quote Воображение есть один из путей прорыва из этого мира в мир иной.
Вы вызываете в себе образ другого мира
Николай Бердяев

Самость как внутренняя реальность

Внутренняя реальность представляет собою один из МИРОВ ЧЕЛОВЕКА. Рассмотрим, что представляет собою внутренняя реальность и как она формируется.

Существует расхожее мнение, что внутренняя реальность человека представляет собою мир его ФАНТАЗИЙ. Тот мир, в который он уходит от тревог и забот. Мир идеального прошлого, упоительного настоящего и утопичного будущего (см. защиты с помощью СМЕЩЕНИЙ ПО ОСЯМ БЫТИЯ). Однако фантазии в таком понимании представляют собой, скорее, один из способов бегства не только и не столько от внешней реальности, сколько от реальности внутренней, которая, в особенности, тяготит человека, находящегося в тисках "депрессивной тревоги" (как пишет Винникотт).

Под фантазией в смысле рассматриваемой здесь темы Винникотт понимает "часть усилий индивида по обращению с его внутренней реальностью". И вот что он понимает под внутренней реальностью:

"Внутренняя реальность описывает сама себя в терминах фантазии, и все же это понятие не синонимично фантазии, так как используется для обозначения той фантазии, которая является индивидуальной и организованной, и исторически относящейся к физическим переживаниям, возбуждениям, удовольствиям и боли младенчества".

Чтобы лучше понять, что имеется в виду под внутренней реальностью, следует обратиться к понятию САМОСТИ. Она (упрощенно) представляет собой совокупность различных составляющих (объектов самости).

Мелани Кляйн так описывает внутреннюю реальность человека:

„Внутренний мир состоит из бесчисленного множества объектов, соответствующих частично множеству различных аспектов, хороших и плохих, в которых родители (и другие люди) появляются перед бессознательным ребенка на различных стадиях его развития. Далее, они также представляют всех реальных людей, которые непрерывно становятся интернализированными во множестве ситуаций, создаваемых многообразными постоянно изменяющимися внешними переживаниями и фантазиями. В дополнение, все эти объекты во внутреннем мире находятся в бесконечных сложных отношениях друг с другом и с собственной личностью".

Формирование самости - это неостановимый процесс, который начинается с самого раннего младенчества. Он представляет собой формирование "внутренних объектов", представляющих собой отражение объектов внешних (в качестве внешних объектов могут выступать как люди, так и явления, предметы, значимые для ребенка, а также и сам ребенок).

На первых порах такими объектами становятся отдельные стороны объектов внешних. Какая-либо сторона внешнего объейкта интернализуется, то есть в психике ребенка образуется внутренний объект, соответствующие этой стороне внешнего объекта. Так, например, объект "хорошая мать", готовая по первому зову удовлетворить все капризы малыша, может соседствовать в самости с объектом "злая мать", которая игнорирует ребенка, оставляет его (в представлении младенца мать, отошедщая на кухню, покидает его навеки).

Такими объектами самости могут становиться и образы самого себя – так называемые отзеркаленные образы (реакции значимых взрослых на ребнка). Эти образы представляют собой поначалу также позитивные или негативные стороны ребенка – ребенок воспринмает себя и судит о себе во многом через эти образы.

Позже, по мере взросления ребенка, внутри его САМОСТИ будут „поселяться“ внутренние объекты, соответствующие внешним объектам во всей их цельности.

Самость - это постоянное динамичное взаимодействие и взаимовлияние внутренних объектов, их интеграция, слияние хороших и плохих объектов в единый объект (отражающий цельный внешний оьбъект - например, ту же мать), порой дезинтеграция цельных объектов, их РАСЩЕПЛЕНИЕ на плохие и хорошие объекты, что вызывает взрыв страха, тревоги, растерянности.

Внутреннюю реальность, таким образом, можно рассматривать как бесконечный процесс общения внутренних объектов между собой (ДИАЛОГИЗИРУЮЩАЯ САМОСТЬ), реакции Я (ЭГО) человека на те или иные объекты и его реакции на собственные реакции. Так, ненависть к плохому объекту может вызывать страх из-за осознаваемого желания уничтожить этот объект, чувство вины за такое к нему отношение: ведь, по сути, плохой объект есть лишь отражение, например, одной из сторон отца (только реального), к которому человек, скорее всего, испытывает чувство любви.

К миру внутренней реальности относятся и стремления человека защитить свои "хорошие объекты", нейтрализовать "плохие объекты" или защитьться от их возможных нападок. Важнейшее стремление - это добиться максимальной интеграции объектов, равновесия и мира между ними. Винникотт, цитируя Сирл, пишет, в частности: «… в опасности ребенок хочет сохранить идеальных, любящих и любимых, родителей всегда с собой, без страха сепарации; в то же самое время он (ребенок) в ненависти хочет разрушить злых, требовательных родителей, которые оставляют его, подвергая внушающим страх опасностям...".

