quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

О субстанциональности

К субстанциональным решениям относятся формы совладания с тревогой, использующие различные способы создания и укрепления некой прочной основы, на которой выстраивается человеческое существование. Такие основы могут создаваться как вне человека, так и внутри него самого. Человек бессознаиельно стремится сделать прочным то, чем он, как ему кажется, обладает, что он держит под своим контролем, что может его самого каким-то образом характеризовать. Это могут быть свойства его личности, его способности, его внешность, его ум, его положение в обществе, его одежда, его машина, те, кого он называет друзьями или любимыми. По сути, это есть в существенной мере то, с чем себя человек отождествляет, то есть составляющие его ИДЕНТИЧНОСТИ.

Стремясь укрепить свою сущность (СУБСТАНЦИЮ), человек "превращает" в своем сознании в неизменное и вечное то, что по определению текуче: отношения между людьми, собственную сущность и даже само ВРЕМЯ и бытие.

Субстанциональные решения могут быть как деструктивными или ведущими к стагнации (если они осуществляются в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ), так и конструктивными, ведущими к самостановлению, к росту и развитию (если человек живет в МОДУСЕ БЫТИЯ). Если в первом случае человек делает упор на воображаемую стабильность чего бы то ни было и страстно защищает эту иллюзорную стабильность, то во втором он признает свою сущность как неостановимый процесс СТАНОВЛЕНИЯ и всеми силами в любое мгновение сврей жизни отдается этому процессу. Субстанциализация в модусе обладания – это строительство крепостей, это "прятка" от живой жизни и застой.

Владимир Янкелевич дает такую характеристику тенденции человека к субстанциализации того, что не может быть субстанцией по определению:

"Субстанционализм верит в неизменную субстанцию "БЫТЬ БОЛЬШЕ", чем в бесконечный динамизм "МОЧЬ". Пренебрегая человеческой способностью к действию, субстанционализм принимает человека за статичный объект, контуры которого заданы окончательной границей необходимости, и берет на себя задачу ограничить поле его деятельности. В этом отношении субстанционализм — это настоящий нигилизм, а смирение, к которому он нас призывает, — это настоящее ОТЧАЯНИЕ.

Субстанционализм отвергает свободу и тем самым отрекается от истинности человеческого бытия... Ведь у бытия нет ни определенной формы, ни твердой сущности; вообще, человек — это не просто бытие, а сотворенное бытие и действующая сила, это центр активности и свобода действия, это бесформенность постоянно изменяющихся форм".


***


Владение чем бы то ни было является, как мы уже видели, универсальной защитой от тревоги. Обладание статусами, атрибутами, богатством, карьерой, властью (то есть, по сути, обладание другими людьми и возможность рапоряжаться их судьбами) даёт человеку ощущение защищённости. Расширяя границы своего „Я“, человек прячется внутри своих владений от пугающего мира.

И чем больше тревога, чем выраженнее страх человека перед действительностью, тем больше требуется ему для защиты. Он накапливает атрибуты и свойства, чтобы избежать тревоги перед жизнью. В результате жизнь проходит мимо – а тревога в результате только усиливается.

По словам Эриха Фромма, ""пугающим является для таких людей все, что развивается и изменяется, потому что оно не поддается контролю; такие люди даже боятся изменения собственного мнения потому, что оно представляет собой один из видов его собственности, и лишиться его значило бы утратить какую-то часть этой собственности... Они ожидают от других, что те изменят своё мнение. Если этого не происходит, то это расценивается ими как угроза нападения или даже как нападение на их „владения“".

Фриц Риман также подчеркивает, что стремление избежать страха перед изменчивостью и временностью он усматривает "в упрямой тенденции к удержанию и овладению, проявляющейся во всех возможных областях". Ведь "все мы желаем продления своего существования и даже бессмертия; все мы ищем чего-то бесконечного...". Так, даже страсть к коллекционированию, отражает стремление уйти от тревоги, в частности - от ТРЕВОГИ СМЕРТИ: ведь процесс собирательства никогда не закончится, коллекция всегда будет не полна.

Текучее время человек, склонный к обладанию, будет воспринимать как некую "плотную" субстанцию, на которую можно "опереться". Календари, например, создают иллюзию определенной стабильности времени, а долгосрочное планирование вселяет в человека иллюзию бессмертия.

Нередко время "превращается" в подконтрольную человеку субстанцию, которую "можно" ускорить, замедлить или даже остановить. Ощущение себя хозяином времени вселяет в человека уверенность в том, что он - хозяин жизни, как своей, так и других людей. Иными словами, стремление к субстанционализации в модусе обладания, основано на необходимости как расширении контроля над "собственностью", так и применения силы для защиты своего "владения".

Фромм так характеризует подобных людей: "Субъект - это не «я как таковой», а «я как то, чем я обладаю». Моя собственность создает меня и мою индивидуальность.  У утверждения "Я есть Я" есть подтекст: "Я есть Я, поскольку Я обладаю чем-то"".

Стремление к обладанию присуще людям со склонностью к самоуважению, зависящему от неких внешних по отношению к "Я" свойств. Например, ТЩЕСЛАВИЕ - это обладание некой "сущностью", которую можно уважать. Потому человек занят укреплением внешних оболочек своей "субстанции", например :

• Атрибуты самоценности (всевозможные способы и объекты обладания - как внешние так и внутренние)
• Поиск защитников („спаситель“, покровитель) и авторитетов (вождь, фюрер, национальный лидер)
• Гордость, тщеславие
• чувство исключительности, вера в неуязвимость
• cлава, власть, тирания

Каждый из перечисленных выше способов мы рассмотрим подробнее в отдельных статьях.


***


Субстанциализация в модусе бытия – это рост и СТАНОВЛЕНИЕ, это САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ. Поэтому и субстанционализацией это процесс назвать можно лишь условно. Ведь именно процесс прермен, развития, становления являют собой бытийную сущность человека. Поэтому главное внимание здесь уделяется тому чтобы быть открытым процессу, честным по оношению к самому себе, внимательным к потребностям своего ПОДЛИННОГО Я. Укрепление внутренней "субстанции" (своей бытийной сущности) может проходить по следующим направлениям:

• Выстраивание внутренних структур своей САМОЦЕННОСТИ
• познание себя, своего ПОДЛИННОГО Я, укрепление своей САМОСТИ и
• принятие своей СВОБОДЫ и взятие на себя ОТВЕТСТВЕННОСТИ за свои выборы
• выработка правил, которые облегчают принятие РЕШЕНИЙ
• вместо возведения "рубежей обороны" - открытие, осознание и принятие реальных ГРАНИЦ СВОБОДЫ и рамок своей СУДЬБЫ