quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Страхи в обществе

В предыдущем видео мы говорили об отличиях тревоги и страха, а также о том, что страхи являются одним из эффективных инструментов совладания с тревогой. Сознание переключается на некие объекты, вызывающие страх, и, тем самым, отвлекается от тревоги.

Упомянули мы и о том, что пропаганда является "фабрикой страхов", щедро снабжая ими людей.Цель при этом - обеспечение больших возможностей для манипулирования.

Но, кроме пропанагды, обильно снабжающейлюдей образами врага, призванными вызвать страх, власти пытаются сеять реальныйстрах: жесткие разгоны мирных митингов и пикетов, массовые задержания, обыски, подобные рейдерским захватам.

Конечно, подобные действия власти способны усилить или пробудить тревогу перед будущим (тревогу неопределенности), тревогу ограничения свободы и тревогу потери. Но не в этом задача власти - а в том, чтобы люди забились в свои коконы и не поднимали голоса, не мешали властной клике править страной. Власть не видит в гражданах полноценных людей, считая их лишь досадными помехами на своем пути.

Хочется остановиться еще на том, что соврменная ситуация в России складывается таким образом, что она негативго влияет на эффективность СУБСТАНЦИОНАЛЬНОГО ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО РЕШЕНИЯ в той части, которая касается формирования реального самоуважения.

Люди, обретшие самоуважение и достоинство за предыдущие годы и десятилетия, сталкиваются с унижением, которому подвергает их власть - на всех уровнях и самыми различными способами. Страх, который власть пытается внушить свободным и достойным людям, будет лишь подстегивать их к поступкам в соответствие со своей совестью, к сохранению и укреплению самоуважения. А власть будет пытаться находить все новые и новые способы, чтобы запугать этих людей, заставить их исчезнуть - бескровно ли (выдавив их из страны или из активной жизни) - я называю это "бескровным геноцидом", или путем насилия или даже физического устранения.

Стоит подчеркнуть, что если речь идет о другой стороне СУБСТАНЦИОНАЛЬНОГО ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО РЕШЕНИЯ - о гордыне - то ущемление ее в таких ситуациях может вызвать тяжелые кризисы, но чаще, я думаю, будет проходить дрейф направленности гордыни в безопасном направлении, туда, где можно будет распушить павлиний хвост, служа власти. Многие одиозные политики (например, Яровая), пройдя через демократические или либеральные движения, сползли в итоге в провластные партии, где можно безопасно лелеять и взращивать свою гордыню.

***

Важно понимать, что представители режима, как и любой другой человек, - конечно, каждый на своем месте по-своему - сами продуцируют свои собственные страхи, чтобы избавиться от своих собственныхтревожных состояний. Они, konechno, могут бояться тех же врагов, которых навязывают своим подданным... Но их страхи все же будут сильно отличаться по направленности, функциональности и значению от страхов, которые испытывают простые люди.

Власть авторитарная боится организованности, просвещенности и свободы граждан страны. Потому чтоэта свобода будет нести угрозу ее безопасности. Это может касаться как незыблемости положения и влияния стоящих у власти, сохранности их ресурсов, так и самой жизни.

Отсюда животный страх перед открытым интернетом, перед блогерами, перед мировой сетью, в которой рано или поздно все тайное становится явным. Страх перед свободомыслием, перед свободными информационными потоками...

А страх всегда сопровождается попыткой избавиться от его источника - на уровне государства это будет выражаться в зарегулированности, в запретительских законах, в преследовании инакомыслящих, в запугивании их разными способами, в жестоких разгонах митингов, в ограничении свободы СМИ и интернета...

Стоящие на вершине власти могут бояться всех и каждого, включая свою охрану и самый ближний круг - отсюда нередко подозрительность и параноидная зацикленность вождей.

Власть реально и не на шутку боится тех, кто может лишить ее представителеймогущества, а то и свободы. И правильно она боится - власть. Рано или поздно это случится!

Стоящие у власти хотят реально напугать тех, кто кажется им опасным. И, покудау нее есть силы, она будет пытаться усиливать репрессии.

Можно сказать, что реальные страхи (в отличие от культивирования образа врага, например) выводят участников исторической драмы из виртуального мира тревоги в реальный мир политического действия, в котором им предстоит осуществить выбор векторов своего движения в будущее, выбор между добром и злом.

Хорошо, конечно, если политическое действие будет проходить мирно и в политическом поле. Но если это невозможно, если отчаяние от унижения зашкаливает, то кто в силах предотвратить российский бунт, бессмысленный и беспощадный?