quote Чем сильнее мы пытаемся удержать прошлое, тем больший страх
испытываем перед преходящим...
Фриц Риман

Иррациональные страхи уязвленной гордости

„Гордость делает человека уязвимым
ровно в той степени, в какой он одержим ею.
Задеть ее одинаково легко у снаружи, и изнутри"
Карен Хорни

Подробно о ГОРДЫНЕ И ТЩЕСЛАВИИ мы говорим в разделе о самоценности человека. Там мы разбираем пути и механизмы развития гордыни, стараясь понять, почему она занимает такое важное место в жизни немалого числа (если не сказать - всех) людей. Здесь же мы остановимся на тревожных состояниях, связанных с опасением фрустрации гордости.

Одна из причин такой фрустрации – неудача, которая преследует человека в следовании требованиям его гордыни, которые могут охватывать все аспекты жизни человека, оказавшихся важными для торжества гордыни. Эти так называемые внутренние предписания „НАДО и НЕЛьЗЯ“) превращают человека в своего раба, заставляя из кожи вон лезть, чтобы соответствовать своему собственному ИДЕАЛУ. Точнее – торжеству своего ИДЕАЛЬНОГО Я.

Это торжество может касаться и аспекта, который гордец считаем своим особым нравстевенным совершенством, но которое является все же ни чем иным, как ИСКУССТВЕННОЙ МОРАЛЬЮ И ИЗВРАЩЕНИЕМ ЦЕННОСТЕЙ.

„Внутренние предписания („НАДО и НЕЛЬЗЯ“), в чем-то более радикальные, чем другие пути поддержания идеального образа самого себя, имеют целью не реальные перемены, а немедленное и абсолютное совершенство: их цель – заставить исчезнуть несовершенства или сделать так, чтобы совершенство показалось достигнутым, - пишет Карен Хорни, - поэтому многие реакции уныния, раздражения или страха наступают у пациента не в ответ на то, что он обнаружил у себя неприятную проблему, а в ответ на чувство, что он не в силах разделаться с ней немедленно“.

Реакции фрустрации гордыни очень мощные, поскольку гордец вкладывает массу энергии в то, чтобы удовлетворить требования своего ИДЕАЛЬНОГО Я, компульсивно ведущие человека к воображаемой и вожделенной СЛАВЕ. Карен Хорни подчеркивает, что в реакциях фрустрации гордыни "присутствует подспудный страх, но преобладает гнев и даже ярость“. Об этих чувствах мы поговорим в главе, посвященной ЧУВСТВАМ ПРИ ТРЕВОГЕ УЯЗВЛЕННОЙ ГОРДОСТИ.

Здесь же мы рассмотрим страхи, возникающие в результате тревожных ожиданий пугающих человека последствий фрустрации его гордыни. Каждый из этих страхов возникает в связи с „угрозой“ гордыне в той или иной сфере человеческой психики, где эта гордость имеет место и где человек опасается потерять ее воодушевляющее и маскирующее правду о нем самом влияние.

В первую очередь, человек опасается потерять то, что прикрывает и от его сознания, и от глаз других свое столь им ненавидимое ПОДЛИННОЕ Я. Он боится потерять выстроенные его гордыней маски и фасады, которые он в ослеплении принимает за свою подлинную сущность и стремится к тому, чтобы и другие в это верили. Рассмотрим ниже важнейшие иррациональные страхи, свойственные человеку с уязвленной гордыней.

Подчеркну еще раз, что это именно иррациоальные страхи (точнее было бы назвать их опасениями) свойственные тревоге. У этих страхов нет реального объекта (что бывает у нормального СТРАХА), у них есть лишь гипертрофированное опасение потери того или иного аспекта гордыни или раскрытие того, что человек так тщательно скрывает от других и от себя.

СТРАХ КРАХА ИДЕИ ВСЕМОГУЩЕСТВА

Это страх, думаю, является основным, поскольку основу гордыни составляет именно ощущение того, что человек не имеет никаких препятствий для достижения целей, которые ставит перед человеком его ИДЕАЛЬНОЕ Я. Мало того, идея всемогущество может касаться и самих способов достижения этих целей. Все проишодит как бы по мановению волшебной палочки, без риска и приложения особых усилий. Здесь сказывается влияние МАГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ. Человек принимает при этом желаемое за действительное, то, что нужно изменить – за уже измененное. В своем сознании человек уже как бы совершил то, что он увидел в своих фантазиях – ведь он уже увидел себя как героя некоего ОБРАЗА БУДУЩЕГО, в котором уже достигнуты его вожделенные цели.

Можно утверждать, что практически всегда в подсознании человека сидит опасение, что его всемогущество – не более, чем захватывающая ФАНТАЗИЯ. Такое СОМНЕНИЕ человека в основах своей ИДЕНТИЧНОСТИ, частью которых становится гордыня,  может переживаться очень мучительно. Поэтому всякие подобные мысли человек гонит от себя – и его подсознание принимает все, что ВЫТЕСНЕНО из сознания.

