quote Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности,
человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? –
что я сделал? – чем я стал?
С.Л. Рубинштейн

Тревога и страх в обществе

Поговорим о тревоге и страхе – об их различиях.

Тревога есть нечто присущее человеческому бытию. Она естъ, по сути, ощущение того, что внутри самого бытия человека скрывается НИЧТО. Иными словами, тревога есть предощущение небытия, что делает ее порой весьма мучительной.

Тревога возникает от столкновения сознания с бытием – точнее, от сознавания свойств бытия, которые на данный момент актуальны для человека.

Тревога является, по сути, компасом, указывающим человеку на изменения, которые он должен произвести – будь то изменение своего отношения к жизни, к ситуации, изменение самого себяили осуществление в своем окруженииперемен, которые он способен совершить.

В резулътате, тревога является побудительным механизмом для перемен, которые ведут к совладанию с этой тревогой, к уменьшению уровня тревоги.

Направленность этих перермен будет зависеть от выбора МОДУСА ПРОЖИВАНИЯ бытия, описанном Эриком Фроммом в виде дилеммы „БЫТЬ или ИМЕТЬ“.

В модусе бытия человек будет выбирать такие решения, которые будут способствовать активному преображению человеком себя и своего мира на основе бытийных ценностей, в конце концов, способствовать росту и становлению человека.

В модусе обладания выборы будут направлены на укрепление стабильности любой ценой, что немнинуемо будет вести к бегству от реальности, к застою или регрессии.

Итак, можно утверждать, что тревога всегда стимулирует человека к тому или иному выбору. Об этом мы обязательно поговорим отдельно.

Здесь же важно подчеркнуть, что тревога никогда не имеет объекта, который ее вызывает. А страх всегда предметен. Мы испытываем страх перед чем-то конкретным, будь то паук, собака, инопланетяне, змеи, преступники, террористы, злые соседи, интервенты… В обшем, мы боимся существ и людей, которые затевают против нас недоброе, хотят что-то отнять у нас, причинить нам или нашим ближним вред, и, в конце концов, - убить нас или наших близких…

Страх перед каким-то объектом – один из мощных средств совладания с тревогой.

Кальвин утверждал, что человеческая душа есть мануфактура идолов...Согласно Паулю Тиллиху, душа человека есть „фабрика страхов“.

Я думаю, что "фабрику страхов" можно отнести в значительной степени к категории ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ. Ведь человек жаждет структурирования и объяснения своей ситуации, особенно если эта ситуация печальна и незавидна. Поэтому он нередко будет рад любому объяснению, которе уменьшит уровень его тревоги.

Вот, плохо человеку живется, и денег мало, и жилищные условия не ахти. И до зарплаты не дотянуть, и ипотека висит, да и на улицах неспокойно. Тревожно на душе... Недовольство подкрадывается...

Кто виноват во всем этом? Думать на власть - с одной стороны непривычно (в людях глубоко сидит образ доброго царя), а с другой - страшно (а ну как за такую крамолу накажут...).

И тут на помощь приходятидеология и пропаганда, которые являются высокопроизводительной фабрикой страхов. Задача этой фабрики –вселить в массы трепет перед лицом опасности или врага…

Мы уже много лет являемся свидетельями постоянных попыток вселить в людей страх перед переменами, майданами, цветными революциями. Использование в пропаганде и в законодательстве терминов, традиционно вызывающих в людях подозрительность, страх и ненависть. Иностранный агент, нежелательная организация.

А со всех телеэкранов льющиеся сравнения целых народов с фашистами, нацистами, террористами.

Путин однажды спросил во время очередного своего выступления, сравнивая события в России с выступлениями желтых жилетов: "Вы что, хотите, как в Париже?". Конечно же во всех сетях зазвучало: "Да, хотим". Ну, неудачно путин высказался, не забоялись люди Парижа.

Но в других случаях страх перед фашистами, майданами, terroristami, äkstremistami, NATO, госдепами и прочими врагами потихоньку занимает умы людей. Подобно вирусу, множатся в головах эти идеи, подогреваемые потоками лживой пропаганды, и передаются от одного человека к другому, заражая миллионы.

Эпидемия страха перед врагом, однако, воспринимается людьми не как болезнь, не как паранойя, а как благоразумное объяснение их проблем. И все благодаря тому, что такие представдления о реальности существенно снижают уровень тревоги. Надо оговориться: да снижают, но до поры, до времени. Рано или поздно, конечно, прозрение наступает. Часто, увы, поздно, и бывает оно слишком болезненным.

Задача повышения уровня страха в обществе состоит в том, что боящихся людей легче согнать в стадо, ими легче манипулировать - а значит и легче ими управлять.