quote Воображение есть один из путей прорыва из этого мира в мир иной.
Вы вызываете в себе образ другого мира
Николай Бердяев

Защиты от тревоги несправедливости

СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫЕ

ГОРДОСТЬ, ТЩЕСЛАВИЕ
Гордыня, с одной стороны, порождает гипертрофированное ожидание несправедливости. С другой стороны, гордость своими лучшими (как правило, выдуманными или сквозь увеличительное стекло рассматриваемыми) качествами помогает чувствовать себя как бы выше обид и несправедливости. Особенно сильны при тревоге несправедливости гордость своей честностью, прямотой и справедливостью.
Но, как отмечает Карен Хорни, гордец "может чувствовать себя сильным и значительным, пока у него в руках власть и влияние, пока его поддерживают хвалой и почитанием. Но все эти чувства избранности легко пропадают, когда, среди чужих людей, эта поддержка отсутствует, когда он терпит неудачу".
Любая неудача - это удар по гордыне, заставляющий человека ненавидеть самого себя за собственную несостоятельность.

ОПОРА НА ЗАСЛУГИ
Если человеку свойственна убежденность в том, что добродетель вознаграждается, он будет стараться назло грозящей "несправедливости" поступать правильно, подчеркивая свои заслуги. Что конкретно будет "правильным", зависит от того, на чем основывает человек требования справедливости. Например, он может усиленно ходить в церковь, молиться (тем самым как бы "покупая" у высших сил гарантию стправедливости), быть честным и законопослушным (как бы заслуживая особый статус за свою лояльность). Как пишет Карен Хорни, "свидетельства того, что добродетель не обязательно вознаграждается, отвергаются".

ВЕРА В СВОЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ И НЕНАКАЗУЕМОСТЬ
Как отмечает Карен Хорни, "иллюзорное убеждение в своей неприкосновенности является результатом требования, чтобы он имел право делать с другими все, что ему заблагорассудится, и никто бы не возражал против этого и не пытался отплатить ему. Отсутствие сомнений в праведности своих требовании, гнева и его выражений должно казаться ему всецело оправданным и "честным".

ВООБРАЖЕНИЕ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БУДУЩЕМ
Воображение и потребность в торжестве является средством выживания человека, обуянного гордыней. Он считает себя бесконечно лучше других. По словам Карен Хорни, "он всегда будет лучше других; он станет великим, и им будет стыдно; он им покажет, как они его не ценили и гадили ему... Волоча себя от победы к победе в малом и большом, он живет ради "дня расплаты".

ОЖЕСТОЧЕНИЕ ЧУВСТВ
Люди, проведшие годы в концлагерях, рассказывают, что они смогли выжить, только задушив свою мягкость и сострадание к себе и к другим. Ребенок в условиях откровенной жестокости, унижения, высмеивания, пренебрежения, вопиющего лицемерия проходит также через процесс ожесточения чувств ради выживания.
Как отмечает Карен Хорни, ожесточение чувств способствует беспрепятственному росту влечения к триумфальной власти над жизнью. Человек, стремящийся быть выше и лучше других, постепенно теряет все человеческие чувтсва. Любовь, сострадание, заботливость – все человеческие узы – кажутся такому человеку уздой на его пути к торжеству над жизнью и другими людьми. Поэтому он ДОЛЖЕН оставаться равнодушным и отстраненным.

БРОНЯ СОБСТВЕННОЙ ПРАВОТЫ
"Человек чувствует необходимость оградить себя от малейшего осознания того, что он – не тот, кем, согласно предписаниям его гордости, ему НАДО быть; он просто не может позволить себе рассмотреть, даже отдаленно, нечто, способное породить в нем сомнение в собственной правоте", - пишет Карен Хорни. Это делает его недоступным для каких бы то ни было доводов.

