quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Добро и зло

Здесь мы обсудим такие понятия, над определением которых испокон веков бьются лучшие умы человечества.

Барух Спиноза пишет о добре и зле следующее: „...под добром я буду разуметь то, что составляет для нас, как мы наверное знаем, средство к тому, чтобы все более и более приближаться к предначертанному нами образцу человеческой природы; под злом же то, что, как мы наверное знаем, препятствует нам достигать такого образца“.

„Добро, - считает Эрих Фромм, - состоит в том, что мы все более приближаем наше существование к нашей истинной сущности, зло состоит в постоянно возрастающем отчуждении между нашим бытием и нашей сущностью“.

В свете основной тематики нашего сайта мы постараемся определиться с тем, каким образом человек, стремясь избежать тревоги или совладать с нею, принимает решеиния, последствия которых можно описать в категориях добра (блага) или зла.

Джон Ролз предупреждает об опасности того, чтобы подменять понятие “благо” понятием “хороший”. Он унтверждает, что „нет ничего необходимо правильного, или морально корректного, в точках зрения, с которых вещи оцениваются как хорошие или плохие“:

„Можно сказать о человеке, что он хороший шпион или хороший убийца, не одобряя тем самым его навыков. Наше определение в этом случае истолковывается как утверждение, что обозначенный человек обладает атрибутами, которые рационально желать в шпионе или убийце, если исходить из того, что должны делать шпионы или убийцы. Обычно убийц и шпионов используют правительства и заговорщики. Мы же просто оцениваем некоторые способности и таланты с точки зрения правительств и заговорщиков. Вопрос о том, является ли шпион или убийца хорошим человеком, — это совсем другой вопрос; чтобы получить ответ на него, мы должны оценить причины и мотивы его работы…

…Для многих профессий и ролей моральные принципы занимают важное место в характеристике желаемых качеств. Например, хороший судья обладает сильным стремлением к установлению справедливости, к честному рассмотрению дел в соответствии с требованиями закона. Он обладает добродетелями юриста, которых требует его положение: он беспристрастен, способен оценить честно свидетельства, лишен предрассудков и не движим личными интересами. Эти качества могут быть недостаточными, но они обычно необходимы“.

Осуществляя свои свободные выборы, человек всегда оказывает влияние на других людей. Это влияние может быть нейтральным, позитивным или негативным. Если другой или его интересы пострадали всэдствие того или иного поступка человека, то ясно (по меньшей мере, на первый взгляд), что добром (или благом) для него эти последствия не назовешь.

Рассматривая вопрос о том, что такое благо, Джон Ролз утверждает, что при прочих равных условиях люди предпочитают „более широкие свободы и возможности менее широким, и большую долю богатства и больший доход меньшим“. Однако он подчеркивает, что „самоуважение и надежное чувство своего собственного достоинства являются, возможно, наиболее важными первичными благами“. Именно этот факт говорит в пользу ПРИНЦИПОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ как честности.

„Самое лучшее, что может сделать идеальный законодатель, - считает Джон Ролз, - это так организовать социальное устройство, что, исходя из собственных и групповых интересов, граждане были бы убеждены действовать так, чтобы максимизировать сумму благосостояния“. В таком случае желание поступать справедливо, справедливое действие будет частью блага. Желание действовать справедливо является, как считает Джин Ролз, осознанным моральным актом, а „не разновидностью слепого повиновения неким произвольным принципам“.

Для этого справедливое и здоровое общество заботится о нравственном воспитании своих юных сограждан. Джон Ролз пишет по этому поводу следующее:

„Цель нравственных упражнений заключается в том, чтобы представить недостающие мотивы: желание поступать правильно ради самого поступка и желание не поступать неправильно. Правильное поведение —это поведение, выгодное другим и обществу (как определено принципом полезности), для осуществления которого у нас обычно отсутствуют эффективная мотивация, в то время как неправильное поведения — это поведение, в общем случае наносящее ущерб другим и обществу, для осуществления которого мы зачастую обладаем достаточной мотивацией. Общество должно как-то исправить эти дефекты. Постепенно под влиянием разных психологических процессов мы приобретаем желание поступать правильно и неприязнь к неправильным поступкам“.

Итак, добром или благом можно считать следование принципам справедливости, уважительное и трепетное отношение к жизни и достоинству другого человека.


