quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Тщеславие как форма самоодентификации

МНИМОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СЕБЕ

Самодовольство представляет собой одну из важных характеристик гордыни. Попробуем разобраться, чем же гордец так доволен в самом себе, точнее, что же этот человек считает самим собой.

Карен Хорни, исследующая феномен гордыни, отмечает, что гордыня „основана на нереальных вещах, и все они принадлежат "прославленному портрету" нас самих и предназначены поддерживать эту нашу СЛАВУ; она покоится на качествах, которые человек приписывает себе безосновательно, – на тех, которые принадлежат его особому идеальному образу“.

Эрих Фромм указывает на то, что тщеславие базируется на ОБЛАДАНИИ – неважно, на внешнем, предметном, или на обладании какими-либо чертами и качествами личности. При этом человек совсем не обязательно должен делать предметом своей гордыни всю свою личность. По словам Фромма, часто человек может гордиться лишь отдельными аспектами своей личности, „например честь, интеллигентность, физические способности, остроумие, внешность (иногда даже ограничиваясь отдельными деталями - волосами или носом)“.

Некоторые гордятся такими своими качествам, „которыми нормальный человек вовсе бы не гордился, например боязливость и способность при этом заранее предвидеть опасность“. Говоря коротко, гордец „идентифицирует себя с частным аспектом себя самого; если мы спросим, что есть он, то правильный ответ должен быть следующим: он – это его разум, его слава, его богатство, его совесть и т. д.“.

Гордость может проявляться и по отношению к собственным детям, родителям, богатым родственникам или знакомым знаменитостям. Гордится человек и своим положением в обществе, должностью, профессией, образованием. Человек как бы ОБЛАДАЕТ предметом своей гордости. Как утверждает Фромм, если человек идентифицирует себя со своим владением, то он „вполне может смириться с опасностью потерять свои честь и достоинство, но угроза его владению была бы для него равнозначна угрозе жизни“.

Стоит особо отметить, что такие понятия, как родина, вождь, нация, некая идея, особенно разделяемая с другими людьми, могут являться предметом особой гордости человека, с которыми человеку свойственно идентифицирроватьсебя. В силу мощной эмоциональной заряженности таких понятий и большой значимости для человека, обладание этими предметами гордости становится крайне важным для душевного благополучия человека. Этим умело пользуются в своих корыстных интересах всевозможные проходимцы и манипуляторы, делающие политику делом своей жизни.


***


Характерной особенностью тщеславного человека является страх, что тот или иной предмет  его гордости попадет под угрозу. Нередко, однако, ему невдомек, что угроза ишодит изнутри. Например, это может иметь место, в частности, в силу того, что вожделенные черты его личности являются лишь плодом его воображения и не выдерживают проверки реальностью.

Чтобы защитить себя от необходимости признания в неосознанной лжи, человек прибегает к механизму ПРОЕКЦИИ, приписывая другим людям намерения нанести ему и предмету его гордости урон. Следствием такой защиты является стремление отгородиться от таких людей. Гордец трем самым вывводит из-под угрозы то, чем он гордится.

Этот бережно охраняемый предмет гордости “переносится” в наиболее “безопасное” место – в самую сердцевину человеческой личности. Карл-Густав Юнг подчеркивает в этой связи, что, чем больше человек попадает под влияние фактора, создающего проекции, тем сильнее он склоняется идентифицироваться с ним – то есть с предметом своей гордости. В итоге, пишет Юнг, “большинство людей вполне удовлетворяются своей самоуверенностью и предпочитают поносить друг друга (если не хуже!), но не признавать свои проекции“.

Мы уже говорили выше, что тщеславный человек чрезмерно раздувает значение УСПЕХА, служащего подверждением его собственной значимости и являющимся едва ли не единственным смыслом его жизни. Более того, человек, в силу своей горыни, склонен идентифицировать себя со своим успехом. Однако в этой связи стоит задаться вопросом: "А что есть успех? Торжество ИДЕАЛЬНОГО Я или раскрытие потенциалов ПОДЛИННОГО Я?".

