quote Человек не обладает сущностной природой: он обладает лишь возможностью
сделать из себя то, что захочет. Человек сам создает то, что он есть
Пауль Тиллих

Контроль, обладание и власть (интенциональное и субстанциональное решение)

Контроль, дающий человеку чувство уверенности, теснейшим образом связан с ОБЛАДАНИЕМ, ибо человеку свойственна уверенность в том, что контролировать можно только то, что ему принадлежит. При этом человек уверен – как ни парадоксально это звучит – что контроль будет тем эффективнее, чем крепче будут узы, привязывающие к нему предмет его обладания.

Поэтому „легитимирование“ (признание другими права человека на обладание тем или иным объектом), неважно каким способом достигнутое, есть насущная необходимость для тех, кто хочет осуществлять контроль над этим объектом. Легитимирование владения дает человеку чувство уверенности и спокойствия. Он получает абсолютное право контроля над предметом своего обладания. Это мы наблюдаем сейчас в России.

Люди, обладающие своей ВОЛЕЙ и мотивами, будут сопротивляться тотальному контролю настолько, насколько позволяет им выраженность их страхов или выгода от подчинения чужому контролю. Поэтому запугивание людей или умение их заинтересовать является одним из важнейших условий взятия их под свой контроль (политика кнута и пряника).

Стремление к контролю является и особой разновидностью обладания, и условием стабильности обладания. Обладание само по себе всегда требует определенного контроля. С расширением сферы обладания возникает необходимость в новых, более эффективных формах контроля. Для этого необходимы эффективные формы защиты „имения“, то есть встает вопрос создания организационных и процессуальных механизмов, которые дает ВЛАСТЬ.

Можно сказать, что власть является не только способом контроля своего „имения“, но и высшей формой обладания, поскольку человек владеет не только чем-то материальным, но и рычагами контроля. Именно поэтому власть укрепляет в человеке уверенность в незыблемости и силе его „сущности“, что позволяет нам отнеси ее к СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫМ РЕШЕНИЯМ проблемы тревоги. kartinka

Дальнейшее расширение обладания и сферы влияний вызывает необходимость как в некой идеологизации (в частности, для легитимизации человеком своего имения), так и в смысловом наполнении обладания. Я имею в виду не только стремление человека к оправданию самого факта, что он чем-то владеет, хотя такое оправдание необходимо для повышения его самооценки. Речь идет о том, что человек, на определенной стадии понимает, что он владеет так многим, что новые (чисто материальные) приобретения уже не будут доставлять ему УДОВОЛЬСТВИЕ сами по себе, не будут больше казаться ему столь желанным УСПЕХОМ.

Итак, на этом этапе обладания человеку необходимы идеология, как оправдывающая обладание, так и дающая человеку чувство ОСМЫСЛЕННОСТИ его собственной жизни. Иными словами, идеология дает самому человеку и другим людям ответ на вопрос: „а для чего нужно все это обладание и весь этот контроль?“.

При слабой общекультурной базе, незрелой СОВЕСТИ и неразвитости МОРАЛЬНОЙ ЛИЧНОСТИ, выливающейся в неумение различать ДОБРО И ЗЛО и непонимание важности следования ПРИНЦИПАМ СПРАВЕДЛИВОСТИ в отношение других людей, человек будет склонен к увлечению маргинальными идеями (например, преписывание и подгонка под себя истории, перекраивание границ), в отстаивании и насаждении этих идей вовне (насколько это позволяет власть, которой человек обладает).

Идеология сама требует определенных (порой весьма жестких) механизмов контроля. Так, одержимость утопическими идеями, называемая ФАНАТИЗМОМ, выливается в стремление во что бы то ни стало воплотить УТОПИЮ в реальность, что, с одной стороны, будет чревато разочарованиями от череды неудач на этом пути, с другой, приведёт к стремлению всеми силами устанавливать и удерживать контроль над всем, что противится воплощению этой идеи в жизнь.

В частности, расширение или удержание ПРОСТРАНСТВ (территорий) даёт ИЛЛЮЗИЮ КОНТРОЛЯ над ситуацией во имя торжества идеологии, постепенно становящейся некой "идее фикс" властителя. kartinka

Агрессия и насилие будут неотъемлемыми спутниками такой политики.

Хотелось бы обратить внимание на то, что все совершаемое в рамках властного контроля можно рассматривать также с позиции ИГРЫ, нередко, конечно, игры нечестной, цена в которой – благополучие и жизни миллионов людей. А какова же цель такой игры для того, кто ее затевает? Нередко речь уже идет не только или не столько о сферах обладания, об их отстаивании, защите или расширении, а о неких „высших“ вещах.

Властителю часто оказывается важнее самоутверждение в глазах самого себя, а также утверждение себя в определенной роли перед лицом своего окружения, своих подданных, своих коллег (правителей других стран). То есть, речь можно вести о контроле во имя удовлетворения требований ГОРДЫНИ. Kartinka (tak chto takie sobytija nanosjat boleznennyj udar i trebujut otmshhenija)

Авторитарный властитель владеет всем в своей стране, поэтому он легко отдает на откуп свою „собственность“ многочисленным подчиненным, чтобы, разделяя, властвовать еще эффективнее.

Во всем этом лежат истоки ощущения „богоподобия“ властителя: чтобы крутилась огромная машина государства ему достаточно порой сказать лишь слово, нахмурить бровь. Не удивлюсь, если иные властители пребывают в уверенности, что одною мыслью своею они вершат судьбы мира.

„Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно“, говорил лорд Актон. Это не просто афоризм, а факт, который всегда имеет место (в той или иной степени), когда мы имеем дело с властью и с властителями. Ведь власть дает человеку ощущение всесилия, ВСЕМОГУЩЕСТВА, уверенности в своей „особости“ по сравнению с подчиненными. Такие чувства меняют восприятие человеком его реальности. Это приводит к тому, что человек власти оказывается сам во власти своих амбиций и устремлений (порой фантастических, утопических).

От переживания своего превоcxодства над другими властитель имеет прямой выигрыш в виде повышения САМООЦЕНКИ, точнее расцветания ГОРДЫНИ, и избавления от различных видов тревоги.

СТРАХ ПОТЕРИ того, что человек приобрел благодаря власти или на пути к ней, страх наказания за преступления (например, коррупция, „распил“), которые он совершил в этой связи, возможно, страх за свою свободу и жизнь, страх и нежелание потери самой власти приводят к стремлению, эту власть для себя увековечить.

Это приводит к произволу, к попыткам изменить функционирование государственной машины и государственных и общественных институтов таким образом, чтобы ничто не могло мешать абсолютности такой власти. То, что мы наблюдаем в эти дни в России, весь этот фарс с так называемыми поправками к конституции – и есть реализация этой попытки. kartinka

Ощущение безнаказанности, порожденное тем, что властитель в целом не придерживается принципов справедливости (если и не на законодательном уровне, то, по меньшей мере, на уровне практическом), усиливает многократно склонность к творению ЗЛА, которое прикрывается внешне разумными объяснениями и заявлениями о благих намерениях.