quote Мир прошлого есть произнесенное пророчество. Только как созидатели
будущего, как познавшие настоящее, вы поймете это
Ницше

Защиты от тревоги успеха

Избавлению от переживания страха, связанного с успехом, служат всевозможные способы защиты, обшим для которых является активное или пассивное избегание ситуаций и предпосылок, которые могут привести к успеху и, тем самым, к выделению из массы, выходу из слиянности с другими и (в представлении человека) к нарушению гармонии отношений.


СТРЕМЛЕНИЕ К РАСТВОРЕНИЮ В ДРУГОМ / В ДРУГИХ

Успех приносится в жертву растворенности в ОТНОШЕНИЯХ, которые человек ставит (осознанно или, чаще, бессознательно) выше всего на свете. Сверхценность гармонии отношений имеет, как отмечает Карен Хорни, следующие проявления:

НЕЛЬЗЯ считать себя выше других или проявлять подобные чувства в своем поведении. Он склонен подчиняться другим, зависеть от них и ублажать их.

Если в отношении других к нему есть что-то, напоминающее восхищение им или признание, то это ставит его выше других и заставляет чувствовать себя неловко.

Чего он жаждет, так это помощи, защиты, поглощающей любви. Эти характеристики также преобладают в его отношении к себе. Он живет с расплывчатым чувством неудачи (в том, чтобы жить, как НАДО) и поэтому склонен чувствовать себя виноватым, хуже и ниже других, и даже презренным“.

При этом, указывает Хорни, его „ненависть и презрение к себе, происходящие из этого чувства неудачи, часто выносятся им вовне пассивно: он считает, что это другие обвиняют или презирают его“ (ПРОЕКЦИЯ).


ТАБУ НА ГОРДОСТЬ

Интерессо, что некоторые люди, подверженные ГОРДЫНЕ, одним из главных качеств, тешащих ее, считают “скромность”. Карен Хорни так описывает представителя этого типа людей:

„Его идеальный образ самого себя - в первую очередь, сплав "достойных любви" качеств, таких, как отсутствие эгоизма, доброта, щедрость, смирение, святость, благородство, сострадание. Поскольку безгрешные и достойные любви качества его ИДЕАЛЬНОГО Я – это все, что у него есть, он не может не гордиться ими.

Однако его имидж святого и уловителя сердец запрещает любое сознательное чувство гордости. Он должен уничтожить любой ее след. Для него было бы невозможно отождествлять себя со своим горделивым и достославным я.

Он может ощущать себя только своим подчиняющимся, принесенным в жертву "Я". Он чувствует себя не только маленьким и беззащитным, но и ВИНОВАТЫМ, нежеланным, нелюбимым, глупым, некомпетентным. Исключение гордости из осознания входит в его способ решения внутреннего конфликта. Это влечет за собой библейский грех против себя самого – зарывание своего таланта в землю.

На гордость, неважно чем, наложены всесторонние и строгие ТАБУ. В результате она не ощущается сознательно; он ОТРИЦАЕТ ее и отрекается от нее.

Ему свойственно тревожное избегание гордости, торжества или превосходства, страх перед выигрышем в игре (не осмеливается выиграть).

Он ДОЛЖЕН избегать любой "самонадеянной" мысли, чувства, жеста.

Но, хотя он и отрекается от своей гордости, она проявляется во множестве неявных форм – в уязвимости, в различного рода избеганиях, в защитных механизмах, позволяющих "сохранить лицо" и т.п.“.

САМОУМАЛЕНИЕ

Чтобы избежать тревоги и ненависти к самому себе, человек, согласно Карен Хорни:

„Склонен отрицать и устранять все свои чувства захватнического плана, такие как самовозвеличивание, гордость и самонадеянность. Он склонен также подавлять в себе все, что имеет оттенок честолюбия, мстительности, торжества, поиска выгоды. Он решает свой внутренний конфликт, подавляя все захватнические установки и влечения и давая дорогу склонностям отказывать себе и отказываться от себя.

Процесс самоумаления поддерживают могущественные табу на выход из тесных рамок, в которые он сам себя поместил (НАДО довольствоваться малым. НЕ НАДО желать большего или стремиться к нему. Любое желание, любое стремление, любой порыв к большему ощущается им, как опасный или безрассудный вызов СУДЬБЕ). Он сможет выполнять внутренние предписания, только если он укрепит тенденции к пренебрежению собой.

Самый процесс самоумаления – не только средство избежать захватнических установок и держаться в узких рамках „НЕЛЬЗЯ“, но также и средство умиротворить собственную ненависть к себе.

Ему свойственно неумение осознавать выгодность своего положения и неумение пользоваться ею. Привилегии в его глазах превращаются в обязанности. Он не осознает превосходство своего знания и в решительный момент неспособен показать его. Он приходит в растерянность в любой ситуации, в которой его права определены нечетко.

Предъявляя совершенно законные требования, он чувствует себя так, словно нечестно пользуется невыгодным положением другого. Он или совсем отказывается просить других, или просит, извиняясь за свою "бессовестность". Он может быть беспомощен даже перед теми, кто на самом-то деле зависит от него, и не может защититься, когда они обращаются с ним просто оскорбительно.

Путем процесса самоумаления он доходит до крайности: человек избегает всего, что кажется ему высокомерием, тщеславием или бесцеремонностью. Он забывает о своих знаниях, достижениях, о всем хорошем, что им сделано.

Его самоумаление делает его глубоко незащищенным человеком. Поэтому, следуя своим старым образцам, он ищет других людей, чтобы укрепить свои внутренние позиции: другие дадут ему чувство, что его принимают, одобряют, нуждаются в нем, желают его, он нравится, его любят и ценят. Его спасение – в руках других. Следовательно, его нужда в людях не только крепко укоренена, но часто приобретает характер безумия“.

