quote Обретение чувства бытия v широком смысле – это отношение к себе
и своему миру, переживание своего бытия (включая ощущение себя
собой)… Сознавание собственного бытия происходит на уровне
понимания себя
Ролло Мэй

Креатив

Есть ли смысл в смысле?

 

МОНОЛОГ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА                                           .

У наших классиков (под классиками мы в СССР привыкли считать отцов-основателей великого марксистского учения, хотя сейчас очень модно стало, что пародисты, саксофонисты… утверждают, что эти классики не то что ошибались, а были вовсе не мыслителями), - помнится мне, я где-то вычитал, что люди - всё человечество, несмотря на краткость своей жизни, свершают два исторических дела: первое - продлевают свою жизнь; второе - дают жизнь следующему поколению. Таким образом цепь человеческая никогда не прерывается.

К этому я добавляю и третье историческое дело - человечество научилось думать.

По отношению к этому третьему делу я бы всех людей разделил на три категории, или три разряда. Первые два - это те, которые не только научились «думать», но и думают. Третий разряд - это те, которым для процесса «думать» хватает забот о двух первых исторических делах - на другое времени не остается.

Первые два разряда отличаются друг от друга предметом своих размышлений. Один, более низший разряд, думает о смысле счастья. Другой разряд, высший, думает о смысле жизни.

Низший разряд, для удобства, мы назовем мыслителями, а высший - мудрецами.

Мыслители исходят из того, что человек создан для счастья. Если его почему-то на долю людей достается мало - значит в мире что-то не так, и надо его видоизменять: среду, государственное устройство, законы, воспитание, а то и в самом человеке что-то подправить…

Еще простор для размышления: что такое счастье, каждый ли понимает его по-своему или есть, так сказать, общие нормативы. Человек сам ли должен его добиваться, или его надо вести к счастью: царь, полиция, родители… добровольно или по принуждению… право или обязанность… Ну, и по этому поводу сколько создано теорий, религий, философий, конституций, кодексов и т.д.

Человечеством давно отмечено, что в мире счастья маловато, зато много несправедливости, - и власть, закон и мораль, призванные этому делу помочь, мало преуспели. Власти всегда не хватало ума, чтобы эту власть с умом употребить, закон всегда можно было перекупить, а мораль удобно существовала во множественном числе. Один оставался у человека - только желудок.

Меняли монархию на республику, единовластие - на народное собрание, волеизъявление - на конституцию, наследственность - на выборность, рабство и сословность - на равноправие, частную собственность - на общегосударственную, неправильную религию - на правильную…

Одни считали, что нужно переменить среду, другие - что человека. Но выходило, что среду нельзя изменить без изменения человека, а человека нельзя изменить, если не изменишь среду.

И пока мыслители застревали в этом толчении, остальное человечество продолжало заниматься двумя историческими делами. Мудрецы же сразу стали копать глубже.

Вопрос о счастье - вообще, по-видимому, вопрос некорректный. Ведь не скажем же мы: человек живет, чтобы быть здоровым, или чтобы есть, или чтобы дышать и т.п. - всё это уже заложено в самом понятии «жизнь». И всё это не является противоположным жизни.

Противоположным жизни является только смерть: жизнь - смерть. И странно было бы, если бы мы какое-то одно из свойств жизни (скажем, еду, любовь) стали бы называть счастьем - то есть тоже одним из свойств жизни.

Каждое из свойств имеет свою противоположность: здоровье - болезнь, еда - голод, счастье - несчастье…

Задумываясь над смыслом жизни, мы естественно ставим вопрос о цели жизни, и те люди, которые нами руководят и не могут нас вывести на дорогу счастья, - дабы задурить нам голову и избежать нашего роптания, - стараются нам навязать какие-то иллюзорные цели, которые целями не являются. Например, мы сидим у телевизора, и нам внушают: «пейте кока-колу!», «ешьте чудо-йогурты!», «…сникерсы» или «употребляйте косметику от «Диор»!». Можно подумать, что это и есть наша цель, в которой заключен смысл нашего существования, и как только мы съедим палочку «сникерса», - все проблемы будут решены.

Но в действительности у нашей жизни не может быть никакой цели, ибо результат жизни предопределен заранее - наша жизнь конечна. И поэтому в отношении цели наша жизнь бессмысленна.

Бегун выходит на дистанцию: он хочет сегодня выиграть соревнование - завтра он хочет выиграть другое: установить олимпийский рекорд и т.д. Он бежит вечно, и перед ним вечно есть цель.

А представьте себе, все бегут, и все одновременно прибегают, и на секундомере всегда одна и та же постоянная цифра. Вот так же и наша жизнь. Как бы мы ни бежали, кратковременная наша жизнь обрывается, и мы всё равно рано или поздно у одного финиша, а на часах вечности: десять, двадцать, пятьдесят, сто… - ровным счетом ничего не значит: стрелка даже не дрогнет.

У человечества двадцать тысяч лет протекло, а у какого-то восточного божества только веко шевельнулось для моргания…

Вот-вот мир будет торжественно отмечать двухсотлетие рождения Пушкина. Сколько слов, речей, диссертаций, венков, литавр, да и купюр, наверное… Но ведь это всё для нас! А Пушкину - хоть бы что… Да если он хоть одним глазком подглядывает, что ему за радость - двести лет для этого пролежать.

Вот это-то божество - ему видней… Пусть оно и думает, зачем и куда человечество двадцать тысяч лет бежало. А нам этого не понять.

