quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Решение и свобода

Каким бы удивительным ни казалось это утверждение, но каждое решение уменьшает свободу выбора человека. Не саму СВОБОДУ выбирать, к которой человек „приговорен“, по словам Сартра, самим фактом своего бытия. Имеется в виду, что каждый выбор направляет жизнь человека по определнному пути, на котором прежние возможности уже могут не встретиться никогда. Невыбранные пути уходят навсегда, так что человеку приходится дальше выбирать пути на перекрёстках, встречающихся на выбранном пути. Обстоятельсзва следующих ситуаций складываются своим особым образом, предоставляя человеку определённый набор возможностей для свободного выбора.

Кроме того, особенно если человек действует в соответствии с определенным планом, он как бы „вынужден“ делать следующие выборы так, как „предписывает“ ему его план.

Так, осознание ответственности за свои поступки означает „вынужденность“ поступать и дальше определённым образом, придерживаться определлённой линии, согласуя свои выборы со своей СОВЕСТЬЮ. То есть, человек сначала осознанно, а позже все более органично (как говорится, по зову сердца) делает выборы из многих возможностей в пользу тех, которые продолжают тот путь, начало которому положил первый осмысленный выбор. Это "ограничение" свободы выбора означает, однако, восхождение человека ко все более человеческому в себе. То есть выборы как бы ограничиваются теми возможностями, которые служат ДОБРУ - то есть не противоречат совести человека и ПРИНЦИПАМ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

А если первое решение было неправильным, вызванным не осмысленным выбором, отвечающим ценностям и жизненным интересам человека, его совести, но выбором, подталкиваемым злым НАМЕРЕНИЕМ или подспудными неблаговидными желаниями, то и дальнейшая жизнь будет пролегать по „неправильному“ пути. На этом пути человеку „придется“ принимать решения, „запрограмированные“ тем самым первым неправильным решением, запустивших цепочку ситуаций, в которых человек оказывается, покуда не выберет то, ради чего он, собственно все и затеял.

Решение, направленное на достижение некой цели принимаются задолго до „окончательного“ решения, благодаря которому данная цель достигается непосредственно. Скрытый мотив (истинное неблаговидное НАМЕРЕНИЕ) запускает действие, поначалу, казалось бы, нейтральное. Но цепочка решений приводит человека к „окончательному“ - когда уже как бы нет выбора. Конечно, выбор есть всегда - но скрытый импульс шепчет человеку: "Ничего не поделаешь, теперь уж приходится поступить именно так".

„Человек позволяет обмануть себя всем ходом рассуждений и многим другим, а действует, исходя из своего подлинного мотива даже если он не может его осознать и пребывает в иллюзии, что действует из других, разумных мотивов“, - пишет об этом Эрих Фромм. При этом, подчеркивает он, каждый шаг на таком пути ведет к психологическим перестройкам, уменьшающим сопротивляемость человека тем выборам, которые он делает „неправильно“, выбирая, по сути, в пользу ЗЛА, двигаяст по пути поражения самого себя.

Человек может прибегать к РАЦИОНАЛИЗАЦИИ, оправдывая тот или иной свой поступок, но все равно нарушенные принципы справедливлсти и морали дадут себя знать - укорами ли совести, чувством ли вины (может даже ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ВИНЫ), или внешними реакциями со стороны тех, кому нанесена обила, кто пострадал от неблаговидных действий человека.

Но, как утверждает Фромм, „существует также и противоположная ситуация: первая победа делает последующую легче, пока наконец больше не составляет труда решаться в пользу настоящего“. Выбор в пользу добра облегчает следующие подобные выборы.

Это значит, что свобода человека ограничивается теми рамками, которые человек строит своими собственными руками.

Эрих Фромм  так объясняет подобную ситуацию: „Наша способность принимать решение всегда находится в связи с нашей жизненной практикой. Чем дольше мы принимали неправильные решения, тем больше „ожесточается“ наше сердце; чем чаще мы принимаем истинные решения, тем „мягче“ становится наше сердце, или, правильнее сказать, тем живее оно становится“.

У. Джеймс описывает один из видов поведения людей с сильным темпераментом, при котором, казалось бы, человек лишен свободы воли: „Нередко при отсутствии побудительных причин действовать в том или другом направлении мы... начинаем действовать автоматически... мы говорим мысленно: «Вперед. А там будь что будет!» Это беспечное, веселое проявление энергии, до того непредумышленное, что мы в таких случаях выступаем скорее пассивными зрителями, забавляющимися созерцанием случайно действующих на нас внешних сил, чем лицами, действующими по собственному произволу. У мировых гениев (вроде Наполеона, Лютера и т. п.), в которых упорная страсть сочетается с кипучим стремлением к деятельности, в тех случаях, когда колебания и предварительные соображения задерживают свободное проявление страсти, окончательная решимость действовать, вероятно, прорывается именно таким стихийным образом“.