***


А теперь обратимся к понятию „зла“. Для начала рассмотрим, что под злом понимает Эрих Фромм:

„Зло - специфически человеческий феномен. Это попытка регрессировать к до-человеческому состоянию и уничтожить специфически человеческое: разум, любовь, свободу. Но зло - не только нечто человеческое, оно также нечто трагическое. Даже когда человек регрессирует к совершенно архаическим формам переживания, он ни на минуту не может перестать быть человеком, поэтому он никогда не может удовлетвориться злом как решением.

Животное не может быть злым, речь идет об имманентно присущих инстинктах, которые, по существу, служат ему для выживания. Зло есть попытка трансцендировать область человеческого на нечеловеческое, и тем не менее это нечто глубоко человеческое, поскольку человек так же не может стать животным, как он не может стать божеством.

В зле человек теряет сам себя при трагической попытке освободиться от тяжести своего человеческого бытия. Потенциал зла увеличивается еще и за счет того, что человек наделен способностью представлять себе все возможности зла, и желать их, и носиться с мыслью об этом, питая свою злую фантазию“.

Наибольшим злом Фромм считает те побуждения, которые направлены против жизни. Прямое убийство или унижение достоинства другого человека – это явное зло. Однако под такими побуждениями Фромм понимает и уход от жизни („растворение“ в другом человеке в рамках симбиотических отношений, рабское подчинение жестоким приказам своего собственного „Я“). Так жить – значит жить в аду, утверждает Фромм. Зло также существует и в меньшей степени: „в таком случае речь идет о дефиците любви, разума, о недостатке интереса и нехватке мужества“.


***


Для того, чтобы поступок был действительно злом необходимы следующие условия: поступок должен быть совершен намеренно и сознательно.

Случайное или неосознанное причинение вреда или ущерба другому, конечно будет вменено в вину человеку. Человеку придется нести ответственность за такие последствия своего поступка, искупать эту вину, компенсировать нанесенный вред. Но каковы бы ни были последствия поступка, назвать этот поступок злым будет все же нельзя.


***


Попробую теперь сформулировать, что я понимаю под злом.

Во-первых, зло - это такой намеренный поступок, который человек не хотел бы пережить со стороны других в отношение самого себя. По сути, зло – это прямая противоположность важнейшего положения Торы: „не делай другому то, что не хотел бы, чтобы делали тебе“.

Важным здесь является именно слово „НАМЕРЕННОЕ“. Ведь человек может говорить сколько угодно много и убедительно о том, что он „хотел как лучше, а получилось вот так…“. Словами можно скрыть все, что угодно. Однако зло не станет от этого меньше, если в самых глубинах души своей человек намеревался достичь именно данного результата (в отношение другого) либо выбрал такое средство, такой способ достижения цели, что негативные последствия для другого человека были предопределены (то есть, человек предпочел действовать, не взирая на возможные негативные последствия, ). Человек обязан выбирать не только цели, но и средства, которые не плодили бы зло.

Ответ на вопрос “с какой целью совершен тот или иной поступок” может дать нам аргументы в пользу смягчения или, напротив, в пользу ужесточения оценки человеческого поступка. Так, если человек украл кусок хлеба, чтобы не умереть с голоду или чтобы в отчаянной ситуации помочь своему ближнему, то этот поступок можно как-то оправдать – в противоположность воровству, как профессии, которое является, конечно, неоправдываемым злом. Хотя мне могут и возразить: все зависит от аргументации и умения найти доказуемые и удовлетворяющие оценивающую инстанцию оправдания.

Именно в этой размытости границ между оправданным и неоправданным и лежит главная причина того, почему люди, вместо того, чтобы расти и совершенствоваться морально, оттачивают искусство оправданий. И еще одна опасность кроется в этой размытости. Я имею в виду то, что бессовестные политики выворачивают факты наизнанку, чтобы создать идеологию, которая будет оправдывать жестокость и несправедливость.

Эрих Фромм утверждает, что никакие религиозные установления не могут заставить человека отказаться от творения зла:

„Бог не вмешивается в историю человека, в ходе которой он изменяет свое сердце. Он посылает своих посланцев, пророков, с тройной миссией: напоминать людям об определенных целях, показывать им последствия их решений и протестовать против неправильных решений. Дело человека - сделать свой выбор; никто, никакой Бог не может его спасти…

Мы не можем полагаться на то, что кто-то нас освободит, но мы должны постоянно сознавать тот факт, что неправильные решения отнимают у нас возможность освободить самих себя…

Человек может выбирать; все. что может сделать Бог,- это поставить его перед принципиальной альтернативой жизни и смерти и потребовать от него выбрать жизнь“.

