quote Человек постоянно стоит перед судом, судья на котором – он сам. Данная
ситуация вызывает тревогу (в относительных терминах тревогу вины,
в абсолютных – тревогу самоотвергания, самоосуждения),
которая выливается в отчаяние
Пауль Тиллих

Коронавирус и тревога ограничения свободы

Эпидемии и пандемии неминуемо накладывают ограничения на привычный образ жизни...

Это могут быть самоограничения, вызванные опасением заразиться и заболеть, а то и умереть. При этом человек действует ответственно и последовательно, чтобы защитить и себя, и близких.

Другой вариант - это ограничительные меры, которые вводят государства. Это и карантинные мероприятия, изолирующие тех, кто может быть носителем опасной инфекции, это и более широкие запретительные меры, затрагивающие миллионы людей, что должно способствовать профилактике заражения и неконтролируемого лавинообразного распространения инфекции.

То, что мы сейчас все переживаем - это беспрецедентное со времен второй мировой войны регулирование частной и общественной жизни.

Рамки, в которых мы вдруг все оказались, и вправду весьма тесные.

Это и ограничение свободы передвижения - на работу, кто должен работать (для многих и сама возможность работы оказалась под запретом). Это и ограничение на контакты с близкими людьми (не собираться вовне больше 50, потом больше 15, больше 5 и теперь больше двух).

И все это подкрепляется немалыми штрафами и угрозой административного преследования и уголовного наказания.

Все оказались привязаны к дому - и вынуждены отказаться от многих своих привычек, которые структурировали время и отвлекали от многих неприятных мыслей и тревог.

Теперь тревога ограничения свободы правит бал.

Если человек не сознает необходимость этих мер, если он не чувствует личную ответственность за их соблюдение, то недовольство ситуацией рано или позлно вырывается наружу. Импульсы ярости и агрессии направляются сначала на тех, что рядом. Это проявляется в домашнем насилии в самых разных формах - от деспотизма до рукоприкладства.

Свободу часто люди путают со вседозволенностью. Поэтому отчаяние от переживания несвободы может толкать их на проступки и преступления. В условиях карантина это может быть обычное несоблюдение правил. Наверняка вскоре мы станем свидетелями массовых нарушений, в том числе и в форме флэшмобов - сорвиголов, ищущих впрыск адреналина, всегда хватает.

Власти будут стараться для борьбы с этим отслеживать перемещения людей, вполне возможно и интернет-полиция расширит свою нишу и свои полномочия. Это рикошетом еще больше ограничит свободы.

Вот уже есть и сообщения о столкновениях с полицией...


Не удивлюсь, если будет широко распространяться мародерство - особенно в устовиях, когда накладываемые ограничения лищают людей дохода, то есть возможности прокормить себя и близких...

То, с чем мы теперь имеем дело - есть наша судьба. То, как я понимаю судьбу, и как я ее объясняю другим (в частности, моим пациентам) - не есть нечто фатальное. Судьба - это всегда некие рамки, которыми ограничивается наша свобода. Но внутри этих рамок мы абсолютно свободны. Судьба, далее, это набор определенных возможностей, из которых мы свободны выбирать те из них, которые помогают нам идти к поставленным целям, к реализации проекта нашего будущего, по сути, проекта самого себя. Проекта нашего становления.

Не лишним будет подчеркнуть, что даже если множество людей попадают в одно и то же время и в одном и том же месте в сходные обстоятельства - судьба каждого человека будет индивидуальной, его личной судьбой. Именно это обстоятельство накладывает на каждого из нас личную ответственность за то, как мы распоряжаемся своей текущей судьбой, какую судьбу мы в итоге себе уготовим своими поступками - что мы выберем, бегство в прятку от реальности или осуществление выборов, которые способствуют становлению, восхождению к высотам.

Но для этого важно принять рамки судьбы, не пытаться их сломать. Прямым ударом рамки не убрать, а лоб себе расшибить и жизнь поломать можно. Зато можно своими поступками выстраивать судьбу, в которой будет больше простора для выборов. Своими ответственными поступками мы раздвигаем рамки судьбы в нужном нам направлении.

То есть ключевое слово здесь - ответственно. Каждый на своем месте при определенной информированности может внести вклад в преодоление общей беды. А строгости не помешают как раз для девиантных и безответственных личностей.

То, что происходит сейчас в России в связи с короновирусной пандемией - это потенциально крайне опасно.


Ограничения свободы под видом борьбы с эпидемией с использованием беспрецедентных технических средств - повсеместное внедрение "большого брата" - способно всех россиян превратить в заложников режима

И, зная путинскую власть, можно утверждать, что отказа от продолжения применения таких драконовских мер после победы над вирусом не будет. С такими мерами согласиться нельзя. Потому что это - вопиющая несправедливость. Можно ли восприятствовать их применению?

Только массовые проесты могли бы этому помешать. Но законы пандемии таковы, что больше двух собираться нельзя - но это касается граждан, в том числе несогласных с режимом.

А к победобесному параду подготовка, говорят, идет полным ходом - при участии большого количества военных. И росгвардия в массовых количесвах стягивается к Москве. Понятно, что там никто не соблюдает дистанцию в два метра друг от друга.

Так что запреты на массовые акции, благославляемые режимом или служащие ему, не распространяются.