quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Чувство вины и позиция жертвы

Чувство вины - эффективный способ управления человеком извне. Некоторым людям свойственно подчинять себе других. Одним из самых распространенных способов управления кем-то является как раз индуцирование в нем чувства вины. Чувство вины превраащает человека в марионетку, потому что манипуляторы получают в свои руки ниточки, за которые они могут дергать, чтобы заставить человека плясать под их дудку.

Люди, склонные к манипулированию, стремятся к ОБЛАДАНИЮ другим человеком, что отражает их собственную тревожность, неуверенность и страхи. Сомнения в самих себе заставляют манипулятора искать себе внешние подкрепления в виде ЖЕРТВ, которые они себе подчиняют. Самоутверждение за счет других - это цель манипулятора.

Человек, страдающий тревогой ответственности, склонен к развитию чувства вины. Такой человек, считающий себя "плохим и неправильным" ищет подсознательно "хорошего и правильного". И находит его в лице манипулятора. Оба подходят друг другу, как ключ к замку. Тут-то и начинается процесс "взаиопомощи", которые на самом деле являются симбиотическими отношениями зависимости - один "не может" жить без другого.

Манипулятор с готовностью демонстрирует другому свою "правильность и хорошесть", требует от него также поступать "правильно и хорошо". "Плохой и неправильный", сравнивая себя с другим, сникает, чувствует себя виноватыи, что сам он не такой классный. А манипулятору того и надо. Он требует от "виноватого" быть лучше, поступать правильнее, что заставляет того еще больше погружаться в чувство вины.

Это дает манипулятору "право" более аргументированно демонстрировать свою правоту и правильность, еще больше унизить партнера. Так он получает определенную власть над вечно виноватым и слабым. Манипуляторы, получающие власть и силу от других, называются еще энергетическими вампирами, высасывабщими из жертв все соки. При этом жертвы соглашаются на это добровольно.

Так, один ("сильный") утверждается за счет подчинения другого, а "слабый" получает к своим услугам некую сильную личность, обладающую чувством правоты и уверенности, решительностью и смелостью - качествами, которых он сам лишен. "Слабый" награждается освобождением от тревоги - конечно, лишь на весьма короткое время. Платой за это являются новые витки самообвинений и тревожности.

Такие отношения можно также назвать садо-мазохистическими. Один мучает другого, чтобы самоутвердиться, а другой, становясь в позицию жертвы,  своими мучениями платит за то, что именно в отношениях со своим мучителем он получает определенную долю уверенности и чувство безопасности.

Конечно, лишь в крайних случаях речь может идти о настоящих мучениях - в основном речь идет лишь о стиле взаимоотношений двух людей. При этом слабость "слабого" - вещь весьма относительная. "Сильный" также испытывает на себе порой экстремальные по силе манипуляции со стороны своего "слабого" партнера, который всеми силами старается покрепче привязать его к себе.

То есть в подобных отношениях прослеживается (пусть часто и бессознательная) борьба за ВЛАСТЬ и первенство над другим. Только проявляется эта склонность у партнеров по-разному.

***

Позиция жертвы, согласно Карен Хорни, означает, что человек „должен быть беспредельно щедрым, полезным, внимательным, понимающим, жалостливым, любящим и жертвенным: фактически, любовь и жертва в его сознании тесно переплетены: он должен всем пожертвовать ради любви“. ЛЮБОВЬ для такого человека и есть жертва.

Ощущение "я – жертва" становится нередко защитой от ненависти к самому себе. Хорни отмечает: „Чем более злобными становятся самообвинения, тем более неистовыми должны быть доказательства и преувеличения зла, причиненного ему, и тем глубже он проживает это зло. Эта потребность может быть непоколебимой, что делает его недоступным для помощи на вечные времена (если принять помощь или увидеть, что ее предлагают, позиция жертвы попросту рухнет)“. 

Человека, склонного к такой позиции, отличает, по мнению Хорни, следующее: „Дикий страх сделать что-то "не так" заставляет его чувствовать себя жертвой, даже когда реально это он подвел других или путем непрямых требований сумел им что-то навязать. Он реагирует на критику признанием своей вины или ошибки так быстро и автоматически, что его рассудок просто не успевает вмешаться. Но он не сознает того, что прямо оскорбляет себя, и еще меньше – до какой степени доходят эти оскорбления. Он не может отбросить самообвинения, воспользовавшись самооправданиями, потому что иначе он нарушил бы свои „НЕЛЬЗЯ“ на высокомерие“.