quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Корона и страхи

Те, кто относится к проблеме пандемии серьезно, конечно, опасаются заразиться и заразить своих близких. Чтобы этого избежать, такие люди стараются максимально возможно соблюдать профилактические меры, включая не только соблюдение дистанции и ношение масок в общественных местах, но и в ограничении до некоторой степени контактов вне своей семьи, как это предписано карантинными правилами.

Подобное поведение можно считать абсолютно оправданным, так как тем самым человек защищает не только себя, но и других людей. Это требование является даже одной из заповедей Торы, которая в обыденной формулировке может звучать так: сделай все, чтобы человек, даже если ему и суждено погибнуть, не погиб через тебя и с твоим участием.

Можно сказать, что такими людьми движет разумный страх, который подкрепляется новизной и масштабом ситуации и неопределенностью, которой окутаны информация и о самой инфекции, и об эффективности санитарно-эпидемиологических мер и прививок.

С течением времени страх ослабевает, что связано с нормальной человеческой реакцией адаптации к экстремальным условиям. Все меры предосторожности преврасщаются в рутину, поэтому нередко и внимание к строгости и порядку их соблюдения может ослабляться, ведя к неосторожному снижению бдительности.

Конечно, многие люди из этой группы могут быть склонны к чрезмерно усердному соблюдению всех правил, потому что их страх явно зашкаливает. Такие люди вряд ли ведут себя иначе в других ситуациях в обычной жизни. Они склонны к перестраховкам, к избеганию опасных (по их мнению) ситуаций.

Про таких людей можно сказать, что они склонны к фобиям. Поэтому обычная реакция на необычную ситуацию перерастает у таких людей в коронофобию со всеми вытекающими патологическими последствиями, включая замкнутость, подозрительность, ограничение контактов вплоть до нуля. Психические последствия такого поведения не преминут проявиться в виде подавленного настроения вплоть до депрессии, в появлении подозрительности вплоть до нарастания до уровня паранои.

Нарастание отчаяния и чувства бессмысленности, может вылиться в суицидальное поведение.

Еще один страх – это страх нарушить ограничения, что может повлечь финансовые последствия – немалые штрафы за неношение маски, за вечеринки с нарушением числа участников и т.д.. И еще более суровые меры за нарушение карантинного режима (это уже преступление против закона о защите от инфекционных заболеваний).

Так называемых корона-скептиков можно условно подразделить на две группы.

В первую группу входят неверящие в опасность вируса и, следовательно, в необходимость карантинных мероприятий, защитных мер и прививок. Можно сказать, что это пассивные противники мер, вводимых правительствами в связи с пандемией.

Вторая группа – это люди, которые убеждены в том, что корона – это не просто дело человеческих рук, но еще и часть заговора сильных мира сего, имеющего целью подчинить себе весь мир, а для этого им надо превратить миллиарды людей в послушный скот.

Представители первой группы обвиняют тех, кто не разделяет их взгляды, в банальном страхе, не имеющем под собой никакой основы.

Здесь вряд ли стоит здать сильных конфликтов на так сказать идеологической почве с теми, кто соблюдает ограничительные меры, веря в серьезность ситуации (пусть и основываясь на определенном уровне страха). Однако желание оградить себя и своих близких от излишних потенциально опасных контактов может вести к недоумению и даже к обидам со стороны скептиков. Конечно, такие обиды при неблагоприятных обстоятельствах могут перерасти в достаточно серьезную ссору вплоть до прекращения общения. Особенно это можно ожидать в случае описанной выше фобической реакции на пандемию, ведущей к избегательному поведению, то есть к намеренному ограничению контактов с внешним миром.

Можно сказать, что страх в этом случае будет чрезмерным, мешающим не только собственному благополучному и счастливому проживанию, но и затрагивающий отношения с близкими людьми.

Подчеркну, что я являюсь сторонником разумных ограничений – чтобы избежать ненужных болезней и связанных с ними страданий и трагических итогов, за которые придется винить себя или тех, кто был неосторожен. Поэтому необходимо стратъся аккуратно и разумно соблюдать баланс между столь важным для всех, особенно для стариков, общением и опасным для окружающих безответственно легким отношением к ограничительным мерам, по сути, к мерам предосторожности по отношению к себе и своим близким.

Представители второй группы скептиков – сторонников теории заговора – отличает особая эмоциональная заряженность, поскольку их конспирологическая убежденность в том, что пандемия придумана для завладения тотальным контролем над людьми и установления супердиктатуры является нередко сверхценной идеей, которая, увы, не подлежит коррекции в рамках обычного общения.

