quote Личность в каждое мгновение своего существования находится в процессе
становления, так как личность... только тогда является таковой, когда она
идет к тому, чтобы стать личностью
Серен Кьеркегор

Корнавирус и тревога неопределенности (нового и непредсказуемого)

В связи с пандемией корона-вируса много говорится о том, что мир стал другим, что он никогда не станет прежним…

Мир, честно говоря, никогда не может быть или оставаться прежним. И это было, есть и будет всегда - что бы нового ни проишодило в мире, какие бы новые обстоятельства ни складывались. Потому что мир – это всгеда что-то новое… Мир – это всегда нескончаемый поток перемен, отражающий свойство бытия, которое я нызываю ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ.

„Вечное движение“ отражает единственное постоянство бытия - постоянство перемен... Столкновение с переменами неизменно вызывает в нас тревогу нового и неизвестного, ощущение неопределенности перед тем, что может с нами случиться... И стремимся мы все к безопасности и предсказуемости (которая, как мы наивно полагаем, возможна)…

Все, что бы в мире ни проишодило, есть лишь отражение этого „вечного движения“… Пандемия здесь не исключение… Она - одна из множества возможных вводных, которые вторгаются в поток бытия и меняют его привычное течение.

Но, тем не менее, то, что проишодит сейчас в мире в связи со вспышкой новой инфекции – достаточно беспрецедентно. За всю последнюю историю человечество не знало таких глобальных и радикальных измененеий привычного уклада жизни – и частной, касающейся отдельных люидей, и политической, экономической.

Поэтому давайте рассмотрим на примере пандемии корона-вируса тревогу неопрерделенности, с которой столкнулись миллионы и миллионы людей, и то, как они с этой тревогой обходятся.

Пандемия представляет собой новую реальность. Она поменяла привычные рамки судьбы каждого человека (в частности – введение ограничений, изоляция, правила передвижения и поведения в общественных местах, новый дресс-код, можно сказать – ношение маски, как минимум, меры предосторожности, о которых надо постоянно помнить). Закрылись границы, остановились многие предприятия, целые отрасли индустрии развлечений не работают (рестораны, театры, музеи). Отменены массовые мероприятия, в том числе традиционные празднества и фестивали, которые формировали лица городов и служили визитной карточкой целых стран и народов.

 

В результате – усилилась неопределенность будущего, касающегося и лично каждого из нас, и каждого из наших близких, и каждого человека, по сути… А также – будущее экономики, будущее целых стран и даже целого мира…

Эмоцию, характеризующую тревогу неопределенности, я назваю „мандражем“. Это чувство всем нам знакомо, когда мы должны выйти на сцену, впервые прыгнуть в воду с высоты, когда скоро предстоит экзамен…

Можно утверждать, цто мандраж перед неопределенностью в связи с пандемией будет все же сильнее, чем если бы ее не было. Думаю, это связано с теми страхами и пугающими ожиданиями, которые люди испытывают в этой связи. Страхи эти и ожидания могут быть связаны с реальной возможностью заболеть и умереть, реальной возможностью болезни и смерти ближних, а также сюда примешиваются страхи перед безработицей и прочими негативными последствиями вынужденного бездействия в самоизоляции или на карантине.

Хочу подчеркнуть, что к тревоге неопределенности здесь могут примешиваться и тревога смерти, и тревога одиночества, и тревога ограничения свободы, и тревога потери ближнего, и тревога потери имения (то есть того материального, чем обладаешь и что делает жизнь более или менее предсказуемой, гарантируя некую стабильность).

Если человек следует голосу своих страхов, то он будет стараться соблюдать правила изоляции – оставатьСя дома, в своем мирке означает как бы безопасность и покой. Для людей, ишодно подверженных тревоге неопределенности, ситуация с карантином и изоляцией – просто подарок. Потому что они и так предпочитают пугающему миру свое гнездышко.

Конечно, даже выходы за продуктами могут стать для таких людей проблематичными, потому что они могут казаться полными опасности…

И ограничение контактов может стать запределеьным – и вполне ожидаемо, что и потом, когда наступит послабление, привычные страхи будут держать таких людей на немалой дистанции от других…

Необходимо подчеркнуть, что большая или меньшая доля мужества требуется людям для преодоления страхов, связанных с тревогой неопределенности, что необходимо, как минимум, для обеспечения жизнедеятельности. В любом случае – преодоление страхов всегда положительно влияет на самооценку человека, что может способствовать дальнейшему внутреннему росту…

Принять или не принимать новую ситуацию, соглашатьСя или не соглашаться с ограничительными требованиями правительств – это вопрос веры и доверия, что есть в значительной степени функция интеллекта (то есть, ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ).

Именно головой, разумом своим человек соглашается или не соглашается с чем-то – именно на основе своего личного решения, своего собственного выбора поступает он так или иначе. И этот выбор, это решение основывается на сознавании, на вере и доверии, на принятии или непринятии того или иного явления. В случае с корона-вирусом такое разумное решение – есть следование требованиям изоляции и поведения в общественных местах, обхождение с группами риска (стариками и хронически больными) – чтобы не подвергать ни себя, ни других угрозам и чтобы не привести к пику заболевания и, тем самым, к критической нагрузке на систему здравоохранения.

Люди, испытывающие тревогу, а также не желающие признаваться себе и другим в наличии у них страхов, нередко (в подавляющем большинстве случаев бессознательно) прибегают, в частности – к ОТРИЦАНИЮ, которое относится к классическим формам защиты. Интересно, что отрицается часто не сам страх, а причина его – то есть опасность корона-вируса, его заразность, а то и вообще и само его наличие. При этом, нередко, вся информационная шумиха вокруг пандемии объясняется либо мировым заговором или нейтрализуется с помощью статистики, показывающей, что все не страшно и под контролем. Этих отрицателей называют короно-скептиками…

Короно-скептики - это люди, которые, по сути, не хотят и не способны принять новую реальность, потому что эта реальность им неудобна, усиливает неопределенность, что крайне неприятно и мешает жить привычно…

Интересно, что котона-скептиков немало среди врачей. Но это, наверное, неудивительно, поскольку именно врачи привыкли прибегатьк статистике, именно врачам привычны болезни и смерти других. Массив страданий и смертей других заставляет врачей отстраняться – это есть механизм спасения психики. Наверное, именно поэтому врачи нередко прибегают к отрицанию. Не исключение – и ситуация с корона-вирусом.

Кроме того, врачи и ученые получают громадное удовольствие от интеллектуализирования как таковоого, а также и от того, что им удается увлечь своими рассуждениями тысячи другиох людей и от того, что они могут перещеголятьдругих интеллектуалов своим интеллектом и полулярностью своих идей. Тут налицо уже хорошо знакомая нам ГОРДЫНЯ, то есть СУБСТАНЦИОНАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ.

Скептицизм хранит людей от чрезмерных страхов, но он может играть и нехорошую службу, потому что скептики могут ставить и себя, и других под угрозу, не соблюдая или игнорирухя ограничительные рекомендации.

 

Другим важнейшим и – увы – очень распространенным способом интеллектуального реагирования на тревогу неопределенности становятся всевозможные конспирологические теории. Назрушенный короной привычный уклад жизни привел и к разрушению привычной картины мира. Именно это и вызывает ощущение неопределенности. Поэтому на помощь приходят всевозможные объяснительные приемы. Я уже не раз останавливался на них.

Например, что вирус – это искусственное изобретение Китая в борьбе за мировое господство, или США в борьбе с Китаем. А то - и биологическое оружие, создаваемое в России и подвергшееся утечке в результате взрыва.

Или – еще круче – это заговор мирового закулисного правительства, цель которого – существенно уменьшить население Земли.

В последнее время курсирует масса информации о причастности Билла Гейтса к такому заговору – и люди массово проклинают его, и боятся чипирования – и с помощью специальной инъекции, к которой Гейтс приложил руку, и с помощью 5Г-связи – которая призвана сделать из любей зомби.

Растет недоверие собственным правительствам, которые готовы выделить миллиарды на разработку вакцины против корона-вируса. И тут интеллектуалы всех мастей приводят массу аргументов против и опасности вируса, и бесполезности вакцины, и ненужности ограничительных мер – подкрепляя это горами чисел, формул, таблиц, диаграмм и графиков.

