quote Человек постоянно стоит перед судом, судья на котором – он сам. Данная
ситуация вызывает тревогу (в относительных терминах тревогу вины,
в абсолютных – тревогу самоотвергания, самоосуждения),
которая выливается в отчаяние
Пауль Тиллих

Фанатизм

Фанатизм - это эмоциональная приверженность человека своим ДОГМАМ и ПРИНЦИПАМ, проявляющая себя в стремлении человека продвигать и насаждать среди других эти догмы и принципы.

Фанатики стремятся во что бы тон и стало вовлечь в свою убежденносдть всех окружающих, всех ближних и дальних. При этом фанатик нередко свято уверен в том, что он, тем самым, облагодетельствует других.

Фанатик, на самом деле, может полагать, что другие должны разделять те же верования и принципы, что и он сам; не разделяя же их, они совершают серьезную ошибку и сбиваются с пути к своему спасению.

Фанатизм, как и догматизм, избавляет человека от сомнений в правильности принимаемых решений и поступков. Происходит это от того, что человек одержим СВЕРХЦЕННОЙ ИДЕЕЙ, являющейся СУРРОГАТОМ СМЫСЛА и подчиняющей человека некой доминантной цели. В результате личность ставится на службу этой цели и подвергается искажению.

В жертву идее приносится свобода "Я". В фанатичном утверждении собственной правоты человек бежит от свободы сомневаться и думать самостоятельно. Он отрекается от САМОГО СЕБЯ, отождествляя себя с носителем истины, с чем-то надиндивидуальным (с КОЛЛЕКТИВОМ, с “НАРОДОМ”, с ВОЖДЕМ, с идеей) и радуясь “духовным скрепам”, которые их всех связывают.

ФАНАТИЗМОМ является также одержимость неосуществимыми идеями, которые в глазах фанатика вполне реализуемы. Стремление во что бы то ни стало „сказку сделать былью“, то есть воплотить УТОПИЮ в реальность будет чревато, с одной стороны, неизбежными разочарованиями, с другой, приведёт к стремлению всеми силами устанавливать и удерживать КОНТРОЛЬ над всем, что противится воплощению этой идеи в жизнь.

Такой фанатизм нам хорошо известен по сводкам новостей. Но не стоит расслабляться: в обиходе фанатизм встречается гораздо чаще, чем мы думаем. Конечно, каждодневный фанатизм имеет гораздо более мягкое, казалось бы безобидное лицо.

За примерами далеко ходить не надо: жена убеждена, что муж должен непременно складывать аккуратно свои вещи в шкафчик, не разбрасывать носки; или отец убежден, что сын не должен слишком много слушать музыку, что ему следует больше учиться.

Казалось бы вполнее здоровые ожидания и вполне справедливые требования. Однако они таят в себе ростки больших несчастий. Тот, кто не реагирует на казалось бы справедливые замечания начинает казаться упрямцем и врединой, а если приходит к спорам и ссорам – то и вовсе врагом. Самое интересное, что фанатики убеждены в том, что они делают другим лучше, что единственная их задача – сделать других счастливыми.

Но в действительности получается так, что фанатики - во имя торжества кажущейся справедливости, во имя счастья других – творят вопиющую несправедливость, нарушая интересы других людей, то есть ограничивая в той или иной форме их свободу, в конце концов, делая других - а в итоге и самих себя - несчастными.

Фанатизм проявляется игнорированием ИНТЕРЕСОВ других людей, по сути, игнорированием их личностей. Фанатик попросту “не допускает” саму возможность существования у других людей их собственных ПРИНЦИПОВ, УБЕЖДЕНИЙ и связанных с ними чувств. Для него справедливо только то, в правильности и необходимости чего он сам убежден.

Джон Ролз подчеркивает, что подобные потуги существенно нарушают один из важных  ПРИНЦИПОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ, а именно право другого быть СВОБОДНЫМ. Ведь попытки насаждения догм или принципов есть не что иное, как нападка на свободу выбора человеком и своих УБЕЖДЕНИЙ, и моральных обязательств.

Так что фанатизм - где бы и как бы он ни проявлялся - разрушает все вокруг.

И отношения с другими людьми не могут складываться благоприятно (потому что человек видит в них лишь помеху для своей идеи или средство для  ее воплощения). Здесь нет места ни диалогу, ни состраданию, ни подлинной любви.

И способность радоваться элементарным вещам фанатику зачастую неведома, поскольэку эти элементарные вещи являются в его представлении ничтожными по сравнению с тем, ради чего он живет.

И способность становиться самим собой будет ограниченны, поскольку фанатизм требует от человека однобокости – а именно, развития только тех качеств, которые должны ему помочь сделать то, в чем он видит высочайший смысл своего существования.

Что же может помочь вырваться из удушающих лап фанатизма и догматизма?

Во-первых, важно постоянно задаваться вопросом: а не нахожусь ли я во власти неких идей и представлений, которые мне кажутся истиной в последнейн инстанции и ради которых я готов порвать всех, кто с ними не согласен.

Далее, - честный взгляд на свои текущие ценности с целью понять, во имя чего, собственно, совершаются те или иные поступки. В частности, стоит ктритически относиться к собственным стремлениям сделать других счастливыми.

И, наконец, - попытка вернуться от своих псевдоценностей к базовым общечеловеческим ценностям, в первую очередь к ценностям человеческой жизни и достоинства, к ценностям справедливости и свободы.

И тогда реальность засверкает своими яркими гранями, и тогда можно будет вступить в подлинный диалог и с миром, и с другими, и с самим собой. И это все - великое счастье.

ВИДЕО "ФАНАТИЗМ"