязательствах „нечто такое, что отнимает у них свободу и даже заставляет отказаться от того, что им дорого“.

Если нам кажется, что нас кто-то к чему-то принуждает, важно призвать на помошь всю свою честность и чувство реальности. Если некто действительно пытается манипулировать нами, взваливая на нас некие обязательства, конечно, стоит бороться против такого НЕСПРАВЕДЛИВОГО поведения. А если это нам только кажется? Тогда нам грозит борьба с ветряными мельницами.

„Из-за свободы, понимаемой как отсутствие обязанностей, - пишет Лэнгле, - человек может испытывать чувства потерянности, внутренней опустошенности и вследствие этого цепляться за эрзац-форму свободы“. Эта ерзац форма свободы, согласно определению Виктора Франкла, является „свободой от…“ (от ограничений), вместо истиной свободы, котрорая есть „бытие для…“ (для реализации смыслов своего бытия).

Ролло Мэй акцентирует наше внимание на том, что свобода есть осознание возможностей в рамках СУДЬБЫ, то есть в пределах естественных ограничений, в которых свобода никак не может быть абсолютной. „Посылка "полной свободы" на деле отделяет и отчуждает человека от его мира, устраняет какую бы то ни было структуру, в которой или против которой он должен действовать, и оставляет его лишенным ориентиров в безмерной одинокой экзистенции“, - пишет Ролло Мэй. Понятно, что такая перспектива вызывает в человеке, бегусшим от рамок свободы, новый виток тревоги – уже в связи со столкновением с неструктурированным миром.

 

*** 


В связи с рассмотренными выше рамками и ограничениями - еще раз несколько слов о “внутренних инстанциях”, которые являются порой самыми строгими запретителями и принудителами. Я имею в виду „НАДО“ и „НЕЛЬЗЯ“, на которые мы нередко ориентируемся как на нечто, само собой разумеющееся.

Стремясь облегчить себе давление изнутри, нам свойственно прибегать к защите с помощью ПРОЕКЦИИ – тогда другим людям будет приписываться то, что якобы это они требуют от нас подчинения. И протест тогда будет направлен против этих людей – поскольку нам будет казаться, что это именно они ограничивают нашу свободу.

Протест против рамок и ограничений – это, по сути, протест против того, что не дает развернуться вседозволенности. Человек протестует против того, что ему „не хочется“. Протесты эти могут принимать самые причудливые формы – некоторые из таких протестов мы рассмотрим в разделе „ЗАЩИТА ОТ ТРЕВОГИ ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ“.

Считаю важным, однако, уже здесь подчеркнуть, что не все протесты против правил или установлений деструктивны и не нужны. Если речь идет о НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, то БОРЬБА ЗА СПРАВЕДЛИВОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО вполне легитимна. Вопрос только в том, вероятна ли победа и не перевесят ли опасности такой борьбы ее результат. Ведь, по словам З. Дашевского, „бывают такие времена, когда мудрый и мужественный поступок - спасти свое; бывают эпохи, когда невозможно подняться выше какого-то уровня: когда зло так велико, ты не можешь ему противиться“.