Но это не значит, что человеческая мысль должна отчаиваться. Вот тот же Пушкин - сейчас модно стало утверждать его легкомысленность - дал нам очень мудрое и точное решение цели и смысла жизни:                                                                     .

Счастливый человек,

ты понял жизни цель:                                        .

Для жизни ты живешь. .

1830 год


А перед этим, в 28-м году:

Цели нет передо мною.

Сердце пусто, празден ум…

Но вот стоит у меня в гараже белый «мерседес», но он празден - некуда мне ехать. Вот поеду к Биллу в его забегаловку за сто миль за сигаретами - вот цель и объявилась, и она может вырасти в гигантскую, отнимающую всё время и всё силы жизни.

Но Пушкин не это имел в виду. Он говорит: когда сердце пусто, когда ум празден, то у человека в жизни нет цели - жизнь его пуста и бессмысленна.

Когда органы жизни бездеятельны, когда нет проявления жизни, то жизнь бессмысленна, и никакая искусственно интегрированная цель не может заменить смысла жизни.

Человек рождается - такое маленькое беспомощное существо! - с чего начинается его жизнь?

Он начинает дышать, он начинает кричать, он начинает сосать.

Вот он подрастает - он начинает садиться - он начинает вставать - он начинает ходить. Его органы, ножки начинают быть деятельными - они ходят.

Разве у его ходьбы есть цель? Есть куда-то направленность?

Цель и смысл существования его ножек - ходить (стоять, сгибаться, задираться и т.д.).

И в живу душу проникает великое сознание: «Ого-го! Могу!!!».

Впрочем, к этому времени человек уже накопил многообразие жизни. Вот он начинает говорить, и опять всё то же: «Ого-го! Мо-гу!!!».

И вот он вырастает, делается не просто гражданином - делается личностью, то есть сколькими «могу!» его жизнь наполняется: и мускулы, и работа организма, и память, и эмоции, и чувства («И сердце… любит оттого, что не любить оно не может» Пушкин).

И если сердце полно, то оно находит любовь; и если разум работает, то он находит себе работу, потому что жизнь многообразна и деятельна, потому что она - жизнь.

Если ноги парализованы, они в бездеятельности, и их существование не имеет смысла.

Так и весь человек. Если его жизненные силы парализованы, бездеятельны, пусты - они не имеют смысла.

Поэтому и люди, которые по каким-то причинам (традиции семьи, общества, друзья, реклама и т.д.) устанавливают для себя какие-то цели жизни и к ним стремятся, часто ощущают в себе пустоту, надлом, бессмысленность жизни… Вот он лезет по трубе на крышу, чтобы достать там шарик… исцарапывает себе руки, колени, рвет одежду, надрывает живот…

И вот он - ура! - добился, долез до верху, взял в руки этот шарик - так это всего-навсего не великая цель, а просто воздушный шарик, с которым он не знает теперь, что делать…

Ведь он лез-напрягался не с чувством «Ого-го! Могу!!!», а с чувством: «Ой, не  могу!»… «Ой, больше не могу!»…

По дороге он потерял многие жизненные силы - они у него атрофировались.

Ну, что можно с этим шариком сделать? Только улыбнуться ему…

Но в том-то и дело, что способность улыбаться у него тоже атрофировалась. Кто нам дал жизнь? Зачем?…

Но жизнь нам дали, и на наши вопросы никто не ответит. Их цели мы не знаем, а найти сами ответ бессильны. Ведь эти цели - не наши. Это не наш выбор.

Мы скорее должны говорить не о цели жизни, а о тех задачах, которые перед нами ставит участие в процессе жизни.

У жизни цели нет - есть только цепь жизни, которую создает последовательность свойств жизни: человек утомился - ему надо отдохнуть; намаялся день-деньской - надо поспать; накопил силы - надо размяться; проголодался - надо поесть; поел - ну, известно, что надо; научился чему - надо проявить; придумал что-либо - надо внедрить; рассердился на кого - надо вразумить; обвиняют тебя - надо оправдаться; заболел - надо лечиться…

Всё взаимосвязано - одно вытекает из другого: беспрерывный, бесконечный процесс, который обрывает противоположность жизни, то есть смерть.

И смысл жизни раскрывается нам в том, что процесс жизни - это естественный процесс.

Не нами выбранный, не нами заданный.

Богатство жизни, полнота жизни: в раскрытии нашей жизненной сущности - наших сущностных сил.

Редко кому удается, я думаю, раскрыть свои сущности хотя бы на двадцать пять процентов…

И еще реже кому удается сохранить до времени хотя бы половину из этих сил…

Но и утрата не создает трагического ужаса - невосполнимости потерь.

Смотри у той же Цветаевой:

Спроси безногого - он скажет:

Жить!

Так что жизнь полна смысла. Бессмысленность в нее мы вносим сами, подменяя смысл - целью, а целью избираем - недоразумение.

Вот скажи себе: я хочу стать певцом. И сколько не прилагай к этому усилий, не электризуй солнечной энергией свою энергию, сколько не перевороти гор… - жизнь твоя не станет обретением смысла, пустота не заполнится полнотой, если боги не вложили в одну из твоих солнечных ячеек певческого дара.

Как великолепно выразил формулу жизни Людвиг Фейербах:

"Следуй бесстрашно всем своим стремлениям и  склонностям. Но только всем. Тогда ты не падешь жертвой единственного".

Генрих Горчаков
Апрель 1999.  Афула, Израиль

 

См. также материалы по теме: СМЫСЛ и АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