Любая объяснительная система для человека, который оказался в мире неопределенностей, будет хороша. Потому что она означает для него конец неопределенности. Человек как бы начинает "понимать" свой мир. Как бы понимать - в ковычках, так как в действительности это далеко от понимания - даже гораздо дальше чем сама неопределенность. Потому что неопределенность - это все же конфронтация с реальным миром, а объяснительная схема уводит человека от реальности в мир заскорузлых убеждений.

Описанные интеллектуальные решения вызывает рост недовольства и возмущения, обусловленные нарастающей ТРЕВОГОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ.

Поясню: люди начинают считать несправедливыми ограничительные меры и их продолжительность. Они начинают возмущаться разными возможностями людей на карантине. Все тот же бедный Билл Гейтс подвергается критике за то, что он, призывая к самоограничениям и изоляции, живет в огромном доме с бассейнами, а миллионы простых людей сидят по своим квартиркам и лишены возможности заниматься спортом или развлекаться, как они привыкли…

Поначалу ограничения на контакты со стариками и на предложения ограничить их передвижение вовне многие считали антиконституционными, так как это – ограничение их базовых прав и свобод.

Еще одну огромную несправедливость люди видят в идее правительства выпускать из страны (или впускать в страну) в дальнейшем только тех, у кого имеются антитела к вирусу (то есть, только переболевших, а, следовательно, обладающим иммунитетом).

Ощущение несправедливости ведет к действиям – то есть к ИНТЕНЦИОНАЛьНОМУ РЕШЕНИЮ.

Параноидные страхи в связи с влиянием конспирологией уже привели к массовым нападениям на вышки связи Г5 – в частности, в Осетии и даже в Великобритании.

Но самое простое – а потому и смое массовое - это прямой и индувидуальный протест против карантина. К этому присоединяются еще и массовые протесты.

Я думаю, что протесты и бунты против карантина могут быть – по меньшей мере отчасти – обусловлены именно корона-скептицизмом – или, как говорят в России, корона-диссиденством - (а в остальном – тревогой неспреаведливости, тревогой ограниченйия свободы).

А бунт против ограничений – не только потенциально опасен, но и напрасен. Ведь в необходимости изоляции содержится и немало положительного: возможность побыть наедине с собой и со своими близкими, отдохнуть и узнать что-то новое, а то и познать самого себя… Так что тревога неопределенности может стать в условиях пандемии приглашением к росту.

Другим – потенциально более опасным (особенно на отдаленную перспективу) – интенциональным решением является паушальный протест против действующих правительств при которых случилась пандемия, и которые принимали непопулярные решения. В результате повышается угроза протестного голосования, роста влияния на умы людей всяческих популистов и шарлатанов. Это уже ставит прогрессивные страны под угрозу дрейфа в сторону от либерализма и демократии. Остается лишь надеяться, что все же здравый смысл восторжествует и либеральные ценности будут спасены.

***

 

Что касается ограничительных мер – то иные из них оказались (наряду с негативным влиянием на экономику и психологический фон) вполне полезны и с точки зрения стабильности. Например, резко сократились, а то и вовсе исчезли сообшения о террористисческих атаках в Европе.

С другой стороны, многие ограничительные мероприятия оказались весьма выгодны некоторым правительствам и режимам. Так, путинский режим (в частности, собянинское московское правительство) обкатывает на мерах так называемой самоизоляции модели слежения за людьми, модели ограничения или даже пресечения активности граждан – как вовне, так и в интернете. Они надеются, что и после пандемии они продолжат использовать эти методы. И, я думаю, они вполне могут это воплатить, хотя бы отчасти.

Это не есть часть мирового заговора, часть конспирологической теории. Здесь, как говорят в Одессе, надо поступать так: мухи отдельно, а котлеты отдельно.

Каждому здравомыслящему человеку необходимо сознавать абсурдность и опасность конспирологических теорий – и стараться, по мере возможностей, помогать другим людям не утонуть в пучине конспирологической паранойи.

Одновременно необходимо четко показывать и себе, и другим попытки режимов вести (под видом борьбы с пандемией) наступление на свободы и права человека, на свертывание демократии.

И с этим, конечно, предстоит еще бороться.