Когда же реальность вносит свои коррективы в предстаавление человека о своем всемогуществе, когда оказывается, что ему не удается быть таким, делать то и добиваться того, что и как он чочет, тогда врываются переживания, связанные с крахом иллюзий о себе, как о чем-то особенном, не таком как все. Оказывается на поверку, что человек-то самый обычный – и слетает с него шелуха напыщенности и самомнения, и становятся всем видно его истинное лицо.

Для многих гордецов такой „удар СУДЬБЫ“ оборачивается катастрофой, обидой на весь свет за его НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ. И лишь немногие способны использоватье это отрезвление для того, чтобы стать САМИМ СОБОЙ, чтобы жить ПОДЛИННОЙ ЖИЗНЬЮ – жизнью своего ПОДЛИННОГО Я.

Гордец считает себя не только вправе, но и абсолютно уверен в своей неограниченной способности контроллировать других людей и все, что с ним происходит. С другой стороны, он уверен в том, что и его ВНУТРЕННЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ находится под его полным КОНТРОЛЕМ. Здесь можно говорить о связе рассматриваемого вида вторичной тревоги с ТРЕВОГОЙ ПОТЕРИ КОНТРОЛЯ.

“Только с величайшей неохотой признает он в себе какие-то бессознательные силы, то есть силы, не подчиняющиеся контролю сознания, пишет Карен Хорни, - Это мука для него – признать, что в нем существуют конфликт или проблема, которые он не может разрешить (то есть справиться с ними) немедленно… Как только можно долго он держится за иллюзию, что может сам устанавливать для себя законы и выполнять их. Собственная беспомощность перед чем-то внутри себя ему ненавистна так же, если не больше, как беспомощность перед внешними обстоятельствами“.

Еще одной из причин такого страха Карен Хорни считает чувство общей неуверенности относительно своих прав, которое нередко испытывает гордец: „внутренний мир, где он чувствует право на что угодно, настолько нереалистичен, что в реальном мире он приходит в замешательство относительно своих прав“. Чувство, что у него нет никаких прав может быть внешним выражением его страданий и средоточием жалоб, поскольку он не уверен в иррациональных требованиях своей гордыни. А требования эти, как отмечает Хорни, „откровенно фантастичны, все они пропитаны ожиданием ЧУДА; требования являются необходимым и неизбежным средством воплощения ИДЕАЛЬНОГО Я в действительность“.


СТРАХ “РАЗОБЛАЧЕНИЯ” И САМООБВИНЕНИЯ

Гордыня, как мы знаем, есть самообман и обман окружающих. Конечно, это, в основном, не ЛОЖЬ намеренная. Человек попросту подменяет свое ПОДЛИННОЕ Я масками и фассадами ИДЕАЛЬНОГО Я. Все, что не соответствует требованиям гордыни, ВЫТЕСНЯЕТСЯ. Но содержания БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО прорываютса в сознание, не оставляя человека в покое. Правда о нем самом, как ее ни скрывай, рано или поздно заставит его задуматься о несоответствии его ОЖИДАНИЙ от себя самого реальному положению дел, о расхождении его мнения о том, что он из себя представляет, и его подлинной сущности.

Правда о себе подлинном - это крах иллюзии о собственном всемогуществе. Поэтому гордец всегда в глубине души опасается того, что его маски будут сорваны, что он не в сосоянии будет подддерживать свои фасады в надлежащем качестве. И в результате всем (в том числе и ему самому) станет ясно, что весь его блеск был лишь пусканием пыли в глаза, и всем станет видна его подлинная сущность.

Страх разоблачения совершенно нормален при совершении каких-либо деяний, не принятых с точки зрения окружения или совести. Иррациональный же страх разоблачения возникает при несоответствии реальных (с точки зрения человека) его свойств тем свойствам, которые он старается развивать в себе в угоду своему ИДЕАЛЬНОМУ Я.

Некоторые гордецы, утверждает  Карен Хорни, особенно подвержены страху  разоблачения. В таком человеке „постоянно живет тайный страх, что он просто мошенник“:

„Даже если он добился успеха или почета честным трудом, он по-прежнему будет считать, что достиг их, введя других в заблуждение. Это делает его чрезвычайно чувствительным к критике и неудачам, даже к одной лишь возможности неудачи или того, что критика вскроет его "мошенничество"…“.

Нередко гордец будет стараться разглядеть в себе изъяны, движимый желанием вовремя их устранить. Однако, будучи склонным к чрезмерному самонаблюдению, такой человек, как отмечает Карен Хорни, „чувствует себя "виноватым" или неполноценным, и в результате его заниженная самооценка еще более занижается“. То есть страх разоблачения толкает человека, считает Хорни, на самокопания и самообвинения:

„Самообвинения в мошенничестве и обмане (страх, который возникает у него в ответ на самообвинения – страх быть уличенным: если бы люди знали его лучше, они бы увидели, какая он дрянь).

Другие самообвинения ударяют не столько по существующим затруднениям, сколько по мотивации что-либо сделать (например, за неискренность намерений, за скытые намерения).

