quote Бывшее забыто, грядущее сокрыто, лишь настояшее подлинно –
именно поэтому оно называется настоящим
Цитата из мультфильма "Кунгфу-Панда"

Догмы и догматизм

«Существуют нежные натуры:
чужие мысли глубоко внедряются в них
и производят опустошения…“
Оноре Бальзак

Многие люди вполне удовлетворены той КАРТИНОЙ МИРА, которая у них имеется. Мир, согласно этой картине - это такая неизменная, устойчивая, понятная штука. При этом человеку удобно в таком мире. Он предсказуем, а поэтому – не пугающ (поскольку отступает, как минимум, ТРЕВОГА НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ). Также такая картина вселяет в человека уверенность, поскольку СОМНЕНИЯ в неполноте картины, в неправильности или ошибочности ее ВЫТЕСНЯЮТСЯ или ОТРИЦАЮТСЯ.

Такой мир может давать мощную внешнюю подпитку ИДЕНТИЧНОСТИ человека, поэтому человек будет всеми силами стараться удержать этот мир (точнее его КАРТИНУ) неизменным. Так рождаются догмы.

Эрих Фромм отмечал, что люди, стремящиеся избежать НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ, боящиеся всего, что угрожает незыблимости их привычек и устоев, склонны к «некрофилии», то есть к превращению в мертвую схему всего текучего и изменчивого, доведению до абсурда всего правильного, что имеется в их убеждениях и воззрениях. Такие люди считают все новые взгляды ошибкой или обманом и стремятся выработать такие установки, которые ни время, ни люди поколебать не в силах.

Как отмечает Фриц Риман, догматик осознает лишь то, что он считает “правильным”, то есть то, что не несет в себе опасности риска и страха, с ним связанного. Догматик верит в то, что он считает истинным, и всякая другая, свободная от его предрассудков, мысль кажется ему невероятной.

«Чем уже наш собственный кругозор и чем более ограничены горизонты нашего познания, тем больше мы стремимся сохранить все в неизменном виде, удержать жизнь с помощью схем и правил, тем больше боимся утратить свою безопасность вследствие изменений и новых открытий», подчеркивает Риман. Догматики, согласно его описанию, «доводят естественный порядок до педантичности, необходимую последовательность и рациональность — до неисправимого упрямства, разумную экономность — до скупости, здоровое своеобразие — до исключительного своенравия вплоть до деспотизма».

Догматик верит, что он в состоянии все привести к единой системе – и, главное, что он может эту схему взять под свой полный КОНТРОЛЬ. Тем самым догматик совершает, по словам Фрица Римана, насилие над природой: ведь жизнь «не может быть абсолютизирована, она не подчиняется неизменным принципам и не может быть заранее просчитана и определена».

Догматизм опирается в значительной степени на чужие идеи и взгдяды, «сдеданные своими». Это объясняется, в частности, следующими обстоятельствами. Люди, боящиеся с младенчества наказания за свою активность, стараются угождать тем, кого они считают сильнее, а значит способными причинить боль. Постепенно такие люди «отучаются» (а исходно попросту «запрещают» себе) самостоятельно думать и анализировать ситуацию. Безопаснее оказывается принять то, что предлагают «сильные», – подобно известному нам со школьных лет Молчалину (когда человеку «...не должно сметь свое суждение иметь»).

Артур Шопенгауэр отмечал по этому поводу: «Люди,которые так усердно и поспешно стараются разрешить спорные вопросы ссылкою на авторитеты, в сущности очень рады, когда они вместо своего рассудка и взгляда, которых не имеется, могут выставить в поле чужие. Ибо, как говорит Сенека, всякий предпочитает верить, а не проверять».

Догматизм (упрямая приверженность какой-либо идее) связан с ФАНАТИЗМОМ (упрямством в воплощении этой идеи в жизнь).

Догматики и фанатики принуждают всех разделять их мнения и поступать так, как они считают правильным. Понятно, что фанатизм и догматизм, проявляясь упрямством в отстаивании своих позиций и идей, будет выливаться в НЕТЕРИПИМОСТЬ к тем, кто ставит под сомнение эти идеи и позиции. Причиной такой нетерпимости будет переживание человеком угрозы собственной ИДЕНТИЧНОСТИ, ибо, как я уже отмечал, при определенных обстоятельствах убеждения и принципы становятся частью идентичности человека. То есть человек будет расценивать неприятие его идей или нападки на его принципы как неприятие его самого и как угрозу ему самому.

Важно отметить, что и догматизм, и фанатизм содержат в себе элементы "классических защит" от тревоги, а именно РАЦИОНАЛИЗАЦИИ и МОРАЛИЗАЦИИ.

Значение догматизма и фанатизма чрезвычайно важно в жизни современных обществ, ибо и тот, и другой приводят порой к тяжким последствиям. Причина массовости этих явлений лежит в их функциональности. А именно: они способствуют подавлению тревоги, поскольку ВЫТЕСНЯЮТ (либо ОТРИЦАЮТ) ответственные за возникновение тревоги элементы БЕССОЗНАТЕЛьНОГО. Приведу несколько высказываний Эриха Ноймана на этот счет:

"Что является движущей силой конфликта: “промышленность” или “класс”, “империализм”, “национальность” или “раса”? Заблуждается индивид относительно причин конфликта или попросту не знает их, потому что движущие силы конфликта действуют скрытно? Ведет ли он борьбу, не зная о существовании болезни, симптомом которой являются конфликты? Этот комплекс вопросов существует в сознании каждого участника „борьбы со ЗЛОМ“ и свидетельствует о существовании хаоса в умах наших современников.

По общему признанию, безапелляционность, с которой противоположные идеологии предлагают себя в качестве решения упомянутого комплекса вопросов, “помогает” сознательному уму индивида, который может и позволить одной из идеологий овладеть его сознанием.

Освобождение индивида от его моральных проблем и принятие коллективом на себя ОТВЕТСТВЕННОСТИ позволяют всем коллективным движениям претендовать на роль спасителей. В наше время роль спасителя обычно принимает политическую форму, но в этом случае нетрудно заметить, что политика становится “опиумом для народа” и заменителем РЕЛИГИИ“.

***

Предлагаю ознакомиться с материалами глав ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ И ОБЩЕСТВО, а также СУБСТАНЦИОНАЛЬНОСТЬ И ОБЩЕСТВО, где подробнее разбираются поступки в пользу ДОБРА или ЗЛА, а также формирование симбиотического слияния вождя и массы.


Также рекомендую почитать материалы в главе КОЛЛЕКТИВ, НАРОД, ТОЛПА.