quote В большинстве случаев человек проводит всю жизнь,
обманывая мир, а обычно и себя самого
Эрик Берн

Тревога ответственности

СТРАХ СОВЕРШИТЬ ОШИБКУ

Нерешительность в различных областях может объясняться опасением совершить ошибку. Ошибкой можно считать результат некоего действия, когда оно ведет к нежелательным последствиям (или не приводит к столь сильно желаемой цели). Ошибка в этом смысле проишодит от недоучета многих факторов при принятии решения, от недостатка опыта, от массы внешних воздействий (от сопротивления среды).

Конечно, никогда нельзя до конца учесть все аспекты своего выбора и все обстоятельства момента, которые могут влиять на результат поступка. То есть возможность ошибки заложена в поступке изначально. Однако некоторые люди (особенно относящиеся к ЛИЧНОСТЯМ С НАВЯЗЧИВОЙ СТРУКТУРОЙ) будут тщательно отмеривать и проссчитывать свои решения – так и не решаясь порой на окончательный выбор.

Однако, как утверждает Альфрид Лэнгле, „самая большая ошибка как раз и состоит в том, что человек из-за страха перед ошибками не делает вообще ничего, тем самым лишая себя многого из того хорошего и ценного, что может принести ему жизнь“.

Для людей тщеславных, обуянных гордыней опасение или нежелание совершить ошибку будет гораздо менее выражено, чем страх признать ошибку, поскольку это признание будет равносильно тому, что человек признает свою несостоятельность. Мы подробнее рассмотрим это в следующем параграфе.А здесь хотелось бы привести слова Эриха Фромма, говорящего о том, как трудно бывает человеку признать свою ошибку:

„Большинство людей оказываются несостоятельными в искусстве жизни не потому, что они плохо приспособлены или слабовольны, что они не могли бы вести лучшую жизнь, но потому, что они не пробуждаются и не видят, когда они стоят на распутье и должны принять решение. Они не замечают, когда жизнь задает им вопрос и когда они еще имеют возможность ответить на него так или иначе.

С каждым шагом по ложной дороге им становится все труднее признать, что они действительно находятся на неправильном пути. И часто это случается только потому, что дальше они должны были бы согласиться с необходимостью вернуться к тому месту, где был впервые сделан неверный поворот, и примириться с напрасной тратой энергии и времени“.


СТРАХ СТАТЬ ВИНОВАТЫМ

Человек избегает принятия определенных решений, отказывается от определенных выборов, именно стремясь избежать столкновения с переживанием ВИНЫ.

Самообвинения – эти звучащие из недр совести (суперэго) голоса строгих родителей или других угрожающих и наказывающих взрослых - могут быть более "страшным" наказанием, чем реальные наказания. Человек нередко боится укоров собственной совести даже больше, чем быть подвергнутым осуждению со стороны других людей. Поэтому страх самообвинений удерживает человека от совершения поступков, которые он (точнее, его наказывающая совесть) считает дурными, предосудительными и недопустимыми.

Так, человек, ощущающий свою ответственность за эмоции других людей, может опасаться стать виновным в том, что кто-то вследствие его поступка будет расстроен или будет чувтсвовать себя несчастным. В действительности каждый сам несет ответственность за свои эмоции, за собственную реакцию на события, которые с ними проишодят. Однако важно отличать случайно ненесенную обиду от намеренно нанесенной В последнем случае, вина, конечно будет лежать на обидчике.

Часто бывает так, что ребенку рано прививается комплекс вины, чтобы родители могли легче управлять (по сути - манипулировать) ребенком. Даже став взрослым, человек продолжает носить в себе груз вины, который мешает ему отвечать на обращения со стороны бытия - то есть быть свободным и ответственным, адекватно общаться с другими людьми.

Серен Киркегор предупреждает, что признание себя кругом виноватым может отнять у человека свободу. И правда, если человек настолько несостоятелен и плох, то он “НЕ ДОЛЖЕН” делать то-то или то-то - по меньшей мере, предпринимать что-то важное. То есть, своими самообвинениями человек ограничивает себе свободный выбор из тех возможностей, которые предоставляет ему его бытие.