Итак, внутренняя реальность отражает (часто неосознаваемое, бессознательное) отношение к объектам, которые ощущаются существующими внутри, и использование (опять же чаще бессознательно) различных приемов сохранения внутреннего равновесия, как то (пишет Винникотт): "защита от плохих объектов, которые угрожают также и Эго; попытки уберечь хорошее от плохого и использовать плохое для противодействия плохому...".

Видимо, внутренние объекты участвуют в строительстве СУРЕР-ЭГО ребенка, закладывая основы его СОВЕСТИ, что способствует формированию МОРАЛЬНОЙ ЛИЧНОСТИ.

Внутренняя реальность включает в себя все виды тревоги, с которыми человек сталкивается, проживая свою жизнь, конфронтируя со своими экзистенциальными ситуациями, со СВОЙСТВАМИ СВОЕГО БЫТИЯ. Сюда относятся как БАЗАЛЬНЫЕ ВИДЫ ТРЕВОГИ, так и ВТОРИЧНЫЕ ТРЕВОГИ, связанные со сломом ЗАЩИТ, в первую очередь ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ.

И, наконец, центральное место во внутренней реальности занимает Я (Эго). Оно наблюдает за объектами самости, осознает и анализирует ситуацию, своим присутствием создает "центр кристаллизации" самости. Благодаря Я самость способна обрести ЦЕЛЬНОСТЬ и устремиться к САМОАКТУАЛИЗАЦИИ, способствуя СТАНОВЛЕНИЮ человека, реализации его ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ.


***


Ребенок ИНТРОЕЦИРУЕТ своих родителей, то есть создает их образы в своей психике. Как отмечает Мелани Кляйн, эти образы „живут“ „внутри его тела“ как некие “внутренние” родители (то есть ребенок как бы интернализирует, инкорпорирует своих родителей, то есть принимает их внутрь себя).

Как подчеркивает Мелани Кляйн, "будучи интернализированными, люди, вещи, ситуации и события - весь внутренний мир, который строится - становятся недоступны ребенку для точного наблюдения и составления мнения, и не могут быть протестированы средствами восприятия, доступными в материальном и осязаемом мире". Внутренние объекты воспронинмаются „определенным образом, которым воспринимаются глубокие бессознательные фантазии“. Тем самым, Кляйн подчеркивает "фантастическую природу внутреннего мира". Но это именно фантазии ребенка о тех объектах, которые населяют его психику.

Иными словами, ВНУТРЕННИЙ МИР, строящийся в значительной степени в БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ ребенка, соответствует его реальным переживаниям и впечатлениям, которые он получает от людей и внешнего мира. В то же время, этот внутренний мир изменяется фантазиями и импульсами ребенка.

Тот факт, что объекты внутреннего мира живут своей жизнью, а ребенок не в состоянии понять происходящие там процессы, объясняет немалую степень его неуверенности в этой связи и стремление как-то разобраться с этой внутренней реальностью. "Сомнения, неуверенность и тревоги действуют как сознательный стимул для маленького ребенка наблюдать и достигать уверенности относительно внешнего объектного мира, из которого этот внутренний мир берет начало, и этими средствами лучше понимать свой внутренний мир. Внешняя мать таким образом обеспечивает сознательные доказательства того, какая “внутренняя” мать, любящая она или сердитая, помогающая или мстительная", - пишет Мелани Кляйн.

"В нашей внутренней реальности внутренний отец все время убивается, обкрадывается, сжигается и разрубается на куски, и мы приветствуем персонализацию этого интернализованного отца мужчиной, которому мы можем помочь спастись", пишет Виннекотт, подчеркивая важность поверки реальным и цельным внешним объектом правильности его понимания и постижения субъектом через соответствующие частичные внутренние объекты.

Стоит здесь обратить внимание на то, что описанные выше формы "обхождения" со своими внутренними "плохими" объектами, являющимися, как мы уже знаем, лишь одной из сторон реального объекта, могут вызывать в человеке ЧУВСТВО ВИНЫ по отношению к этому реальному объекту. Особенно обостряется это чувство, если с этим реальным объектом случается что-то трагическое. Например, человек может мучительно винить себя в смерти отца, которому (точнее своему "плохому" внутреннему объекту, отражающему "плохие" стороны реального отца) человек в своем вображении желал гибели, которого он в своих фантазиях подвергал мучениям.


***


Если человек не выдерживает встречи с миром своей самости, то он прибегает к одной распространенной защите, описанной Мелани Кляйн и Винникоттом. Так называемая МАНИАКАЛЬНАЯ ЗАЩИТА представляет собой, если коротко, "бегство в реальность" (Сирл, 1929) - бегство в реальность внешнюю от своей внутренней реальности.