quote Стремление к обладанию чем-либо связанo с иллюзией постоянства (и неразрушимости
материи). И хотя мне кажется, что я обладаю всем, на самом деле я не обладаю ничем,
так как мое обладание, владение объектом и власть над ним - всего лишь
преходящий миг в процессе жизни
Эрих Фромм

Чувство вины

"Чувство вины — это изобретение человека,
это очень удобная иллюзия, которую создали люди,
чтобы держать других людей в определенных рамках.
Таким образом удобно управлять людьми.
Такое управление начинается с детства"
Валерий Синельников

"ВИНА" - это только слово, утверждают Ричард Бендлер и Джон Гриндер. Поэтому важнейший вопрос состоит в ПОНИМАНИИ того, какой опыт человека соответствует этому слову, то есть, что вкладывает человек в понятие „вина“ в том или другом контексте.

Бендлер и Гриндер иронично описывают такую ситуацию: „Люди годами ходят в психиатрические учреждения разного рода и говорят: «Я перед всем виноват». Услышав слово «вина», психиатр говорит: «Да, я понимаю что вы имеете в виду». Если бы тот же самый человек сказал: «Я страдаю от "Х"», то психиатр даже и не подумал бы, что понимает этого человека“.

Как человек может вызвать в себе чувство вины?  Согласно Ричарду Бендлеру и Джону Гриндеру, подобных способов существует великое множество. Например, сначала создав себе внутруений образ человека, которому когда-то нанесли обиду, а потом реагируя на этот образ неприятными чувствами. Или высказывая себе во внутренних диалогах упреки по поводу тех или иных своих поступков.


***


Чувство вины, являющееся МОРАЛЬНЫМ ЧУВСТВОМ, порождается реальным или воображаемым проступком против себя или другого. Признавая свою виновность, человек признает справедливость мнения (реального или воображаемого) других людей (реальных или интернализованных в совести или в СУПЕР-ЭГО) о том или ином проступке, а также о необходимости наказания.

Патологическое чувство вины возникает также из-за того, что человек неправильно определяет для себя понятие „ОТВЕТСТВЕННОСТЬ“. Так, приписывая себе ответственность за решения и чувства других людей, человек приписывает себе и вину, если что-то у этих людей идет не так. Или человек может чувствовать свою ответсвенность за события, к которым он не имел (а чаще и не мог бы иметь) отношения - например, несчастные случаи или катастрофы, войны и конфликты.

Чувство вины, происходящее от воображаемых преступлений против других людей (а то и против целого мира!) или вследствие нарушения человеком табу или запретов, можно назвать (пусть и немного старомодно) виной невротической.

Чувство вины (при отсутствии реального проступка или при постоянном возвращении мыслями к давнему проступку) Ирвин Ялом назвал дисфорическим состоянием (состоянием плохого настроения), переживаемым как „тревожная плохость“. Зигмунд Фрейд указывал на то, что „субэктивно чувство вины и чувство неполноценности трудно различимы“.

Ощущение своей неполноценности имеет свои истоки в сравнении собственной "плохости" и "хорошести" всех остальных или некоторых особо почитаемых людей. Сравнение это, конечно, не в пользу человека, считающего себя "плохим" (или, по меньшей мере, недостаточно хорошим - чаще же, просто не соответствующим требованиям своего "ИДЕАЛЬНОГО Я"). Человек вызывает себя на судебный процесс, в котором некоторые части его личности (СУБЛИЧНОСТИ) выступают в качестве жестоких обвинителей, пристрастных свидетелей и неподкупных судей.

Субличности, „участвуюсшие“ во внутреннем судебном процессе, который может длиться, то затихая, то разгораясь с новой силой, покуда человек жив), объявляют подсудимого (то есть самого человека) виновным, осуждают его как „недостойного“ и требуют для него наказаний. Наказаниями может быть все, что причиняет человеку боль – от лишения себя удовольствий и замыкания в четырех стенах до голода и телесных самоповреждений, вплоть до самоубийства.

Эрих Фромм отмечает парадоксальность такого поцесса. Если человек воспринимает некий свой имевший место поступок как как грех или вину, то такое действие отчуждено от него: "это сделал как бы уже и не я, а "грешник", "злой дух", "тот другой", которого теперь следует наказать". Человек имеет дело как бы уже не с самим собой реальным. То есть все силы, все внимание его отвлекаются от решения реальных задач во имя торжества "правосудия".

Субличности, как мы уже говорили в разделе об ИДЕНТИЧНОСТИ, могут представлять собой интернализованные (принятые внутрь себя) реальные личности из раннего детского окружения человека, которые в свое время контролировали, обвиняли и наказывали ребенка за различные проступки или ошибки (даже и не имевшие места).

Часть человеческого "Я", предстоящая перед судом, на основе своего СВОБОДНОГО РЕШЕНИЯ (!!!) дает право осуждающим субличностям иметь над ним превосходство. Точно также и в реальной жизни: человек с хроническим чувством вины готов пасть ниц перед всеми, кого он считает выше или лучше себя.

Чувство вины - это, несомненно, аутоагрессия, то есть агрессия против самого себя. Это мошная по своей разрушительно силе эмоциональная реакция человека на самоосуждение и выдвигаемые им против себя же обвинения. Человек при этом стремится к самонаказанию и систематично осуждает и уничижает себя.

"Мы являемся творцами своей жизни, своими судьями, - пишет Лиз Бурбо, - и если уж объявляем себя виновными, то, независимо от того, справедлив ли приговор, должны соответствующим образом наказать себя".

Пауль Тиллих подчеркивает, что чувство вины может привести человека к полному отвержению себя, к переживанию того, что он осужден и приговорен: "это но это не внешнее наказание, а отчаяние по поводу утраты собственного предназначения". Пауль Тиллих предупреждает, что уйти от этого отчаяния невозможно даже посредством самоотрицания (то есть самоубийства) - поскольку человек этим актом, уничтожающим его самого и его способность чувствовать, не может уничтожить его виновность, которую он уносит с собой в могилу. Однако самоубийства, увы, сплошь и рядом случаются среди людей, измученных ощущением вины.

Эрих Фромм указывает на то, что в обиходе самоосуждение, самонаказание и приписывание вины смешиваются с понятием "ответственность". В итоге человек некритично обвиняет и наказывает самого себя, считая это ответственным шагом. Итогом будет уход от реальной ответственности - то есть от свободного и ответственного выбора пути собственного становления.

Причиной тому является то, что, чувство вины и самообвинения, как отмечает Фромм, "ведет к печали, презрению к самому себе и к пренебрежению жизнью". Человек считает себя нередко виновным не только в совершенных им поступках, но и в поступках, которые от него ожидаются, которые ему предстоит совершить. Поэтому, в отличие от чувства ответственности, чувство вины не мобилизует человека на поступки, а, напротив, снижает его оптимизм и созидательную активность, делая его унылым, слабым, трусливым, неуверенным и нерешительным, а то и тотально пассивным.

Человек, подвеженный чувству вины, является эгоистом, поэтому он не в состоянии налаживать адекватные отношения с другими людьми. Ему, занятому самонаказанием и самоуничижением, не до того, что чувствует и в чем нуждается его ближний.

Человек с чувством вины склонен к ПРОЕКЦИИ самообвинений. Он выносит самообвинения вовне, то есть, уверен, что все окружающие приписывают всем его поступкам нехорошие мотивы. Как отмечает Карен Хорни, "это чувство, может быть настолько реальным для него, что он негодует на окружающих за НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ".