quote Тревога представляет реалии свободы как сочетание потенциальных
возможностей до того, как эта свобода будет материализована
Серен Кьеркегор

Сверхценная идея (нереальная реальность)

Сверхценной можно назвать идею, которая имеет чрезвычайно мощный позитивный эмоциональный заряд, что делает человека буквально подчиненным этой идее, зависимым от нее. В итоге подобные идеи начинают вытеснять другие идеи и уже не человек управляет своими выборами, а сверхценная идея управляет человеком.

Но и в обиходе человек может начать воспринимать нечто как некую абсолютную ценность. Так, предмет влюбленности человека может затмевать собой все другие ценности. При этом и мысли, и поступки человека будут, по большей мере, вертеться вокруг того, что стало для него смыслом всего его существования.

Или взять работу или другие увлечения человека - будь то спорт, коллекционирование, хобби, благотворительная активность... Весь мир будет восприниматься сквозь призму его гипертрофированных ИНТЕРЕСОВ, точнее гиперторфированных ценностей. И поступки такого человека будут (в той или иной мере) посвящены обслуживанию этой сверхценности. При этом человек может считать подобную свою активность во имя своей сверхценности величайшим смыслом своей жизни.

"Обслуживание" человеком своей сверхценности может идти и в ущерб интересам его ПОДЛИННОГО Я, и в ущерб его ОТНОШЕНИЯМ с другими людьми. Такое случается, например, если человек ставит своей целью деньги, карьеру или ВЛАСТЬ (я имею в виду не только власть политическую, но любую власть, то есть обладание предметом своего вожделения и полный контроль над ним), если он идет к своей цели по головам и "по трупам".

Интересно, что даже, казалось, бы благородные идеи, свойственные роматическим личностям идеи грядущего счастья, приводят в итоге к жутким трагедиям – по принципу „благими намерениями вымощена дорога в ад“.  Попробуем разоратЭся, почему.

Ясно, что все прочие ценности оказываются в подчинении у сверхценности, а то и вовсе подавляются, если входят в противоречие с ней. Так, во имя достижения целей, которые ставятся ради реализации сверхценной идеи, человек может попирать ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ, пренебрегать уважением к другим людям, к их достоинству, а то и к жизни.

При этом человек может искренне быть уверенным, что он творит справедливость и добро. Подобная искренняя убежденность в своей правоте базируется на его собственной весьма однобокой интерпретации значений важнейших ключевых понятий (например, “добро” или “справедливость”). Мы говорили об этом в роликах из цикла „Называем правильно“.

Во имя торжества своей сверхценной идеи, человек может попирать в себе базовые ценности, тем самым растаптывая в себе человеческое, загоняя в застенки свою СОВЕСТЬ.

Можно говорить о том, что сверхценная идея становится мощной составляющей идентичности, которая и является двигателем поведения человека. Однако подобная “однобокая” идентичность является проявлением ГОРДЫНИ. По сути, можно говорить об определенного рода зависимости человека от его сверхценности.

В конечном итоге человек воспринимает реальность в своем фокусе бытия через призму сверхценной идеи. Так что он будет выискивать в реальности лишь такие возможности, которые будут способсвовать торжеству этой идеи. Или же он будет яростно бороться со всеми препятствиями, которые мешают тримфу его идеи.

То есть в своей актуальное судьбе он будет либо разрушителем, либо творцом какого-то монстра, оставляя за спиной след поступков, которые выльются рано или поздно в глубокое сожаление и отчаяние от того, что он потратил свои лучшие годы на подобные поступки. И чувство вины не применет навалиться всей своей тяжестью.

Сверхценная идея буквально программирует жизнь человека и делает его судьбу во многом предопределенной стремлением человека к торжеству его идей, при том что этот процесс сопровождается чувственным восторгом, шожим с состоянием опьянения, и мощным переживанием осмысленности жизни.

Однозначно и сразу сказать, имеем ли мы здесь дело с подлинным смыслом или с его суррогатом невозможно. Здесь требуется и оценка со стороны, и, (может быть, это даже более важно) - самооценка человека (а именно то, как он воспринимает самого себя в контексте СВОЕГО МИРА, своей реальности.

Если человек действует в соответствии со своими базовыми ценностями (являющимися частью общечеловеческих ценностных универсалий - того, что я называю "божественными" ценностями), если поступки человека не противоречат его СОВЕСТИ и принципам справедливости, если он "не делает другому то, что не хотел бы, чтобы делали ему", то мы, скорее всего, имеем дело с подлинным смыслом. Это тот случай, про который Карл Ясперс говорил: "Человек - это дело, которое он сделал своим".

В заключение хочу привести простенький алгоритм для определения "суррогатности" смысла.

Во-певых, это зависимость человека от своей сверхценности, подобная зависимости от алкоголя и наркотиков, являющихся "ПРОСТЫМИ И ПРЯМЫМИ" ЗАМЕСТИТЕЛЯМИ СМЫСЛА.-Второй признак - человек, сверхценности которого формируют суррогатный смысл, склонен к НАМЕРЕННОМУ (хотя не всегда до конца осознанному) совершению поступков в ущерб интересам других людей (то есть к ТВОРЕНИЮ ЗЛА – к попиранию базовых ценностей и принципов справедливости). Нередко при этом человек прибегает к заведомой ЛЖИ по отношению к другим, но также и по отношению к самому себе (ведь .

Поэтому всегда следует сверяться со своими ценностями, сопоставляя с ними свои идеи и намерения. А в процессе принятия решений важно прислушиваться к голосу совести. Она всегда предупредит о противоречии намерения и базовым ценностям, и принципам справедливости.

Тогда и в реальности мы будем находить и выбирать такие возможности, которые будут способствовать торжеству именно поднинных ценностей, а не некой сверхценной идеи. А это значит, что в фокусе нашего бытия мы сможем творить свою судьбу и тем самым формировать свою личность таким образом, что не получится какой-то однобокий и чванливый уродец. На этом пути мы восходим к себе подлинному.

А это всегда - путь к счастью.

ВИДЕО "СЕРХЦЕННАЯ ИДЕЯ"