Во-вторых, злом являются поступки, заведомо (то есть осознанно) и намеренно нарушающие ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

Наконец, злом я считаю такие действия и поступки человека, которые облегчают творение зла другими людьми.

На уровне государства – это законы или приказы, следование которым (зачастую под угрозой сурового наказания или смерти) заставляет человека творить зло. Преступные приказы плодят преступников – но (не стоит забывать этого!!!) человек в любой ситуации сам и свободно решает, как ему поступить. Бывают, конечно, времена, когда открыто протестовать бессмысленно, потому что смертельно опасно, поэтому просто промолчать является уже геройством.

А вот решение следовать преступному приказу со рвением – это, конечно, решение в пользу зла. При этом человек имеет внутри себя авторитарную инстанцию, наказывающусю и направляющую его поступки именно в этом направлении. Таким поступком человек укрепляет свою шаткую самооценку, избавляясь тем самым от мучительной тревоги.

Или же следование принципам двойной морали, когда государство в лице правителей и чиновников, на словах провозглашая благородные цели, в действительности преследует свои шкурные интересы, что является действием несправедливым. Подобный пример весьма заразителен, поскольку не только разжигает аппетит у граждан, но и снижает порог несправедливого поступка. Чем дальше, тем больше – все легче становится творить зло по отношению к своим ближним, подменяя моральные нормы демагогическими оправданиями.

Или борьба за справедливость несправедливыми методами… Возьмем недавнюю российскую историю конца 19 - начала 20 веков. Разгул экстремизма и терроризма, которым характерисуется это время, произошел из нашедшей поддержку либеральной общественности борьбы революционеров-боевиков за некие идеалы, на пути которых стоял „проклятый царизм“.

Политические убийства и покушения, явно или тайно поддерживаемые в обществе, способствовали тому, что я называю „фасилитацией зла“ – то есть облегчению совершения злых поступков. К так называемой „революционной“ деятельности примкнули зачастую абсолютно политически неграмотные уголовники или попросту психически неуравновешенные или больные люди, которые, прикрываясь „высокими“ целями и идеалами, компенсировали собственную ущербность, мстили тем, кого они считали своими обидчиками, избавляйлись от своих комплексов  и страхов.

В результате порог зла снижался все больше, а жизнь и благополучие других людей стоили все меньше. Очень хорошо об этом написано в книге Анны Гейфман "Революционный террор в России, 1894-1917" (настоятельно рекомендую!!!).

 

***

Хочу обратить ваше внимание еще на один важный момент - а именно на то, что добро и зло (как это ни пападоксально звучит) не существуют в мире вне человеческой воли, вне поступков каждого конкретного человека. Именно своим свободным выбором человек выбирает в пользу зла или добра. "До морального конфликта в отношении свободы воли дело доходит тогда, когда нам нужно принять  конкретное решение, а не тогда, когда мы решаемся в пользу "добра или зла вообще_ - пишет Эрих Фромм, - Свободного выбора между "добром и злом вообще" не существует, есть только конкретные и специфические способы действия, которые являются средством для достижения добра, и способы действия, которые являются средством для достижения зла".

***


Завершить эту главу хочу словами Фромма, которые звучат, в конце концов, весьма оптимистично:

„Мы должны на деле достичь осознания самих себя, чтобы иметь возможность выбрать добро, но это самосознание не поможет нам, если мы потеряли способность быть до глубины души взволнованными бедой другого человеческого существа, дружеским взглядом, пением птиц и свежей зеленью травы. Если человек равнодушен к жизни, то больше нет надежды, что он выберет добро. Его сердце действительно ожесточилось настолько, что его „жизнь“ закончилась. Если бы это случилось со всей человеческой расой или ее наиболее могущественными членами, это могло бы привести к угасанию жизни человечества в ее самый многообещающий момент…

Зло есть нечто вообще человеческое, ибо оно представляет потенциал регрессии и потерю нашей гуманности, оно живет в каждом из нас. Чем больше мы осознаем это, тем меньше мы в состоянии сделаться судьями над другими людьми“.

.
Изобразительный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?

Литературный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?