quote Быть собой не значит быть злым или неконтролируемым... Люди, которые
находятся в подлинном контакте с жизненными проблемами, хотят учиться,
хотят расти, хотят открывать, надеются научиться, желают создавать
Карл Роджерс

Принятие своего окружения

„Поле моего действия постоянно отмечено
появлением и исчезновением объектов,
в которых я совсем не участвую“
Ж.-П. Сартр

Человек погружен, заброшен с самого первого момента своего существования в среду существующих вещей, которая, по словам Сартра, развертывает свои возможности вокруг человека, за и против него. Как и свое место, так и свое окружение человек может обнаружить лишь в свете своего проекта и через него. Только свободно действуя в мире, человек может определить вещи своего окружения как противостоящие его проекту. То есть своим действием, в своей свободе человек придает вещам значение в свете своего проекта.

„Враждебность, которую проявляют ко мне вещи, предначертана моей свободой как одно из ее условий“, - пишет Сартр. Порой степень враждебности может быть настолько чрезмерной, что можно будет говорить о невозможности свободного поступка. Однако, предупреждает Сартр, „невозможность касается вещей через наш свободный отказ, вместо того чтобы наш отказ вызывался невозможностью продолжать действие: невозможность продолжать действие в определенном направлении должна быть свободно конституируема“. То есть не крайне враждебные вещи сами по себе, но именно человек решает для себя, как поступить ему в данной – пусть даже в безумно страшной или смертельно опасной - ситуации.

Говоря проще: для свободного человека нет "НЕ МОГУ" - есть только "НЕ БУДУ", потому что "НЕ ХОЧУ". То есть любое "НЕ МОГУ" - это свободный выбор человека. И делается он во имя определенных ценностей, которыми наполнено движение к поставленным целям, к реализации своего проекта.

Именно свобода, проявляющаяся в направленности действий человека на цели его проекта, открывает препятствия в его окружении. И именно свобода человека, которая, по словам Сартра, "признает себя свободой изменять, неявно признает и предвидит в своем первоначальном проекте независимое существование данного, в котором она реализуется“. То есть свобода человека принимает его окружение, его реальность, в которой человек действует, осуществляет свои свободные выборы.

Свобода не только конституирует рамки, в которых данности человеческой реальности, вещи и обстоятельства его окружения раскрываются как препятствия, „но также сам ее проект в целом является проектом действия в сопротивляющемся мире, проектом победы над его препятствиями“, - пишет Сартр. Мало того, утверждает Сартр, что бы ни происходило в человеческом окружении, оно занимает свое место в мире, который заранее начертан его выбором: „множество предвидимых и непредвидимых случаев даны в самом моем проекте и конституируют его смысл; я никогда не прекращаю ждать неожиданного“. Говоря о самостоятельности вещей в человеческом окружении, которая лежит в основе всевозможных „неожиданностй“, которые вторгаются в реализацию свободного проекта, Сартр пишет:

„Именно это постоянное предвидение непредвидимого как поле неопределенности проекта, которым я являюсь, позволяет мне понять, что случай или катастрофа, вместо того чтобы захватить меня врасплох своей новизной и экстраординарностью, удручают меня всегда определенным аспектом "уже виденного – уже предвидимого", своей очевидностью и проявлением фаталистической необходимости, которую мы выражаем предложением: "это должно было случиться"“.

Другой аспект обстоятельств человеческого окружения – это возможности, которые представляют собой наличные вещи и обстоятельства, открываемые как возможности в свете цели проекта. Одновременно с этим (и нераздельно от этого) цели кристаллизуются именно через осознание данностей текущего человеческого окружения, отмечает Сартр. „Это означает, что, выбирая цель, я выбираю связи с этими существующими вещами и связи между самими вещами; я выбираю, чтобы они вступили в такие сочетания, которые объявляют обо мне, каков я есть“.

Говоря о принятии своей ситуации, которая является как препятствием, так и возможностью и необходимым условием для свободного действия человека, Сартр подчеркивает: „Я абсолютно свободен и ответствен за мою ситуацию. Но я также всегда свободен только в ситуации. То есть себя можно выбирать только как свободу среди вещей“. И добавляет: „проект моей свободы ничего не добавляет к вещам; он делает то, что вещи есть именно как реальности, наделенные коэффициентом враждебности и используемости; он создает то, что эти вещи открываются в опыте“.