К сожалению, гордец уверен в том, что, борясь за свой идеал, он выполняет свое предназначение – а ПОДЛИННОЕ Я влачит при этом жалкое сусшествование изганника. Ниже мы поговорим о том, что гордыня, предполагающая идентификацию с предметом своей гордости, то есть с ИДЕАЛЬНЫМ Я, немыслима без гонений на ПОДЛИННОЕ Я, которое напоминает гордецу, что он совсем не тот, за кого себя принимает и за кого хочет себя выдавать.


***


Фриц Риман подчеркивает, что гордецам нравится все, что предписано им «свыше», тем идеальным образом самого себя, на который они равняются. Они с радостью и смирением принимают давление и принуждение – соответствовать этому образу.

Однако. Как отмечает Риман, „для того, чтобы жить по принуждению и под давлением, необходимо первоначально обуздать собственную активность…, и они вынуждены прилагать усилия для принуждения самих себя: постоянный бдительный контроль за “хаосом” путем соблюдения определенных правил дает гарантию того, что не произойдет то, чего произойти НЕ ДОЛЖНО“.

Итак, рассмотрим ниже другую сторону идентификации гордеца – его отчуждение от своего ПОДЛИННОГО Я.


ТЩЕСЛАВИЕ КАК ОТЧУЖДЕНИЕ ОТ ПОДЛИННОГО СЕБЯ

Обратимся к матералам книги Карен Хорни.

Развитие гордости – логический исход, высшая точка и закрепление процесса, начатого погоней за совершенством и превосходством, суть которого состоит в активном удалении от ПОДЛИННОГО СЕБЯ в силу решимости человека переделать себя в того, кем он не является.

Сначала у человека возникают относительно безобидные фантазии, в которых он отводит себе величественную роль. Но он продолжает создавать свой идеальный образ, образ того человека, кем он "на самом деле" является, кем он как бы мог быть, ДОЛЖЕН быть.

Затем совершается решительный шаг: ПОДЛИННОЕ Я затушевывается и энергия самоосуществления (СТАНОВЛЕНИЯ) переключается на воплощение в жизнь ИДЕАЛЬНОГО Я, идеального образа себя.

Требования человека к самому себе и к миру являются его попыткой отстоять свое место в мире, место, адекватное значительности этого идеального образа и поддерживающее его. С помощью своих НАДО он заставляет себя воплощать свое совершенство в действительность.

И, наконец, он должен выработать систему личных ценностей, определяющую, что любить и принимать в себе, что прославлять, чем гордиться.

Но эта система ценностей обязательно должна также определять, что отвергать, презирать, ненавидеть, чего стыдиться, к чему испытывать отвращение. Одна система
не может действовать без другой.

И предметом ненависти и отвержения становится ПОДЛИННОЕ Я человека, „мешахющее“ реализовывать все требования, все НАДО, которые ишодят из ИДЕАЛЬНОГО Я. НАДО все больше снижают непосредственность чувств, желаний, мыслей и верований – то есть способность ощущать свои собственные желания и выражать их. Непосредственные чувства оказываются задавлены внутренними предписаниями: гордец осознанно верит в то, во что НАДО верить, осознанно чувствует то, что НАДО чувствовать.

Короче говоря, у тщеславного человека чувствами управляет гордость. Он склонен душить те чувства, которые играют против его особой гордости, и раздувать те, которые играют ей на руку. Гордость играет роль цензуры, поощряя осознание чувств или препятствуя ему.

Идея "быть собой" становится для гордеца тошнотворной и ужасной. Результат этой ненависти к себе – бессознательная заинтересованность в том, чтобы не воспринимать себя отчетливо, чтобы сделать себя, так сказать, глухим, немым и слепым. Отношение к себе становится безличным; и таким же становится отношение к жизни в целом. Отчуждение от себя - это процесс обезличивания и, следовательно, умерщвления.