quote Воображение есть один из путей прорыва из этого мира в мир иной.
Вы вызываете в себе образ другого мира
Николай Бердяев

О здоровой и "больной" идентичности

Здоровой идентичностью я называю чувство цельности и целостности, которое человек испытывает в отношение собственной личности. Это значит, что все составляющие идентичности адекватно и органично сочетаются, формируя, по сути, костяк личности человека. Предпосылкой такой целостности является то, что идентичность выстраивается вокруг ПОДЛИННОГО Я человека и способствует его дальнейшему и неостановимому СТАНОВЛЕНИЮ. Если сравнить идентичность с мозаикой, то в здоровой идентичности мы не различим отдельных камешков, из которых сложена эта мозаика. Перед нами - цельная картина с полутонами и плавными переходами.

В "больной" идентичности, напротив, некоторые составляющие начинают выпячиваться и приобретать особое, гипертрофированное значение - вплоть до того, что мозаика окажется полностью заслоненной одним из камешков. Стоит подчеркнуть, что центром такой идентичности будет ИДЕАЛЬНОЕ Я, точноее те его аспекты, которые кажутся человеку наиболее актуальными, которые на уровне подсознания принимаются как нечто наиважнейшее.

***

Одной из важнейших составляющих идентичности гражданина любой страны является то значение, которое имеет эта страна как для самого гражданина, так и для ее международного окружения. Недаром массовая депрессия и подавленность охватывают целую нацию в эпохи, в которые ее страна оказывается побежденной и несправедливо униженной. В эти эпохи идентичность отдельного человека лишается огромного пласта, отвечающего за самооценку и способного энергетически подпитывать человека практически во всех его делах.

Вспомним Германию в период после Первой мировой войны. Дух бедности и чувство унижения перемешивались в душах рядовых немцев, накапливались там обидами и ненавистью к тем, кто разгромил их страну и поставил ее на колени. Идея мести и справедливости была подхвачена и использована Гитлером, усилена идеями превосходства арийцев над другими народами, идеями насилия над чужими. Приход к власти Гитлера ознаменовался массовым воплощением в жизнь этих идей. Именно единение немцев в их национальной идентичности, вербализованной Гитлером, возведшим служение этой идентичности в ранг государственной политики, привело к одной из крупнейших гуманитарных катастроф последнего времени.

Обратимся к новейшей российской истории. Перестройка проявилась сломом привычной системы ценностей. Для значительного большинства советстких людей принадлежность к великой державе, которая оказывала влияние на целый мир, боролась за справедливость в отношение простых людей и за торжество идей социализма являлось определеяющим фактором идентичности. Неважно, что реалии каждодневной жизни говорили об обратном - все же идентификация себя со сверхдержавой или даже просто ощущение принадлежности к ней, к советскому народу оттеняла собой для миллионов людей ощущение колоссального дефицита практически во всем и чудовищной лжи по всем направлениям. Конечно, привычность убогой жизни, которая сложилась за десятилетия советствой власти, делали погруженность в эту жизнь чем-то вполне обыденным и потому не способным унизить.

Для определенной группы людей эти ценности казались к моменту их слома псевдоценностями, ценностями бессмысленными, надуманными, выдуманными, ложными. Все же они занимали определенное место в структуре идентичности и этих людей - пусть даже и формируя в некоторой степени протестную идентичность (типа " я не есть коммунистическая идея", "я не есть часть застойной системы", "я не есть жертва лживой пропаганды", "я не есть часть серости и убогости").

Интересно, что и для тех, и для этих людей слом советских ценностей означал внезапное исчезновение огромных пластов идентичности. К этому следует добавить столкновение со свободой (с тревогой свободы) и мучительное переживание растерянности, и период обнищания, сопровождавший инфляцию и потерю привычной работы. Все это, в совокупности с тревогой неопределенности и с присущей ей жаждой стабильности, вызывало рикошетом стремление к такому положению дел, которое помогло бы "собраться" изнутри, снова почувствовать гордость за свою принадлежность к чему-то великому и могучему.

И для Германии в рассмотренный период, и для теперешней России характерен выбор национального пути, который опирается на самые глубинные человеческие страсти и желания. Сюда относится стремление к объединению со своими и борьба с "врагами" во имя процветания отечества. Такие идеи, выгодные фюрерам и вождям (поскольку помогают сохранить и укрепить их власть), пробуждают в людях звериные инстинкты и агрессивность, лишая человека тех человеческих качеств, которые можно отнести к категории традиционных ценностей. См., в частности, БОЛЬШАЯ ГРУППА И ЕЕ ВОЖДЬ.