quote Тревога основана на осознании своей полной случайности и отсутствия
предельной необходимости [замысла]; иррациональность, непроницаемый
мрак судьбы превращают судьбу в источник тревоги
Пауль Тиллих

Тревога в обществе

Каждый человек сталкивается с тем или иным событием или общественно-политическим явлением, не будучи чистым листом. Он уже имеет опыт столкновения с различными видами тревоги (чаще всего, не отдавая себе в этом отчета). Имеется у него и определенный привычный набор фундаментальных решений, которые, выполняя задачу совладания с тревогой, тоже далеко не всегда человеком осознаются.

В обществе человек испытытывает не какие-то особые виды тревоги, а все те же ее виды, с которым сталкивает человека его бытие. Тревога, связанная с бытием человека в обществе, вызывается влиянием политики (как внутри страны, так и мировой)и взаимоотношениями человека с другими людьми в связи с общественными и политическими событиями или явлениями. Взаимодействие это может осуществлятьсякак напрямую, так и опосредованно – через СМИ, социальные сети и т.д.

Каждая эпоха, как и каждый человек, характеризуется преобладающими на данный отрезок времени видами тревоги.

Необходимо подчеркнуть, что не столько сама тревога, сколько способы совладания с ней, применяемые фундаментальные решения формируют личность.

Также и с эпохой (под эпохой я имею в виду не только глобальные временные отрезки, но и опеределенные периоды в истории того или иного государства, той или иной территории). Любая эпоха формируется векторами фундаментальных решений миллионов людей, пытающихся совладать с различными видами тревоги.

Человек не может просто так сказать „НЕТ“ своей тревоге. Тот или иной вид тревоги так или иначе проявится, прорвется. Однако человек в состоянии контролировать то, как он обходится со своей тревогой, если он сознает и свою тревогу и свои действия. В конечном счете, именно выбор того или иного решения проблемы тревоги есть сфера ответственности человека.

Фундаментальные решения могут быть направлены на укрепление индивидуальности и развитие личности, на обогащение его ценностно-смысловой наполненности, а могут и уводить человека от самого себя, загоняя его либо в толпу (в массу), либо в какую-нибудь прятку, где он наивно и напраснорассчитываетпересидеть неприятную реальность и тревожные времена.

Находясь в гуще общественных и политических событий и явлений и испытывая ту или иную тревогу, человек будет, скорее всего, использовать привычный арсенал способов совладания с ней. Поэтому многие действия политических игроков (власть, опозиция), пропагандистов, общественных деятелей, деятелей культуры будут тогда эффективными, когда они стимулируют применение большими массами либо ключевыми группами людей таких способов совладания с тревогой, которые будут в совокупности вызывать желаемую реакцию, желаемое действие, совершать желаемый выбор.

Но каждый человек, по сути, в ответе за то, какой выбор он делает: тот ли, который выгоден какому-нибудь политику или режиму в целом, или выбор, отвечающий требованиям совести человека.

Фундаментальные решения могут быть направлены, в конечном итоге, на движение в сторону добра или в сторону зла - все зависит от того, какими ценностями и смыслами определяется выбор человека в каждом конкретном случае, насколько зрелая совесть у человека и насколько чутко он прислушивается к ее голосу.

Некоторые эпохи повышают планку нравственности, укрепляя ценностные основы совести каждого человека и тормозя или запрещая поступки, идущие вразрез с гуманитарными нормами. Тогда каждый человек должен выбирать такие стратегии совладания с тревогой, чтобы не нарушать принципы справедливости, чтобы слыбые и находящиеся в меньшенстве могли безболезненно и безопасно преследовать свои интересы.

Другие эпохи, наоборот, снижают эту планку. В результате некоторые группы населения могут решать проблемы своих тревог такими способами, которые будут ущемлять других людей, ограничивать их свободы, угрожать их здоровью или жизни.

И если одни эпохи приветствуют и поддерживают самостоятельность, образованность и духовный рост всех и каждого, то другие эпохи(или, скажем, режимы) будут стараться максимально уменьшить самостоятельность граждан, профитируя от упрощения их поведения, от их оглупления или оболвания, от их деградации, от их растворении в массе.

Какие-то эпохи поощряют одну палитру фундаментальных решений и запрещают или подавляют другие. Другие эпохи имеют дело с другой палитрой тревог и фундаментальных решений.

В иные времена людям не рекомендуется или даже запрещается вести себя определенным образом. Но мы знаем, что, нередко, за определенными паттернами поведения стоят защитные механизмы. Ясно, что если человек чувствует себя ограниченным в выборе своих привычных стратегий совладания с тревогой, то ему грозит столкнуться со вторичными видами тревоги, связанными со сломом привычных защит. Либо базовая тревога, от которой его до сих пор защищали его стратегии, проявится с новой силой.

Либо на защиту от тревоги встанет внутренняя "фабрика страхов" - и тогда всевозможные страхи будут определять жизнь и поведение человека.