quote Нас не толкают неумолимые силы прошлого и настоящего,
а притягивает то, чему еще только предстоит быть
Ирвин Ялом

Защиты от тревоги отсутствия смысла

Защиты от ощущения бессмысленности с помощью смещения по ОСЯМ БЫТИЯ мы упомянули в предыдущей главе. Подробнее они рассмотрены в соответствующем разделе (ЗАЩИТЫ ОТ ТРЕВОГИ).
Понятно, что такая защита представляет собою банальное бегство в другие вермена или реальности – за исключением случаев, когда человек, черпая смыслы из прошлого или будущего, открывая их в своих виртуальных мирах, сможет тем самым сделать осмысленным свое настоящее, свои реальные поступки, ощутить смысл своей жизни.

***

Ниже мы рассмотрим, как ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ вносят свой вклад в совладание с тревогой бессмысленности.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-СОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
УБЕЖДЕНИЯ
Различные убеждения помогают человеку ощутить осмысленость своей жизни. К Таким убеждениям относятся, например то, что жизнь человека имеет смысл с точки зрения средства продолжения человеческого рода. Многие люди совершенно искренне полагают, что человек исполняет своё предназначение, производя на свет детей. Это считается высшим смыслом жизни человека. Если другого смысла не существует, утверждает Виктор Франкл, то само по себе воспроизводство новых поколений увековечивает бессмыссленность, передавая следуюшим поколениям проблему отсутствия смысла. Поэтому, считает Франкл, „бессмысленно увековечивать нечто, само по себе лишенное смысла“.
Жизнь, по мнению Франкла, „превосходит себя не в "длину" – в смысле самовоспроизводства, а в "высоту" (путем реализации ценностей) или в "ширину" (воздействуя на общество)“. То есть, продолжение жизни, передача эстафеты следующим поколениям имеют смысл только в том случае, если жизнь сама по себе наполнена смыслом.
Другое убеждение состоит в том, что смысл жизни человека заключается в создании условий для СЧАСТЬЯ будущих поколений. Ради этого „грядущего счастья“ многие поколения революционеров отдавали свои и отнимали чужие жизни (см. СТРЕМЛЕНИЕ К СЧАСТЬЮ).
Однако, как мы уже не раз говорили, счастье не есть нечто, что может быть достигнуто или завоевано. И уж тем более оно не может быть передано “по эстафете” или подарено другому. Счастье есть переживание, которое человек испытывает, радостно и благодарно проживая СВОЮ жизнь, в рамках своей СУДЬБЫ. Следующие поколения могут лишь научиться от предыдущих быть счастливыми.
ДОГМАТИЗМ И ФАНАТИЗМ
Как уже упоминалось, тревога отсустствия смысла провоцируется сомнениями, поэтому очень серьезной защитой от прорыва чувства бессмысленности служит жесткая приверженнасть каким-либо догмам. Чтобы сомнениям не находилось места, человек и ссознательно, и сознательно посвящает себя служению окаменевшим истинам, которые, как крепостной стеной, окружают маленький мир кажущихся смыслов. А за этой крепостной стеной – бескрайние просторы бессмысленности, грозящие при любом удобном случае поглотить человека.
РЕЛИГИЯ
Вера играет важную роль в нахождении И реализации смыслов. Так, “простая” вера в наличие смысла, как утверждает Д.А. Леонтьев, сама по себе создает предпосылки осмысленности жизни. Религиозная же вера способна открыть человеку целые пласты смыслов, лежащих в совершенно другом измерении и наделяющие смыслами как отдельные деяния человека, так и всю его жизнь.
Однако такой живое взаимодействие смыслов человека И божественных смыслов возможно лишь при наличии истинной веры, когда человек принимает на себя свободно и осознанно ответственность за следование заповедям. При атом человек превращается в собеседника Бога, а в своих поступках он становится со-творцом.
Вера по принципу ОБЛАДАНИЯ, однако, представляет собой некий набор правил и ритуалов, которые человек выполняет механически, совокупность духовных сил, которые, словно слуги, ждут лишь обращений и просьб со стороны человека, чтобы избавить его от чего-то неприятного или помочь ему чего-то добиться. Диалог с Богом подменяется здесь (в лучшем случае) монологом, обрашенным к Богу. Поэтому о вошождении к высшим смыслам не может идти и речи.
Кроме того, обладание некими религиозными догмами “помогает” человеку, как рассмотрено выше, почувствовать осмысленность своей жизни.
„ТВОРЧЕСТВО ОТЧАЯНИЯ“
Пауль Тиллих отмечает, что человек, сталкивающийся с тревогой отсутствия смысла, переживает отчаяние. Он не знает, где выход, но старается спасти в себе человека, принимая на себя мужество “быть собой” - смотреть в лицо реальности и выражать тревогу отсутствия смысла всеми доступными методами. Как заявляет Пауль Тиллих, этот вид мужества – творческий, он выражается в творческих проявлениях отчаяния (как это можно увидеть у Ницше, Кафки, Сартра или Камю).