Такие люди склонны обвинять тех, кто не разделяет их взгляды, в слепоте или нежелании видеть очевидное, а именно то, что из нас пытаются сделать послушных рабов, вводя всевозможные ограничения, являющиеся лишь репетицией или подготовкой к установлению тотального контроля над миром. Они обвиняют осторожных и законопослушных в том, что те боятся несуществующих опасностей и не видят реальной надвигающейся угрозы.

Они называют карантинные меры, вводимые поравительствами, антиконституционными, ограничивающими демократию и являющимися шагами к дилтатуре. А меры к демонстрантам, выступающим против таких мер и массово не соблюдающих их, ковидные конспирологи называют мерами фашистскими.

Ясно, что с термимологией у таких ребят не все в порядке, поэтому важно спокойно и неустанно стараться их просвещать о том, что такое демократия, конституционныеили неконституционные решения, в чем отличие мер к нарушителям общественной безопасности от фашизма, что такое дикататура и т.д.

И ясно также, что за показушной бравадой и демонстрацией бесстрашия по отношению к очевидной опасности заражения себя и других кроется глубокий и мощный страх, граничащий порой с параноей. Страх перед мировым заговором и супердиктатурой. Именно этот страх и делает их убеждения настолько ригидными, а их самих порой весьма агрессивными по отношению к тем, кто не разделяет их взгляды.

Особо хочу остановиться на вакцинации. Тут уж вокруг – буря страстей. Что касается эффективности и безопасности прививок, в спешном порядке брошенных на фронт борьбы с коварным вирусом, мы узнаем, скорее всего лет через пять. Пока же каждый из нас имеет выбор между доверием тем, кто выпускает вакцины (ведь вакцинация – дело десятилетиями обкатанное), и между страхом перед осложнениями (которые, как и при любом другом медицинском воздействии могут иметь место).

В конечном счете – каждый вправе взвесить эти страхи и предполагаемую пользу и решить для себя, делать ли прививку или нет.

Более мощные страхи (на уровне фоибии) есть и в отношение прививок. Так, страх опасных ослажнений может буквально парализовать возможность взвешенно решать, стоит ли вакцинироваться или нет. Тут доходит вплоть до того, что люди пугают других, кто решился сделать прививку: ты через пять лет умрешь (откуда эти сведения? – наверное из арсенала конспирологов).

Еще один страх – перед внедрением генного материала вакцины в геном, что может якобы негативно сказаться на потомстве. Стоит в этой связи подчеркнуть, что в геноме человека содержится лишь 1,5% генного материала, определяющего чисто человеческие свойства, все остальное – это генный мусор, накопившийся за миллионы лет эволюции за счет постоянного воздействия вирусов на живые организмы, которые предшествовали человеку.

Этот „мусор“, конечно,может рано или поздно сыграть позитивную или негативную роль - если изменятся внешние условия... А может быть и так, что за счет каких-то кусочков этого генетического мусора человеку предоставится возможность адаптироваться к таким условиям, которые сейчас кажутся весьма неблагоприятными...

Но главное – это здесь и сейчас... Ведь жизь проходит не в иллюзорном будущем, а именно в настоящем моменте. Поэтому страх перед изменением генома и, соответственно, отказ от прививок приводят к тому, что непривитые могут лишаться доступа к определенным благам в настоящий момент: например, посещение кафе и ресторанов, или их могут заставить проходить двухнедельный карантин при путешествиях...

Так что выбор за человеком - что он сочтет неприемлемым: текущие неудобства или иллюзорные и во многом нафантазирванные страхи в связи с изменением генома...

Но в стане конспирологов с прививкой связаны также параноидальные страхи: страх намеренного воздействия на геном человека и страх перед так называемым чипированием под видом прививок. Этот страх также вряд ли корригируем, как и убежденность в мировом заговоре.

Я, честно говоря, предполагал, что пандемия и карантиннае меры приведут к серьезным психологическим последствиям. Я ожидал роста депрессивны состояний, алкоголизма и наркомании, роста суицидальных реакций. Но я и предположить не мог, что корона способна разделить и общество в целом, и семьи подобно тому, как это случилось в 2014 году, когда „Крымнаш“ и „Крым не наш“ буквально тресшиной прошло по обществу, когда друзья отфрендживали друг друга в соцсетях, когда любви и дружбе в реале приходил конец…

Но если тогда все это было битвой совести с бессовестным реальным злом, то теперь это битва параноидных страхов с более или менее здравым смыслом.

Воистину, KОВИД-19 влияет на ментальные процессы (причем даже не заражая человека). Может быть даже, сами переболев, эти ковид-конспирологи обретут толику здравого смысла и в обществе снова воцарится (пусть на какое-то время) какое-то подобие мира.

 

ВИДЕО "КОРОНА И СТРАХИ"