ИЗБЕГАНИЕ СИТУАЦИЙ, ГДЕ ОЖИДАЕТСЯ УСПЕХ

Люди, подверженные тревоге успеха, вместо удовлетворения, и восторга, сопровождающего личные удачи и достижения, испытывают парализующее уныние. Поэтому они предпочитают успеху избегание и самого успеха, и всего, что может к нему привести.

К бессознательным способам избегания относится, согласно ХОРНИ, снижение „порога осознания самого себя“, чтобы, по возможности, меньше ощущать свои желания,  потребности и стремления. Так, проще отказаться от реализации своих потребностей (официальное обяснение – конечно, ради других!), человек как бы снимает с себя необходимость быть ОТВЕТСТВЕННЫМ и самому принимать решения:

„Он может все делать, только если это НУЖНО, если он обязан. В противном случае – у него просто не будет времени для этого. "Терять столько времени на себя" кажется ему "эгоистичным". "Эгоистично" вообще что-либо делать для себя. Было бы "эгоистично" наслаждаться в одиночку. Он часто не может держать свои вещи в порядке или навести у себя порядок, если только не для кого-то, кто это оценит. Точно так же он может пренебрегать тем, как он выглядит, если это не для других. Он часто не осознает, что находится под действием своих внутренних запретов, и принимает их за "естественное" желание разделить радость с другим“.

На самом деле, в подобных случаях делить удовольствия с другими – это не искреннее желание, а некий внутренний „приказ“, отражающий компульсивность поведения. А внутренние приказы, как отмечает Хорни, бессознательно выносятся вовне (ПРОЕКЦИЯ). В результате человек „ощущает себя как существо реагирующее; жизнь при этом воспринимается как последовательность исходящих извне дерганий и пинков“.

Во многих случаях избегания могут включать в себя и реальные желания человека. Ведь, как известно, многие люди считают позорным поражением не получить желаемого. „Само желание тогда становится слишком большим риском, - пишет Хорни, - Однако такая узда на желания означает резкое ограничение жизни“:

„Избегание может относиться к различным специфическим вещам. Наиболее вероятно, что в таких конкретных вещах человек осознает свое увиливание, но в более широких областях оно часто затуманено установкой "Я не могу" или "Мне все равно".

Действие двух принципов, определяющих характер избегания:

Первый – безопасность через ограничение жизни. Безопаснее отказываться, уходить, отвергать, чем рисковать своей гордостью. Вероятно, ничто не демонстрирует столь впечатляющим образом, насколько сильна бывает гордость, чем готовность ограничить свою жизнь до убожества.

Второй принцип – безопаснее не пытаться, чем пытаться и потерпеть неудачу. Этот афоризм придает избеганию печать окончательности, потому что лишает человека даже шанса постепенно преодолеть свои трудности, каковы бы они ни были. Он сумеет найти оправдание. По крайней мере, он успокоит себя мыслью, что если бы попытался, то мог бы…“.


СПИСЫВАНИЕ УСПЕХОВ НА СЛУЧАЙ, СУДЬБУ

Тот, для кого успех и ощущение безопасности обратно пропорциональны, не может воздать себе должное даже тогда, когда его деятельность оказалась успешной, отмечает Карен Хорни. Он пугается этого, принижает свой успех или приписывает его удаче или случайности (СУДЬБЕ). Он остаётся пассивным игроком: если у него что-то получается – это везение или один обман (просто к нему хорошо отнеслись, либо, наоборот, позволили добиться позитивного результата, чтобы не показать, что на самом деле к нему плохо относятся).

Таким образом человек как бы снимает с себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свои собственные достижения – и, тем самым, заявляет другим, от которых он зависим, что он беспомощен, как всегда, и его надо и дальше жалеть и опекать.


ПОЗИЦИЯ ЖЕРТВЫ

Нередко защитой от тевоги успеха становится пассивная позиция, представление себя ЖЕРТВОЙ „благоприятных“ обстоятельств, что описано выше. Однако человек может идти дальше. Чтобы сохранить и укрепить отношения, человек, согласно Карен Хорни, „должен быть беспредельно щедрым, полезным, внимательным, понимающим, жалостливым, любящим и жертвенным: фактически, любовь и жертва в его сознании тесно переплетены: он должен всем пожертвовать ради любви – любовь и есть жертва“.


ТАБУ НА ЛЮБОЕ УСТРЕМЛЕНИЕ

Как указывает Карен Хорни, человек накладывает „ТАБУ не только на возвышенные фантазии, а на любое стремление, подразумевающее, что человек обратится к собственным ресурсам или станет лучше и сильнее“:

„Здесь стирается граница, лежащая между фрустрацией себя самого и пренебрежением к себе. "Кто ты такой, чтобы хотеть играть, петь, иметь жену? Ты никогда ничего не будешь из себя представлять".



РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Запреты на успех, которые человек, можно сказать, ставит себе сам, нуждаются в РАЦИОНАЛИЗАЦИИ, иначе непрожитая жизнь попросту раздавит человека, швырнет его в бездны ЭКЗИСТЕНЦИАЛьНОЙ ВИНЫ. Поэтому для профилактики и примирения с собой человек придумывает (в значительной степени бессознательно. не рефлектируя) объяснения: “если бы не (жена, окруежение, коллеги, дети, начальство), я был бы успешнейшим и счастливейшим человеком”. Такие объяснения приносит ощущение покоя и довольства, хотя ни причины, ни последствия никуда при этом не деваются.