quote Бывшее забыто, грядущее сокрыто, лишь настояшее подлинно –
именно поэтому оно называется настоящим
Цитата из мультфильма "Кунгфу-Панда"

Познавательное в модусе бытия

"Доподлинное счастье человека
связано именно с мгновениями причастности
к высшей истине"
Абрахам Маслоу


Потребность знать и понимать, проявляющуюся уже в позднем младенчестве, развивается не под внешним воздействием, не в результате обучения, а скорее сама по себе, как естественный результат взросления, пишет Абрахам Маслоу. Он подчеркивает, что детей не нужно учить быть любознательными, однако их можно отучить от любознательности. Он выражает опасение, „что именно эта трагедия разворачивается в наших детских садах и школах“, одновременно надеясь на то, что, если образование, побуждая ученика к нестандартным размышлениям, к новому ракурсу восприятия трудной проблемы, тем самым способствуя САМОАКТУАЛИЗАЦИИ человека, то "очень скоро мы будем наблюдать расцвет цивилизации нового типа: люди станут здоровыми и сильными, они станут хозяевами своей жизни».

Маслоу обращает наше внимание на то, что никакой опыт нельзя "копить как монеты". Самым важным типом научения Маслоу считает "научение характеру или сущностное научение". В процессе такого научения, новый опыт, интегрируясь в человека, изменяет его. Ссылаясь на Лоуренс Кьюби Маслоу пишет: "конечная цель образования и воспитания – помочь индивиду стать человеком в той полной мере, в какой он только способен".


***


Абрахам Маслоу заявляет, что человеку следует относиться к любому явлению „как к уникальному и неповторимому, не пытаясь втиснуть его в рамки теории, схемы или концепции, напротив, подчиняясь его собственной природе“. Если человек хочет постичь реальность какова она есть, познать ее сущность на собственном опыте, он должен „стряхнуть с себя ограничения собственного Я, освободиться от своих надежд, ожиданий и страхов“. Именно при таких условиях человек будет в состоянии погрузиться в настоящее, в свое "здесь и сейчас", в ФОКУС СВОЕГО БЫТИЯ, обращая свое внимание больше не на отдельные составляющие какого-то объекта или явления, а на отношения и на явление в его целокупности.

Такое принимающее созерцание дает нам действительно полное представление об объекте, "позволяет постичь его уникальность и многогранность, позволяет оценить его и насладиться им", подчеркивает Маслоу. Бытийное внимание это, согласно Маслоу, свежая, самобытная реакция человека на уникальные свойства объекта: "бытийное восприятие, не обремененное страхом неизвестности, охватывает объект целиком, впитывает его в себя и проникается им…, способно увидеть многозначность явления… При бытийном познании индивид имеет тенденцию воспринимать ощущение или объект как целое, как завершенную вещь, в отрыве от возможной ее полезности, целесообразности и назначения".

То есть такое восприятие имеет дело с явлением или объектом а не с их нужностью или плезностью для человека. Такое воприятие - есть диалог с миром, отношение типа "ТЫ и Я", подробно описанное Мартином Бубером. В противоположность этому диалогу, отношения типа "Я - ОНО" основаны не на ценности объекта самого по себе, а на принципе нужности или полезности его для человека.

Подчеркивая, что жизнь – это непрерывное движение, непрерывный процесс перемен, Маслоу указывает на то, что каждый миг бытия непохож на все, что было раньше. Каждое явление ново и уникально. Потому-то любая проблема, встающая перед человеком, – это новая проблема. И решать ее надо не стереотипными способами, а всегда по-новому. То есть типично в жизни именно новое и уникальное, а не похожее или (еще хуже) "точно такое же", что и раньше. Такой подход возможен только при погруженности человека в настоящее, в сконцентрированности его внимания на том, что происходит "здесь и сейчас".

„Сознание животного ограничивается видимым, созерцаемым, а следовательно, только настоящим, - пишет Артур Шопенгауэр, - животное есть воплощенное настоящее… Именно эта свойственная животным  способность,  так сказать, совершенно растворяться в настоящем, много способствует той радости, которую доставляют нам наши домашние животные. Они суть олицетворенное настоящее и помогают нам известным образом чувствовать истинную цену всякого неотягченного и неомраченного текущего часа, между тем как мы своими мыслями большею частию уносимся далее и оставляем его без внимания…“.

По словам Шопенгауэра, человек „имеет кругозор, обнимающий всю жизнь и даже выходящий за ее пределы“. Поэтому уноситься по ВРЕМЕННОЙ ОСИ в прошлое или будущее, упиваться обидами, дрожать от пугающих ожиданий, занимаеь свои мысли предстоящими саботами или страхами – это исключительно человеческий удел. Во многом эта склонность обусловлена (как мы не раз уже говорили) стремлением избежать переживание тревоги в ФОКУСЕ БЫТИЯ. Другой способ такого избегания тревоги - превращение мира в некую статичную схему, состоящую из застывших символов.

Человеку, который решился на СТАНОВЛЕНИЕ, по-настоящему возможное исключительно в МОДУСЕ БЫТИЯ, никогда нельзя забывать о том, что слова и понятия - всего лишь знаки и символы, которые используются для того, чтобы человек мог найти с другими общий язык, а также для того, чтобы ему было легче ориентироваться и в себе самом, и в СВОЕМ МИРЕ. Однако человеку свойственно подменять именно этими застывшими знаками и символами то, что живет и изменяется. Поэтому, как "за деревьями можно не заметить леса", за стереотипными взглядами на мир можно не заметить живой реальности. Поэтому, читая или наблюдая себя самого и окружающее, необходимо всеми силами стараться избегать стереотипов восприятия.

Человек, живущий в модусе бытия, радуется открытиям, стремится познать то, что до этого оставалось для него тайной. Бытийное познание проявляется в живом ИНТЕРЕСЕ к миру и к самому себе. Человек не устает задаваться вопросами – подобно маленькому ребенку: „Что? Как? Почему?“. Вопросы отражают не столько скепсис и недоверие к миру и другим людям, сколько стремление приблизиться к некой истине. Истина, которую не открывают заново – это всего лишь ДОГМА. Недаром в ешивах (религиозных еврейских школах) успеваемость учеников оценивается не по объемам заученных текстов, а по умению задавать вопросы по их содержанию. Причем тем лучше считается ученик, чем сложнее, парадоксальнее будет его вопрос – даже если он ставит под сомнение рассматриваемое положение (я не говорю сознательно „рассматриваемую истину“, поскольку с такой позиции истина живая, она меняется и обогащается с каждым вопросом, с каждым обсуждением).

Живому познанию не чужды СОМНЕНИЯ. Но познающий бытийно не делает из сомнений культа и не страдает от того, что он не верит на все сто процентов в некую истину. Сомневаясь в чем-то, человек пускается на поиски; открывая и познавая, он лишь обогащает эту истину.

Открытия, которые человек делает на путях познания себя и мира, делает те мгновения, в которые это познание осуществилось, настолько яркими и эмоционально насыщенныеми,  что это позволяет Маслоу утверждать: только эти мгновения и имеют право называться „лучшими мгновениями человеческой жизни". Он называет подобные переживания "пиковыми":

"эмоциональная реакция на пиковое переживание имеет особый привкус удивления, благоговения, почтения, смирения и подчинения величию переживания". В такие моменты "весь мир предстает как абсолютно единое, живущее полноценной жизнью, существо" или же "одна частичка мира воспринимается так, будто на какое-то мгновение она и составляет весь мир".

Ссылаясь еа Герберта Рида, Маслоу пишет, что ребенок обладает "невинным зрением", способностью видеть нечто так, как будто он видит это в первый раз, он может смотреть на него в изумлении, изучая все его аспекты, замечая все его качества. Люди, которые способны воспринимать жизнь во всем ее многообразии, „могут позволить себе такую роскошь, как наслаждение жизнью“, - пишет Маслоу, - „они умеют испытывать приятное возбуждение, радость и восторг…, способны радоваться жизни и активно взаимодействовать с действительностью“.

В моменты пиковых переживаний человек, согласно Маслоу, уподобляется Богу, "особенно в своем любящем, неосуждающем, сострадательном и, можно сказать, веселом восприятии мира и человеческого существа, в их полноте и целостности". В такие моменты человек перестает обороняться, отбрасывает свои защитные шипы и поворачивается к миру лицом, впуская, вбирая мир в себя.