СТРАХ НАКАЗАНИЯ

Подспудное чувство вины, готовность ощущать свою виновность лишают человека мужества, делая его трусливым на путях его бытия. Человек, "признавший" свою вину, соглашается, тем самым, быть наказанным. И в этом случае не только и не столько неопределенность будущего будет пугать человека, стоящего перед выбором и рещающим, как поступить, сколько именно боязнь наказания за его решение.

Наказание, которого опасается человек с тревогой ответственности, может лежать в различных сферах, которые наиболее важны для человека и по поводу которых он испытывает тревогу.

Так, человек, преимущественно живущий в модусе обладания, может опасаться потери чего бы то ни было для себя важного. Сюда могут относиться как материальные, так и нематериальные вещи, которыми человек владеет (или думает, что владеет). Это может быть имущество, должность на работе, статус в некой группе. Это может быть также „хорошее отношение“ со стороны других людей, и вообше – сохранение статуса кво в отношениях со значимыми другими людьми. Люди зависимые особенно опасаются потери покровителя. Отсюда - боязнь обидеть своего ближнего, своего "патрона".

Для многих нет худшего наказания, чем ОСУЖДЕНИЕ поступка со стороны значимых людей. Даже их молчание может быть страшнее, чем крик или рукоприкладство, поскольку молчание (как отражение игнорирования) может пробуждать в человеке страх смерти, исчезновения. Ведь игнорирование, когда человека как бы не замечают, может означать для него, что ему показывают: "ТЕБЯ ЗДЕСЬ НЕТ!".

Физическое наказание (особенно актуально в детстве, когда родители слишком усердно пытаются сделать ребенка „удобным“ и „правильным“.

Конечно, страх „получить по морде“ также может удерживать человека от определенных поступков или высказываний.

Человек может опасаться и материальных санкций со стороны своего ближнего. Например, страх лишиться наследства. Или, например, опасение, что супруг или супруга могут "оттяпать" себе долю имущества, может существенно влиять на стиль поведения человека (то есть на принятие им определенных решений). Или школьник, которому отец может сократить карманные деньги, будет сдерживать себя, поступая, может быть, вопреки своим истинным потребностям.

Я уверен, что масса специфических фобий имеет своими корнями страх наказания при тревоге ответственности. Так, одна моя пациентка, страдающая арахнофобией (страх перед пауками), "заработала" эту напасть, когда в наказание за ее протсупки отец запирал ее в туалете, в котором водились большие мохнатые пауки. До сих пор перед серьезным решением эту женщину буквально бросает в пот от того, что перед ее глазами возникают образы этих пауков.

Опасение санкций со стороны государства также существенно модулирует поведение человека. Так, осознавая свою причастность к проишодящему, человек может захотеть выразить свое мнение или протест против царящей в обществе несправедливости. Однако страх подвергнуться преследованиям или наказанию (будь то штраф или лишение свободы) будет удерживать многих от ответственного и честного поступка.

Таким образом, страх наказания существенно уменьшает решимость человеку брать на себя ответственность - то есть принимать авторскую позицию, становясь ПРИЧИНОЙ перемен в своей жизни, свободно осущестляя выборы из существующих возможностей.

Возможно, именно страх наказания внешнего (со стороны других людей) приводит человека с тревогой ответственности к столь мучительным самонаказаниям. Функция этих самонаказаний человеком подсознательно видится в том, что они как бы должны защитить его от наказаний внешних. Человек как бы говорит миру всем своим видом и поведением: „посмотрите, я уже себя наказал, остаьте меня в покое“ (типа „расстреливать два раза приказы не велят“ – как пел Высотский).

Самонаказания (а к ним могут относиться как душевные самоистязания, так и физические самоповреждения) вызывают, конечно, боль (душевную или физическую). Но подспудно человек терзается мыслью: „а достаточно ли сильно я себя наказываю?“.

