quote Бывшее забыто, грядущее сокрыто, лишь настояшее подлинно –
именно поэтому оно называется настоящим
Цитата из мультфильма "Кунгфу-Панда"

Быть (модус бытия)

„Если моё Я – это то, что я ЕСТЬ,
а не то, что я ИМЕЮ,
то никто не может угрожать
моей безопасности и  идентичности“
"Пассивность исключает бытие“.
Эрих Фромм
„Обретение чувства бытия в широком смысле –
это отношение к себе и своему миру,
переживание своего бытия
(включая ощущение себя собой)…
Сознавание собственного бытия
происходит на уровне понимания себя“.
Ролло Мэй



В модусе бытия человек открыт тому, с чем сталкивает его мгновение. Он не пытается втиснуть мир в ту или иную схему, но воспринимает то, что происходит с ним “здесь и сейчас”. При этом, как пишет Ролло Мэй, важна способность осуществлять себя существом, “которое может, помимо прочего, сознавать себя субъектом происходящего“, то есть быть способным “рассматривать внешний мир, составлять мнение о нем, оценивать реальность”.

В своём бытии человек конфронтирует со всеми его свойствами, включая собственную конечность. Но, несмотря на вызываю этой конфронтацией тревогу, человек призывает своё мужество, чтобы оставаться в бытии, не “выпасть” из мгновения. Для этого требуется нередко идти против внешнего мира, преодолевая препятствия, изменяя то, что ему по силам.

То есть в бытии от человека требуется активность. Однако Эрих Фромм предупреждает, что речь не идёт об акционизме. В бытии наиболее важна внутренняя активность: „Быть активным - значит дать проявиться своим способностям, таланту, всему богатству человеческих дарований, которыми - хотя и в разной степени - наделен каждый человек. Это значит обновляться, расти, изливаться, любить, вырваться из стен своего изолированного "я", испытывать глубокий интерес, страстно стремиться к чему-либо, отдавать“.

Бытие – это вечное движение, постоянные перемены. Поэтому в мире ничего не может быть неизменного, гарантированного. Будущее невозможно предсказать: впереди находится неведомое, неизвестное. Жизнь вопрошает, предлагая человеку определённую ситуацию. И человек должен дать свой ответ. При этом важно помнить, что на неожиданные вопросы не может быть готовых ответов. Как и в диалоге с другим человеком, ишод диалога человека с миром, со своим бытием непредсказуем. Эта неопределлённость свойственна существованию в модусе бытия, когда человек свободен и один ответствен за то, как он ведёт себя в той или иной ситуации.

Эрих Фромм видит творческую (или, как он её называет, продуктивную) активность в качестве одной из основ существования в модусе бытия. особенностью этой активности является её неотчуждённость от самого человека. То есть она является продуктом проявления человеческих способностей, а человек ощушает „самого себя как субъекта своей деятельности“, не только создавая что-то, но и сохраняя связь с тем, что он создает. Фромм подчеркивает, что продукт творческой активности – совсем необязательно произведение искусства или что-то материальное или полезное!!! „Продуктивные личности оживляют все, чего бы они ни коснулись. Они реализуют свои собственные способности и вселяют жизнь в других людей и в вещи“, пишет Фромм. Лишь продуктивный тип характера, согласно Фромму, делает человека мотивированным изнутри, ориентирует его на рост и самоактуализацию.

Познание в модусе бытия проявляется проникновением в суть вещей, в суть самого себя. Открытие глубинных и нередко пугающих свойств собственной души и не всегда приятных черт характера – задача, которая под силу лишь человеку мужественному и честному, не прячущемуся под масками или фасадами. Путь к себе, спуск в глубины собственной души, восхождение к высотам как собственной личности, так и находящимся вне её, возможны лишь в модусе бытия.

Абрахам Маслоу указывает на важнейшую особенность познания в модусе бытия: умение видеть обэкт (будь то вешь, явление или человек) „вне его способности удовлетворять наши потребности или разочаровывать нас, то есть вне его ценности для наблюдающего или его воздействия на наблюдающего“.

Быть – значит уметь отдавать, не боясь остаться с ничем. Живущие в модусе бытия никогда не смогут исчерпать богатство жизни. Те же, кто накапливает и оберегает запросто могут всё потерять, лишиться своего имения.

Карл Маркс считал роскошь таким же пороком, что и нищету. Главной целью человека он считал „быть многим, а не обладать многим“. Отсюда вывод: человеку надо стремиться быть – быть единственным, самим собой, развивающимся, раскрывающим и совершенствующим лишь ему одному присущие способности, а не стремиться быть лучшим, то есть обладаюшим набором свойств, выделяющим его среди других людей.

Майстер Экхарт, средневековый мыслитель, указывал, что человеку не принадлежит, по сути ничего, поэтому он не должен быть ни к чему привязан – даже к собственному Я, даже к Богу. „Блаженны нищие духом“, - восклицал Иисус. Это значит, что человеку надо быть свободным сосудом, открытым для встречи со своим бытием. Привязанность делает человека негибким и более или менее закрытым для проживания мгновения.

Модусы обладания или бытия пронизывают всю человеческую жизнь: работу, учебу, частную жизнь, поведение человека в каждый конкретный момент времени. Сфера человеческих отношений также полностью зависит от ответа на один из главных вопросов жизни: „быть или иметь?“. От этого зависит, какой модальностью определяются межличностные отношения конкретного человека в „здесь и сейчас“.

В модусе „иметь“ человек будет всегда зависим от других людей и склонен к колебанию между принадлежностью и обладанием, к страху потери и к необходимости манипулирования людьми, между лестью и применением силы.

В модусе бытия, напротив, человек (признав свою экзистенциальную изоляцию) будет погружен в одиночество, и уже оттуда, из самых его недр, он сможет наладить по-настояшему человеческие отношения с другими людьми, вступить с ними в диалог, отдавая и жертвуя собой. Иными словами, одиночество является предпосылкой существования в модусе бытия (когда человек отказывается от захвата и узурпации отношений и жажды контроля над другими людьми и обладания ими) и одновременно рывком в истиное единство с миром, с другим человеком, наполненное любовью.

Человек, открывший свою душу бытию, не обуянный страстью к обладанию, источает доброту и восходит к любви.

Бернард Вебер сформулировал эту идею таким образом: „Глубочайшая безмятежноисть души лежит в основе заразительной добросердечноисти“ (“Танатонавты”).