quote Стремление к обладанию чем-либо связанo с иллюзией постоянства (и неразрушимости
материи). И хотя мне кажется, что я обладаю всем, на самом деле я не обладаю ничем,
так как мое обладание, владение объектом и власть над ним - всего лишь
преходящий миг в процессе жизни
Эрих Фромм

Любовь как признание и принятие

Вильям Джеймс указывает, что люди, как „стадные животные“, не только любят быть в обществе себе подобных. Существует даже  прирожденная наклонность человека обращать на себя внимание других и производить на них благоприятное впечатление. Ведь именно „признание в нас личности со стороны других представителей человеческого рода делает из нас общественную личность“. Джеймс считает, что трудно придумать более дьявольское наказание (если бы такое наказание было физически возможно), чем если бы кто-нибудь попал в общество людей, где на него совершенно не обращали внимания:

„Если бы никто не оборачивался при нашем появлении, не отвечал на наши вопросы, не интересовался нашими действиями, если бы всякий при встрече с нами намеренно не узнавал нас и обходился с нами как с неодушевленными предметами, то нами овладело бы своего рода бешенство, бессильное отчаяние. Здесь облегчением были бы жесточайшие телесные муки, лишь бы при них мы чувствовали, что при всей безвыходности нашего положения мы все-таки не пали настолько низко, чтобы не заслуживать ничьего внимания“.

Интересно, что люди с пограничной структурой личности, сформированной в результате нарушения стилей ПРИВЯЗАННОСТИ (травмирующая или холодная и безразличная обстановка в раннем младенчестве), часто прибегают к самоповреждениям, чтобы снова ощутить себя, в частности, когда они чувствуют, что мир отвернулся от них.

Что касается отношений любви, то, как заявляет Джеймс, „для самого себя влюбленный как бы не существует, пока его социальная личность не получит должной оценки в глазах любимого существа“.

Отто Кернберг указывает также на жгучее желание человека „быть уникальным, предпочитаемым, одержавшим победу, единственным и исключительным объектом любви сексуального партнера“.

Почему так высока подобная потребность? Ирвин Ялом в качестве причины называет бегство человека „от смутно признаваемого чувства изоляции и пустоты в центре бытия“ (ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ), в то время как „выбранный и ценимый, человек чувствует себя утвержденным в своем бытии“. Ролло Мэй также отмечает, что принятие человека другим человеком показывает, „что ему больше не нужно сражаться в его главной битве за свое принятие миром или кем-то еще: принятие позволяет ему ощущать свое бытие, ведь для любого человеческого существа возможность принятия и доверия другому человеческому существу является необходимым условием для переживания того, что "я есть"“.

Важно подчеркнуть, что для каждого человека "быть признанным или принятым" может означать что-то особое, часто самим человеком не осознаваемое и неуловимое, потому что глубинные ИНТЕРЕСЫ и мотивы вступления в отношения могут быть ему неведомы. Но нередко такая тема как брак (точнее, официальное оформление семейных отношений) может стоять во главе угла. При этом неизбежны конфликты, если человек не получает соответствующего предложения от своего партнера: он чувствует себя в этом случае недостаточно принятым и признанным, что породит в нем чувства ОБИДЫ и переживание НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ.

Важно понимать, что быть принятым для человека это еще далеко не все. Часто речь идет о том, "как" он принят. Я имею в виду то, что человек невольно сравнивает себя и других, которые имеют отношение к предмету любви. Именно сравнение может делать человека (даже если он принят другим) глубоко несчастным. Потому что задаваться вопросами типа "а почему ее (его) любят больше?", "почему ей (ему) достается самое лучшее?" означает либо признать свое "поражение", либо затеять войну с конкурентом. По сути, в таких обстоятельствах речь можно вести, конечно, не о любви, а о конкуренции за предмет любви, за полное и единоличное им ОБЛАДАНИЕ.

Второй фактор - это ОЖИДАНИЕ того, "как положено любить". Если другой даже из кожи вон лезет, но его действия (и "качество" его принятия) не отвечают ожиданиям человека, то бесконечные разборки, конфликты и скандалы паре гарантированы. Человек старается завоевать такое признание в глазах  другого, которое он считает достойным себя. Это называется "завоевать любовь".

Эрих Фромм утверждает: "большинство людей убеждены, что завоевать любовь просто, достаточно обладать внешней и сексуальной привлекательностью". Поэтому многие, смешивая любовь с сексуальностью, не прилагают усилий, чтобы совершенствовать свои качества в других аспектах любовных отношений. Этот взглад подкрепляется еще УБЕЖДЕНИЕМ, что "найти партнера, который меня полюбит - это прерогатива удачи". Это делает человека пассивным и как бы снимает с него самого ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за становление и развитие отношений любви.

Стоит ли говорить о том, что отношения любви – это медаль о двух сторонах. То есть то что касается одной стороны, должно касаться и другой. Иными словами, тот, кто хочет признания со стороны партнера, должен и сам принимать его как личность и признавать ее достоинство. При этом не следует забывать, что каждому хочется быть ценимым не за "товарные свойства", а как личность в целом, как человек.

По словам Ролло Мэя, позиция "все, что тебе нужно – это моя любовь и принятие" может способствовать повышенной пассивности. Партнеры могут „почивать на лаврах“ такого "успеха" и забыть о своей важнейшей экзистенциальной задаче. Передавая другому ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свое бытие, человек лишает себя возможности полноценного СТАНОВЛЕНИЯ. „Здесь важным моментом является то, как сам человек – вместе с его сознаванием и ответственностью за свое бытие – относится к тому факту, что его могут принять“, пишет Мэй.

Часто, увы, за взаимное признание люди принимают то, что происходит между ними, влюбленными друг в друга, полностью развернутыми навстречу друг другу и глядящими друг на друга восторженными глазами. Страсть, не подкрепленная никакими другими мотивами, увы, недолговечна. Вот что пишет Эрих Фромм:

„Если двое совершенно чужих друг другу людей, какими они были до поры, вдруг позволят разделяющей их стене рухнуть, этот момент соединения становится одним из самых волнующих и прекрасных переживаний в их жизни. Это чудо внезапной близости часто начинается с физического влечения и его удовлетворения. Однако такого типа любовь по самой своей природе недолговечна.

Два человека все лучше узнают друг друга, их близость все более и более утрачивает чудесную новизну, пока наконец их антагонизм, их разочарование, их пресыщенность друг другом не гасят остатки былого огня. Вначале же они не предполагали подобный финал: их властно захватила волна слепой страсти.

Самозабвенное помешательство друг на друге – вовсе не доказательство силы их любви, а лишь свидетельство безмерности предшествующего ей ОДИНОЧЕСТВА“.