ОТЧУЖДЕНИЕ ОТ СЕБЯ
Когда человек опасается несправедливости, он нередко подсознательно чувствует, что его внутренние требования нереалистичны. Но признание этого явилось бы (чего он безосновательно, но безумно опасается) крахом всей структуры его личности. Кроме того, ощущение несоответствия себя собственному идеалу вызывает чувство неуверенности в себе и порождает  ненависть к себе.
"Ненависть к себе всегда жестока и беспощадна, - пишет Карен Хорни, - ее сила или могущество зависит от двух факторов (первый – это степень, до которой личность находится под властью своей гордости; второй – это степень, в которой могут противостоять ненависти к себе конструктивные силы, такие как вера в позитивные жизненные ценности, наличие конструктивных жизненных целей и хотя бы немного теплых чувств, расположения к самому себе)".
При крахе своих фантастических ожиданий человек будет отчуждаться от себя настоящего (не обладающего теми фантастическими "возможностями" и "правами"),  от своих истинных чувств. В крайнем случае это может вылиться в эмоциональную тупость (ощущение пустоты, неспособности чувствовать).
ОТНОШЕНИЯ
Человек, обуянный гордыней, ненавидит себя за любое несоответствие своим, навязанным себе, нормам. Отсюда - его повышенная чувствительность к критике, в какой бы форме она ни звучала, даже если она просто предполагается. Постоянное ожидание несправедливости и подвоха со стороны других будет крйне искажать межличностные отношения.

БЕЗРАЗЛИЧИЕ
Результатом ошущения несправедливого обращения является безразличие человека к другим людям. Безразличие является отражением концентрации человека, убежденного в том, что ему хуже всего, на своих собственных интересах. А если другим лучше, чем ему, то они, другие, не могут претендовать на его внимание или ждать от него чего бы то ни было.
Другая крайность – преувеличение грубости и бессердечия, табу на нежность, жалость и доверие. "Такие люди считают, что им НАДО уметь жить без всяких близких отношений, а поэтому верят, что и не нуждаются в них. Им НЕЛЬЗЯ ничему радоваться, поэтому они верят, что им все безразлично", - пишет Карен Хорни.
ЭГОЦЕНТРИЧНОСТЬ
Если у маленького ребенка еще не развито чувство принадлежности к людям и он просто не знает, что у других тоже есть свои потребности, а также и границы возможност, то эгоцентрик поглощен собой, потому что он обуян борьбой за воплощение своих гипертрофированных потребностей и его раздирают внутренние конфликты. Такой человек вынужден цепляться за свои "особые решения", которые порой весьма далеки от реальности. Итогом будет его отдаление от других людей.
Карен Хорни: "Чем меньше связан человек с миром вокруг него, тем меньше он думает о других людях и их чувствах ("Я – свободная комета, летящая сквозь миры. Реально то, чего хочу я, а другие с их желаниями нереальны")".

ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬ К ДРУГИМ
Карен Хорни так описывает ожидания от других борца за справедливость: "Другие ДОЛЖНЫ вести себя так, чтобы он не испытывал никакой вины и даже никаких сомнений в себе: он имеет право эксплуатировать или фрустрировать их, а они не должны жаловаться, критиковать и обижаться. У него есть право на то, чтобы от него не ждали нежности, благодарности или внимания, тогда их разочарование – их несчастье и не отражает того, что он нечестен с ними".
МАНИПУЛЯТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
В борьбе за справедливость все средства хороши, если они могут помочь реализации ожиданий и требований к жизни. Упреки и приписывание другим чувства вины, взывание к чувству справедливости, отражают попытки усилить их уступчивость. Стремление угождать другим, очаровать их могут также помочь восстановить или укрепить "справедливость" - конечно с перспективы "обиженного".

АГРЕССИВНОСТЬ
Неудача, неприятность преувеличиваются, порой до смешного. Обидчик неожиданно становится подлым, противным, жестоким, низким, то есть,
Переживание обиды решающим образом влияет на суждение обиженного о другом человеке, которого он считает своим обидчиком. Склонность к гипертрофированному восприятию "несправедливости" является являясь одним из источников подозрительности в отношение других людей.
Такие люди убеждены, считает Каарен Хорни, что "каждый в глубине злонамерен и нечестен, что дружеские жесты это притворство, и единственно мудро – относиться к каждому, как к мошеннику, пока он не докажет свою честность".
Отсюда - стремление жестоко отплатить, отомстить за обиды. А еще лучше так себя вести, чтобы другим неповадно было их обидеть. "Не может быть и речи о том, чтобы они полюбили меня, так или иначе, они меня ненавидят – так пусть же, по крайней мере, боятся", - так сформулировала Карен Хорни мысли подобных людей.
У Артура Шопенгауэра мы находим по этому поводу: "Что гнев не лишен  некоторого наслаждения, заметил еще Аристотель, указывая  при этом на Гомера, который в одном месте выразился, что гнев слаще меду. Но не только гневу, но даже и ненависти (которая относится к первому, как  хроническая  болезнь к острой)человек предается с любовью... Никакое животное никогда не мучит только  для того, чтобы мучить; но человек делает это - что и составляет сатанинскую черту его характера, который гораздо злее, чем простой зверский... Итак, в сердце каждого действительно сидит дикий зверь, который ждет только случая, чтобы посвирепствовать и понеистовствовать в намерении причинить другим боль или уничтожить их, если они становятся ему поперек дороги, - это есть именно то, из чего проистекает страсть к борьбе и к войне, именно то, что задает постоянную работу своему спутнику - сознанию, которое его обуздывает и сдерживает в известных пределах".
В обществе ты находим массу примеров массовой агрессивности, связанной с переживанием несправедливости. В движения протеста, выдивающиеся в погромы, уюийства и террор, вовлечены, в основном, молодые люди, которые, не находя себе места, которого, как они считают, они достойны, страдают от чувства ЗАВИСТИ и готовы идти до конца, не щадя ни чужих жизней, ни своих собственных. Такие люди - хорошая находка для тех, кто с помощью экстремизма и терроризма намеревается реализовать свои собственные низменные цели. Вот интересный материал на эту тему - статья Виктора Вольского "ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ".

МСТИТЕЛЬНОСТЬ
Подчеркивание идеи справедливости может быть камуфляжем для мстительности. Человек, уверенный в том, что ему все обязаны, имеет склонность преувеличивать понесенный урон. Он искуствуенно раздувает чувство несправедливости и обиды. В результате он, "обиженный, потерпевший" считает себя вправе требовать самого сурового наказания для своих "обидчиков". "Дать сдачи или, предпочтительнее, ударить первым, кажется ему (логично!) необходимым оружием против лживого и враждебного мира, окружающего его", - пишет Карен Хорни.
Артур Шопенгауэр: воля, хотение жизни, которая, будучи все более и более озлобляема постоянным страдальческим существованием, старается облегчить собственные муки, причиняя их другим. Но этим путем она постепенно развивается до истинной злобы и жестокости... Жизнь каждого отдельного человека есть непрестанная  борьба, и не только в переносном смысле - с нуждою или со скукою, но и в прямом - с другими людьми. Он повсюду встречает супостатов, проводит жизнь в непрерывной борьбе и умирает с оружием в руках".
Мстительный человек убеждает себя, что он просто не создан для любви. Эта уверенность позволяет ему быть жестоким и беспощадным к своим "обидчикам". Как пишет Карен Хорни, "выражения мстительности могут сдерживаться из соображений осторожности или выгоды, но им не противостоят чувства жалости, нежности или благодарности".
ИНТЕНЦИОНАЛЬНЫЕ
ПЕРЕСТРАХОВКИ И СВЕРХОСТОРОЖНОСТЬ
Когда человек не может ни на кого положитья, когда он чувствует себя под постоянной угрозой "подвоха" (со стороны ли других людей или со стороны судьбы), он выстраивает стратегии поведения, которые как бы "замуровывают" его, отгораживая насколько это возможно, от мира и от контактов с другими, что должно обеспечить ему столь желанную "неприкосновенность". При необходимости контактов человек будет стараться вести себя так, чтобы не вызвать негативного поведения со стороны других людей. Он будет стараться быть уступчивым, заискивать, но за пазухой его все же лежит камень его зависти и враждебности.

КОМПУЛЬСИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
Ощущение несправедливости со стороны ближнего, переживание зависти по отношению к нему может иметь следствием внезапные (порой необяснимые) компульсивные действия (то есть поступки, вызванные внезапными внутренними импульсами). Одним из таких проявлений будут вспышки гнева или ярости, сопровождающиеся внезапными решениями, которые могут иметь далеко идущие последствия, подвергающие опасности его жизнь, безопасность, работу, положение в обществе. Например, человек может разорвать отношения с родными или с еще недавно, казалось бы, друзьями, которые, как ему представляется, строят ему козни. Или он решит хлопнуть дверью на работе, если ему не понравился разговор с начальником. Или он сядет пьяным за руль машины и даст полный газ...
Артур Шопенгауэр пишет: "Человек, в сущности есть дикое, ужасное животное. Мы знаем его только в укрощенном и прирученном состоянии, которое называется цивилизацией: поэтому нас ужасают случайные взрывы его натуры. Но когда и где спадают замки и цепи законного порядка и  водворяется анархия, там обнаруживается, что он такое. Все это видим мы в обыденной жизни, в которой подобные взрывы известны под именем "изливания на что-нибудь желчи", или "срывания сердца". Можно заметить также, что если только эти взрывы не встречают никакого сопротивления, то после них субъект чувствует положительное облегчение".
Как отмечает Карен Хорни враждебно-агрессивные склонности человека становятся  компульсивными , чтобы защитить крайне уязвимого человека от ненависти к самому себе. Ведь если он признается себе, что все его представления о несправедливости - иллюзия, он поймет, что причина его несчастий во многом он сам, его характер, его гордыня, его навязанные себе нормы и внутренние требования. От этого признания и осознания до презрения и ненависти к себе - только шаг. Поэтому гневные реакции стоят на страже его самоуважения.
Человек, который охвачен гневом, "не владеет своими силами, не чувствует свои силы своими собственными: у него есть чувство, что он сам не является движущей силой своей жизни. Причина здесь в том, что им движут в первую очередь не его желания и стремления, а его гордыня" (Карен Хорни).

ОТВЛЕЧЕНИЕ НА ЗАБОТЫ (притяжение забот)
От ощущения несправедливости и от сползания в зависть и ненависть помогает избавиться, как и от прочих неприятностей, погружение в заботы о более "мирных" и насущных вещах. Так, Артур Шопенгауэр пишет, что "человеку даже необходимо, как кораблю балласт, чтобы он устойчиво и прямо шел, во всякое время  известное количество заботы, горя или нужды. Если бы изъять человеческую жизнь из-под гнета нужды, тягостей, неприятностей и тщетности стремлений,- высокомерие людей возросло бы, если не до взрыва, то до проявлений необузданнейшего сумасбродства и  неистовства... Если  бы человеческий род переселить в ту благодатную  страну, где  в кисельных берегах текут  медовые и  молочные реки и где всякий тотчас же как пожелает  встретить свою  суженую  и без труда  ею овладеет,  то люди частью перемерли бы со  скуки или перевешались, частью  воевали бы  друг с другом и резали и душили бы друг  друга и причиняли бы себе гораздо больше страданий, чем теперь возлагает на  них природа".

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ
Стремление к успеху в самых различных формах свойственно людям, которые считают себя несправедливо обделенными. При этом нередко главенствует тайная цель: "доказать обидчикам, что я на многое способен - и пусть они мне завидуют".
При чрезмерном переживании обиды и склонности к отчаянию человек обращается к суррогатам смысла (наркотики, алкоголь, азартные игры), которые поначалу способствуют тому, что обида затихает, а отчаянная ситуация перестает казаться таковой. Но, как мы знаем, это лишь иллюзия. И в похмелье своем (наряду с возвратом в прежнюю ситуацию с ее обидами и отчаянием), человек может однажды заметить, что ситуация его еще больше усугубляется. Жена ушла, с работы выгнали, денег не осталось... То есть - при его склонности везде искать несправедливость - он будет иметь достаточно оснований для новых обид и для усугубления своего отчаяния.
ИНЕТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ
Обуянный гордыней и ожидающий несправедливости человек предпочитает опираться только на свой интеллект. "Его гордость своими интеллектуальными силами достигает необычайных размеров: он гордится бдительностью, способностью перехитрить всех и каждого, предвидением, умением составить план. Жизнь с самого начала была для него беспощадной борьбой всех против всех, следовательно, иметь неодолимую силу и быть невосприимчивым должно казаться ему желанным и обязательным. Он никогда не позволяет себе чувствовать себя задетым, поскольку его гордость запрещает это", - пишет Карен Хорни.
Однако уязвимость такого человека, его повышенная чувствительность в отношении неудач не становятся от этого менее выраженными. Напротив, он, пытающийся быть выше обид и страданий, как того требует его гордыня, становится легкой добычей отчаяния и боли. Потому что иллюзорность его требований к жизни не выдерживает проверки на прочность. И всякий раз, когда жизнь преподносит ему очередной урок, что не всякие его ожидания могут реализоваться, он снова сталкивается с жутким ощущением несправедливости и чувствет несрерпимую боль оттого, что его представления о себе в очередной раз не оправдались.

РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ
Человек обуянный гордыней, опирающийся в жизни на собственное превосходство, будет аытаться рационализировать (обосновать) свое поведение. Он рассуждает так: "поскольку я такой выдающийся, я имею право...". Отсюда его повышенная чувствительность к неудачам, которые он расценивает как несправедливость. Он агрессивно выставляет свои требования. "Даже если он отдает себе отчет в том, что у него есть определенные требования, он никогда не осознает их незаконности или иррациональности: любое сомнение в их обоснованности означало бы первый шаг к их падению", - пишет Карен Хорни.
Гипертрофированное стремление к справедливости может маскироваться тем, что человек радеет за справедливость не только в отношение самого себя, но и в отношение других людей. Он может даже продемонстрировать негодование, если с другими поступают несправедливо. Однако, как отмечает Карен Хорни, "ответственность за любую неприятность, с кем-либо приключившуюся, возлагается на самого пострадавшего".
Когда дело касается справедливости в отношениях, то подобные люди бывают весьма скрупулезны в подсчетах, кому он что и сколько дал и что и сколько получил обратно. При этом "то, что дают они, приобретает в их уме преувеличенные размеры (например, в счет идет уже одно доброе намерение), а вот осложнения, которые они внесли в жизнь другого, в счет не идут" (Карен Хорни).
Люди, ожидающие несправедливости, будут стараться всеми силами оправдывать свои опасения поиском доказательств того, что другие на самом деле их преследуют, обижают, намереваются им всячески навредить. "Чем менее гнев фактически оправдан, тем более человек будет вынужден преувеличивать произошедшее с ним, - пишет Карен Хорни, - он будет при этом с невольной небрежностью к фактам выстраивать обвинительное заключение против оскорбителя, которое выглядит строго логичным. Чем более откровенно "кровожаден" разгневанный (по каким угодно причинам), тем больше он будет склонен к мести. Чем откровеннее его высокомерие, тем увереннее он будет в том, что его месть находится в строгих рамках справедливости".

ЗЛОЯЗЫЧИЕ и ЗЛОРАДСТВО
Человек, страдающий от переживания несправедливости своей ситуации, склонен выискивать в ситуациях других людей признаки несправедливого поведения (с его точки зрения) или несправедливого к нему отношения. Тогда этот человек чувствует себя вправе прямо или косвенно критиковать или высмеивать этих людей, и, того хуже, заведомо ложно оговаривать. Это проявление зависти или озлобленности называется злоязычием.
Другой стороной злости и зависти является стремление утешиться тем, что другие тоже страдают. Еще Вот что пишет по этому поводу Артур Шопенгауэр: "Самое действительное утешение в каждом несчастии и во всяком страдании заключается в созерцании людей, которые еще несчастнее, чем мы, - а это доступно всякому... Но сквернейшею чертою человеческой природы все-таки остается ЗЛОРАДСТВО,  находящееся в тесном родстве с жестокостью и отличающееся собственно от этой последней только как теория от практики. Вообще же оно проявляется там, где должно бы найти себе место сострадание, которое как противоположность первого есть настоящий источник истинной справедливости и человеколюбия... Поэтому зависть, хотя и предосудительна, но  допускает  извинение и вообще человечна, тогда как злорадство - это что-то сатанинское, а его усмешка - ликование ада".
Согласно Торе, злорадство и злоязычие являются одним из самых страшных грехов. по Хафец-Хаиму.
ЗЛОСЛОВИЕ бывает двух видов:
1) порочащее честь человека;
2) создающее человеку затруднения и неудобства или даже приводящее к телесному или материальному ущербу.
"Злой язык" подвергает опасности сразу три души: того, кто злословит или оговаривает; того, кто слушает; и того, о ком идет разговор. Сплетня приравнивается Торой к проливанию крови.
Подробное описание смотрите в руководстве "Законы о запрете злословия" ("Законы лашон-ара"), составленном по книге "Жаждущий жизни", которую написал в 1873 году известный раввин Исраэль Меир Акоэн из Радина, прозванный "Хафец-Хаим" (то есть «Жаждущий жизни»).
.
Изобразительный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?
Литературный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?