Хотелось бы упомянуть ещще один аспект наказания в связи с тревогой ответственности и переживанием чувства вины. Вот что пишет об этом Вадим Зеланд (может быть - на первый взгляд - и несколько парадоксально):

"Чувство вины обязательно порождает сценарий наказания, причем без ведома вашего сознания. В соответствии с этим сценарием, подсознание приведет вас к наказанию. В лучшем случае вы порежетесь, или получите легкие ушибы, или появятся какие-то проблемы. В худшем может быть несчастный случай с тяжелыми последствиями... Чувство вины, даже самое слабое и глубоко запрятанное, открывает подсознательные ворота для наказания; если я испытываю чувство вины, значит потенциально соглашаюсь, что грабитель или бандит имеют право на меня напасть, а поэтому я боюсь".


СТРАХ ЗАТРОНУТОЙ ГОРДОСТИ

В результате поступка может быть затронута гордость – если, например, человек страшится пережить неуспех, а успеху он приписывает непропорциональное значение для укрепления чувства собственного достоинства.

В обших чертах, своим поступком (неудачной попыткой добиться успеха) человек может показать как себе, так и другим людям, что его потуги „не быть собой“, то есть соответствоцвать некоему ИДЕАЛЬНОМУ Я, оказываются несостоятельными. И тогда всем будет видно „истинное лицо“ человека (по сути, конечно – его ПОДЛИННОЕ Я), которое он всеми силами хочет скрыть. Ведь человек, стремящийся соответствовать требованиям своего ИДЕАЛЬНОГО Я, живет не свою жизнь, а жизнь иллюзорных требований своего тщеславия (своей гордыни).

Ущербленная гордость будет осуждать человека как самый неумолимый судья и самый строгий обвинитель вместе взятые. При этом человек будет подвержен лавине чувств, простирающихся от вины до стыда.

Человек будет беспошадно обвинять себя за то, что ему не удается добиться желаемых результатов, и мучительно стыдиться и ненавидеть себя подлинного – потому что его ПОДЛИННОЕ Я не соответствует тому идеальному образу самого себя, которого он „достоин“, тому „высокому идеалу“, к которому человек стремится.

К чрезмерной гордыне относится и уверенность в собственной ответственности за счастье и благополучие других людей.

„Человек,  который  считает  себя  ответственным  за счастье другого, постоянно чувствует себя виноватым по отношению к другому, - пишет Лиз бурбо, - он то и дело оправдывается, очень боится обвинений, поскольку сам уже в достаточной степени обвиняет себя в том, что не совсем правильно поступает по отношению к другому. Он часто держится настороже. Он считает, что его обвиняют, хотя в действительности другой человек лишь высказывает мнение. Он очень зависим от счастья другого — оно ему необходимо для его собственного счастья. Таким образом, он относится к тем людям, которые ищут физической зависимости, пытаясь заполнить свой эмоциональный голод“.

Счастье, как мы еще это увидим, может прийти только из внутреннего мира человека – то есть не может свалиться на него с неба, не может быть ему подарено. То, что делается для человека другими людьми, может быть лишь иллюзией счастья. Поэтому, полагает Лиз Бурбо, ответственно давать другим людям возможность взять на себя ответственность за свои обязательства и за удовлетворение собственных потребностей - тем самым можно способствовать и собственному росту, и развитию других людей.

Конечно, некоторые люди нуждаются в нашей поддержке, уходе или даже опеке. К этим людям относятся маленькие дети, а также тяжело больные люди. „Мы можем помогать в любое время при условии, что человек принимает нашу помощь, - подчеркивает Лиз Бурбо, - мы должны помогать по мере возможностей всем тем, кто просит нас о помощи; это то, что мы называем человеческим милосердием. Когда человек просит нас о помощи, мы знаем, что это — всегда подходящий момент, чтобы оказать ему помощь“.

Главное – не переусердствовать в своей поддержке, не задавить собственную инициативу и не затронуть самолюбие (чувство человеческого достоинства) того, кому помогаешь. В любом случае – прежде чем навязывать свою поддержку, необходимо спросить человека, а нужно ли ему это, и готов ли он принять помощь.

Отказ другого человека принять помощ гордецыьпереживают особенно болезненно. В этой связи Лиз Бурбо отмечает: „Если мы чувствуем, что не сможем принять этот отказ, то это означает, что мы не готовы оказать ему помощь. Это неподходящий момент, ибо у нас слишком много ожиданий. Мы слишком властны и навязчивы“.


СТРАХ УСПЕХА

„Вполне естественно, что дети превосходят своих родителей,
так же как ученик превосходит своего учителя“
Лиз Бурбо

Человек с гипертрофированным чувством ответственности за хорошее душевное самочувствие других людей, может ощущать себя виноватым за собственные успехи, ставящие его выше других людей или дающие ему иные преимущества по сравнению с окружающими. При этом человек забывает (или не позволяет себе понять), что он может быть виноват лишь в том случае, когда его успех ЗАВЕДОМО достигается за счет неблагополучия другого человека и ему в ущерб!!! То есть, если человек имеет намерение достичь успеха или других преимуществ, ущемляя интересы других людей, иными словами, действуя против ПРИНЦИПОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

Но, так или иначе, ошущение своей вины за собственныю бильшую успешность (будь это в отношение своих родитекей – что встречается нередко - или сослуживцев, друзей, знакомых, а то и просто „остальных людей“) может приводить к тому, что человек будет стараться меньше выделяться из общей массым чтобы не превошодить тех, кого ему жалко. Так, даже собственное счастье может казаться человеку чем-то предосудительным, если его мать всю жизнь была несчастна и осталась совсем одна.

Однако избегание собственного успеха – безответственно, потому что идёт в ущерб РОСТУ. Кроме того, как мы уже говорили, никого мы не можем сделать по-настоящему счастливыми, кроме как самих себя. Каждый человек в ответе за свое счастье.


СТРАХ СТОЛКНУТЬСЯ С ОГРАНИЧЕНИЕМ СВОБОДЫ

Каждое решение, принимаемое человеком, уменьшает (точнее, ограничивает) степень его свободы в следующие моменты.

Во-первых, своими поступками человек создает определенный набор последствий, с которыми ему придется столкнуться в будущем (в ближайшем или в отдаленном). Эти последствия будут вплетаться в МАТРИЦУ СУДЬБЫ человека, задавая ему определенные рамки, в которых и будет возможно его бытие, а значит, и его свобода. Конечно, при определенных обстоятельствах эти рамки могут быть очень узкими, вплоть до того, что человек ощутит существенное ограничение возможностей для дальнейших выборов.

Самый простой пример - выбор пути в незнакомых горах. Определенные направления могут приводить человека к отвесным скалам, к обрывам и пропастям. Или человек, обманывающий других, загоняет себя рано или поздно "необходимостью" все новой и новой лжи в тупик, из которого, кажется, нет выхода.

Второй вариант - уход в прошлое тех возможностей, которые человек (по той или иной причине) не выбрал. То есть, то, что раньше было еще возможным, оказывается больше недосягаемым. На новых этапах приходится выбирать уже из других возможностей.

Далее, человек, решившийся на определенную стратегию своего поведения и взявший на себя ответственность за свои поступки, оказывается как бы "вынужденным" придерживаться своей линии - и соответственно осуществлять выборы из тех возможностей, которые будут обеспечивать достижение поставленных целей. Но в последнем случае, конечно, нельзя говорить об ограничении свободы в прямом смысле. Речь здесь идет именно о свободном выборе своего ПРОЕКТА (см. СВОБОДА).


СТРАХ ПЕРЕЖИТЬ ЧУВСТВО ПРЕДЕЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА

Итогом свободного и ответственного решения человека всегда будет столкновение с осознанием своего ПРЕДЕЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА - то есть с осознанием того, что в мире нет никого, кто мог бы взять на себя ответственность за жизнь и судьбу человека. Человек - только один в огромном мире людей, кто может осуществить выбор, совершить поступок, и взять на себя за него ответственность. И этого не избежать никогда! Даже если человек отказывается от определенного выбора - ответственность за это решение все равно лежит только на нем ОДНОМ.

Другой аспект в этой связи - страх быть оставленным значащими людьми, которые могут быть затронуты поступком (или словом) человека. Тут страх одиночества пересекается с рассмотренным выше СТАХОМ СОВЕРШИТЬ ОШИБКУ.