ОТНОШЕНИЯ
Межчеловеческие отношения являются важнейшей составляющей осмысленной жизни. Дарить тепло и нежность другому, оказывать ему поддержку, помогать ему становиться лучше - все это лишь малые частицы того огромного смысла, рождающегося в результате нацеленности леяний человека на своего ближнего.
В то же время, нередкой подменой осмысленной жизни является полное погружение в другого человека или в других людей. Это могут быть спутники жизни, дети, родители. Человек находит для себя единственный смысл в жизни для другого. Нередко такую самоотдачу человек называет ЛЮБОВЬЮ. Однако это не истинная любовь. Ведь человек забывает о своих личных чувствах и потребностях, отучается прислушиваться к себе (а можно ли любить другого, не полюбив самого себя?).
К тому же, как мы знаем, истинные смыслы не могут быть оторваны от глубинных потребностей человека. Именно поэтому, столкнувшись (неважно в силу каких причин) с пониманием или ощущением невозможности жить только для других, человек непременно испытает чувство глубочайшей бессмысленности собственной жизни.
„БЫТЬ ЧАСТЬЮ“
Такое название Пауль Тиллих дал способ бытия человека в обществе, при котором человек интегрируется в группы и общественные институты.
Интегрируясь в какую–либо группу человек получает (как бы автоматически) ценности и смыслы, которыми живет данная группа. Он включается  в структуры смысла этой группы. Человек, решившийся „быть частью“, взявший на себя мужество интегрироваться в ту или иную систему, получает „индульгенцию“ от тревоги бессмыссленности в той мере, в какой смысловые структуры данной системы это позволяют.
Пауль Тиллих заявляет, что „индивид, соучаствующий в институтах и образе жизни, характерных для этой системы, хотя и не освобождается окончательно от своих личных тревог, однако получает возможность преодолеть их с помощью общепринятых методов... Эти структуры смысла, пока они прочны, сдерживают тревогу в рамках защищающей индивида системы мужества быть частью“. Участие в делах группы, общества дает человеку ощущение осмысленности его собственной жизни, и тревога, в какой-то мере, отступает.
Но, подчеркивает Тиллих, „в эпохи великих перемен эти методы становятся неэффективными: конфликты между старым, которое стремится удержаться (иногда с помощью новых средств), и новым, которое лишает старое его внутреннего авторитета, постоянно и повсюду порождают тревогу… Тревога различных форм, потенциально возможная в каждом индивиде, в том случае становится всеобщей, если рушатся привычные структуры смысла, власти, верования и порядка“.

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ
Единственным конструктивным решением является открытие и интеграция ценностей и реализация смыслов. Все остальные способы являются деструктивными, поскольку они не ведут к большей осмысленности жизни, а лишь затушевывают проблему бессмыссленности и обманывает человека, „заставляя“ его тратить силлы на (по сути) бессмысленные занятия.
"СУРРОГАТЫ СМЫСЛА" (такие, как алкоголь, наркотики, азартные игры), а также стремление к СЧАСТЬЮ и УСПЕХУ рассматриваются нами в соответствующем раздле (пройдите по ссылкам).
Виктор Франкл вспоминает один  американский  анекдот:
Человек встречает на  улице  своего  домашнего  врача,  который  справляется  о  его здоровье. Выясняется, что пациент стал в последнее время туговат на  ухо.
"Вы, наверное, слишком много пьете,- отвечает ему врач.- Вам  надо  бросать".
Через пару месяцев они  вновь  встречаются  на  улице,  и  врач,  специально повысив голос, спрашивает пациента о его здоровье.
"О,- отвечает тот,-не надо говорить  так  громко,  я  снова  прекрасно  слышу".
"Я  вижу,  вы  бросили пить,-говорит врач. - Отлично, так и продолжайте".
Новая  встреча  еще  через пару месяцев:
"Как поживаете?"
"Простите, что Вы сказали?"
"Я спрашиваю, как Вы поживаете?"
Наконец, пациенту удается понять.
"Вот, вы  видите,  я  опять стал  хуже  слышать".
"Вы,  наверное,  опять  начали  пить?"
"Видите   ли,- объясняет ему пациент,- сначала я пил и стал плохо слышать, затем  я  бросил пить и стал снова слышать лучше, но то, что я услышал,  было  гораздо  хуже, чем виски".
СТРЕМЛЕНИЕ К УДОВОЛЬСТВИЯМ
УДОВОЛЬСТВИЕ как самоцель также является суррогатом смысла, поскольку удовольствие представляет собой сконцентрированность только на телесных переживаниях в ущерб направленности на важные цели, лежащие вне человека. Удовольствия всегда преходящи и ненасыщхаемы. Человек быстро привыкает к тому, чем он только что наслаждался. Это заставляет человека все свои силы отдавать исполнению своих все новых и все менее ненасытных желаний.

ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ
РАЗЛИЧНЫЕ УВЛЕЧЕНИЯ
Различные занятия, заполняющие свободное время и доставляющие удовольствие, могут не оставлять человеку ни минутки, чтобы тот побыл наедине с собой. А следовательно, человек освобождается тем самым от конфронтации со своими актуасльными ситуациями и тревогами. Так, увлечения превращаются в „отвлечения“ от тревоги (в частности, от тревоги бессмысленности).
Более того, увлечениям и хобби может быть приписан некий смысл, которым они не обладают. Таким образом, человек обретает на какое-то время иллюзию осмысленности своей жизни, до тех пор, пока СОВЕСТЬ – этот орган смысла – не предъявит ему счета за бессмысленно прожитые годы.
ТРУДОГОЛИЗМ И КОМПУЛЬСИВНОСТЬ
Как известно, именно в деятельности открывается человеку смысл. Однако деятельность, становящаяся самоцелью, служит лишь прикрытием бессмысленности, конфронтации с которой человек пытается всеми правдами и неправдами избежать. Такова деятельность компульсивная, то есть навязчивая, лишь внешне полностью управляемая ВОЛЕЙ человека.
Конечно, человек, чаще всего, не осознает, что работа становится все более механической и выхолощенной. Он уверен, что он делает важное дело.
Ирвин Ялом так описывает компульсивную деятельность: "Любая неодолимо привлекающая человека деятельность может быть карикатурой на осмысленность. Если деятельность сама по себе не основана на ЦЕННОСТЯХ, не обладает характеристиками "ДОБРА" или "правильности", не основана на диалоге с СОВЕСТЬЮ человека, а то и просто её игнорирует, она рано или поздно разочарует индивида, как лишенная смысла. Этот феномен Джеймс Пайк назвал "ложным центрированием" жизни". Иными словами, человек имеет лишь иллюзию осмысленности как своей деятельности, так и жизни в целом, вынося в центр всей своей активности то, что он делает, как бы подчиняясь неким "НАДО".
Однако рано или поздно (в силу ли накапливающейся усталости, вследствие ли недовольства собой или по каким другим причинам) человек начинает чувствовать, что вся его активность лишена смысла. Ялом подчеркивает, что "существует масса примеров, когда индивид, ищущий смысла жизни в достижении определенного социального положения, престижа, материального благополучия или власти, внезапно вынужден поставить под вопрос ценность этих целей как главного устремления жизни". И тогда вновь начинается конфронтация с проблемой смысла. И снова накатывает каскад тревоги и ОТЧАЯНИЯ.
ЧРЕЗМЕРНАЯ ЗАБОТА О ЗДОРОВЬЕ И ВНЕШНОСТИ
Немало людей не на шутку увлечены разными оздоровительными программами, диетами, стараясь как бы “законсервировать” себя, сделаться “вечно молодым”. Такая забота подменяет собой многие осмысленные поступки, становясь буквально самоцелью. Виктор Франкл сделал по этому поводу такое парадоксальное замечание:
„Если мы хотим иметь чистую совесть, это означает нашу неуверенность в том, что она у нас такова - это обстоятельство превращает нас в фарисеев. А если мы делаем здоровье основной своей заботой, это значит, что мы заболели“.
ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ СПОРТ
Опасные виды спорта, обеспечивающие выброс адреналина, с одной стороны приносят столь желанное удовольствие, с другой, способствуют укреплению самооценки. Но это, как и многое другое, уже рассмотренное здесь, легко может стать самоцелью. Чрезмерная увлеченность такими занятиями может, с одной стороны, отражать тревогу бессмысленности, с другой же, представляют человеку потенциальную возможность „случайно“ подвести черту под своей бессмысленной жизнью.
СВОБОДА КАК САМОЦЕЛЬ
Пауль Тиллих приводит в качестве возможного ответа на тревогу потери смысла поведение героя романа Сартра «Возраст зрелости», который оказывается в ситуации, „где страстное желание быть собой приводит его к отрицанию всяких человеческих обязательств. Он отказывается принять что-либо, что могло бы ограничить его свободу. Ничто для него не имеет окончательного смысла: ни любовь, ни дружба, ни политика. Единственная точка опоры - неограниченная свобода менять все, сохраняя лишь одну бессодержательную свободу. В этом образе представлена одна из наиболее крайних форм мужества быть собой, мужества быть тем Я, которое свободно от всяких уз и платит за это абсолютной пустотой“.
В этом случае мы имеем дело не со СВОБОДОЙ в экзистенциальном понимании, а именно с вседозволенностью (см. также „ТРЕВОГА ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ“). Подобные люди в массовом порядке встречались в первые годы ХХ века – отрицая все общественные устои, отрицая саму ценность собственной (а уж тем более и чужой жизни), люди шли в террор, убивая и грабя, укрепляя свою самооценку („я не тварь дрожащая!“) - тем самым пытаясь избавиться от мучительной тревоги бессмысленности.

ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
Современные медийные возможности, дают широкий простор для бесконечной подпитки свеженькими и остренькими материалами неутолимого ЛЮБОПЫТСТВА. Погоня за сенсациями, стремление первым узнать и передать другому („а вы слышали?“…) вполне может заполнить
Уход в ВИРТУАЛЬНЫЕ МИРЫ компьютерных игр на какое-то время способен “освободить“ человека от конфронтации с тревогой бессмыссленности – да и с самой постановкой вопроса о смысле. Но, подчеркиваю, только на какое-то время! Рано или поздно ощущение бессмыссленность собственной жизни прорвется в сосзнание, заставляя задуматься о том, ради чего, собственно, стоит жить дальше.

СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
ИНФАНТИЛЬНЫЕ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ

При описанной выше ДЕСАКРАЛИЗАЦИИ, ведущей к кризису смысла, подростки не могут идентифицироваться с поколением родителей, поскольку те не только уверены в своих собственных ценностях, но и зачастую всей своей жизнью противоречат тем ценностям, которые они хотят передать детям.

В результате поколение „детей“, отрекаясь от ценностей и смыслов „отцов“, идентифицирует себя с носителями ценностей, которые кажутся „детям“ привлекательными. Абрахам Маслоу подчеркивает, что эти подростковые ценности „являются продуктом незрелости, невежества и смутных потребностей подростка“. Но именно в следовании этим ценностям следует искать причины вызывающего и протестного поведение подростков.

ГОРДЫНЯ
Укрепление собственной гордости способна заглушить голос многих видов тревоги. Однако, как мы будем рассматривать в соответствующих разделах, ГОРДЫНЯ не только не является надежным и эффективным способом совладания с какой бы то ни было тревогой, но и сама по себе деструктивна, посёльку отвлеяет человека в его бытии от своего ПОДЛИННОГО Я, от задач роста и СТАНОВЛЕНИЯ. Последнее лишает бытие человека смысла, хотя укрепление своего ИДЕАЛЬНОГО Я может какое-то время и казаться человеку весьма осмысленной задачей.
ПОКЛОНЕНИЕ КУМИРАМ
Вожди, фюреры и другие кумиры, с которыми человек себя идентифицирует, которым он делегирует свою свободу и ответственность, создают в человеке иллюзию укрепления его сущностной основы. Обретая уверенность за счет таких внешних „подпорок“, человек в большей или меньшей степени (на большее или меньшее время) избавляется от тревоги. В благодарном служении и поклонении этим идолам человек может находить ощущение осмысленности своей жизни. Однако и это явлается всего лишь иллюзией, которая, рано или поздно рассеиваясь, открывает человеку глубочайшую бессмысленность его прошедшей жизни.
САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ
САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ, которую мы рассматриваем в соответствующем разделе, является важнейшей задачей каждого человека. Реализация врожденного потенциала способствует СТАНОВЛЕНИЮ человека, то есть его вошождение к образу самого себя, к целям, лежащим в будущем – к тому, что лежит ВНЕ человека, то есть трансцендентно ему. Таким образом, самоактуализация как часть осмысленной жизни всегда связана с ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬЮ.
Выхолощенная же эгоцентричность может отражать тревогу бессмыссленности. Так, согласно Виктору Франклу, чрезмерная озабоченность самим собой может быть следствием фрустрации стремления к смыслу: «Подобно тому, как бумеранг возвращается к бросившему его охотнику, лишь если он не попал в цель, так и человек возвращается к самому себе и обращает свои помыслы к самоактуализации, только если он промахнулся мимо своего призвания...». Самоактуализация, считает Франкл – это не конечное предназначение человека, это даже не его первичное стремление:
„Если превратить самоактуализацию в самоцель, она вступит в противоречие с САМОТРАНСЦЕНДЕНТНОСТЬЮ человеческого существования. Подобно СЧАСТЬЮ, самоактуализация является лишь результатом, следствием осуществления смысла. Лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя. Если он намеревается актуализировать себя вместо осуществления смысла, смысл самоактуализации тут же теряется».
.
Изобразительный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?
Литературный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?