Самообвинения могут быть сосредоточены на внешних неблагоприятных условиях, неподконтрольных данной личности. Эти внешние факторы не должны быть неподконтрольными. Следовательно, все, что идет не так, бросает на него тень и разоблачает его позорные ограничения.

Человек может обвинять себя за действия или установки, которые при внимательном рассмотрении кажутся безвредными, законными и даже желательными (тот, кто гордится своим аскетизмом, обвинит себя в "обжорстве"; тот, кто гордится смирением, заклеймит уверенность в себе как эгоизм). Самое важное в этом виде самообвинений то, что они часто относятся к борьбе против проявлений ПОДЛИННОГО Я“.

Именно в силу такой склонности к самообвинениям гордецы (то есть люди, пренебрегающие интересами своего ПОДЛИННОГО Я, оказываются, нередко, жертвами МАНИПУЛЯТОРОВ, играющих на разжигании в них ЧУВСТВА ВИНЫ.

Хорни отмечает, что, благодаря механизму ПРОЕКЦИИ, склонность к самокопанию и самообвинения выносятся вовне. При этом человеку кажется, что именно другие люди постоянно пытаются уличить его в обмане. „В результате он уверен, что все окружающие приписывают всем его поступкам нехорошие мотивы, - пишет Хорни, - Это чувство может быть настолько реальным для него, что он негодует на окружающих за НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ“.

Хорни указывает на тщетность самообвинений, на их всего лишь обличающий характер. Гордец, обвиняющий себя в духе ненависти к себе, волей-неволей стремится „обороняться против любых самообвинений препятствует развитию способности к конструктивной самокритике и тем самым снижает вероятность, что мы научимся чему-нибудь на ошибках“.


СТРАХ НЕВОСТРЕБОВАННОСТИ

Гордыня человека нередко „питается“ убеждением в том, что окружхающие не могут без него обойтись. Эта востребованность придает ему ощушение силы и влиятельности, поднимая его самооценку и душевное самочувствие. Человек впадает в зависимость от подпитывающего его гордыню ощущения своей востребованности.

Отсюда понятны опасения человека, что он (таким, как он сам себя представляет) окажется невостребованным другими людьми. И его гордыня, страшащаяся краха, подталкивает его на все новые и новые уловки, чтобы сохранить статус кво или даже завоевать еще более прочные позиции в его отношениях с другими людьми.


СТРАХ ОБЕСЦЕНИВАНИЯ

Гордыня, как и здоровое самолюбие, требует высокой оценки человека как со стороны окружающих, так и его САМООЦЕНКИ. Ценимый другими и самим собой, гордец чувствует себя на коне. Он жаждет похвал и делает все для того, чтобы их получать (см. ТЩЕСЛАВИЕ КАК ЛОЖНАЯ САМООЦЕНКА).

Однако где-то в подсознании гордеца всегда сидит опасение, что он, такой замечательный, не будет оценен, как он считает, “по заслугам”, будет недооценен или даже даже обесценен. Это может случиться, если сияющие черты его гордыни окажутся на поверку блеклой подделкой, а через прорехи масок и фасадов станет видна его весьма неприглядная истинная сущность.

Речь может идти о любой черте характера, о любом свойстве, о любой внешней или внутренней „СУБСТАНЦИИ“, которую человек считает своей ЦЕННОСТЬЮ и хочет, чтобы она была высоко оценена и другими. В случае гордыни мы имеем дело с гипертрофированнием тех или иных черт и свойств, которые ИДЕАЛЬНОЕ Я человека считает его важнейшим достоянием. По сути, речъ идет о личине, которая прикрывает так ненавидимое им его ПОДЛИННОЕ Я. Человек опасается, что спадение с него этой личины и обнажение его подлинной сущости заставят не только окружающих изменить в негативную сторону мнение о нем, но и он сам, перестав себя ценить, станет себя презирать.

Процесс самообесценивания может достигать гигантских размеров, считает Карен Хорни: „Даже люди, имеющие подлинные интеллектуальные достижения, иногда чувствуют, что лучше настаивать на своей глупости, чем открыто признавать свои стремления, потому что им любой ценой надо избежать опасности быть осмеянными; с тихим отчаянием они принимают собственный приговор, отвергая свидетельства и уверения в противоположном“. Человек как бы думает, что лучше самому себя обесценить, упиться самоуничижением, посмеяться над собой – чем пережить то же самое со стороны других людей.


СТРАХ НЕНАВИСТИ СО СТОРОНЫ ДРУГИХ

Если человек ввергнут задетой гордыней в пропасть презрения к себе, то, чтобы оградить себя от мучительных и нжестоких самобичеваний, его ненависть к себе выносится вовне: с помощью защитного механизма ПРОЕКЦИИ агрессивные тенденции приписываются другим людям. Таким образом, опасность как бы угрожает человеку со стороны. Это может вызвать подозрительность, приступы тревоги и страха перед окружающими.


СТРАХ ПЕРЕД УСИЛИЯМИ

Некоторым гордецам свойственна убежденность в том, что они могут превосходить всех, не прилагая к этому каких бы то ни было усилий. „Причина глубоко спрятанного страха перед постоянными усилиями состоит в том, что они угрожают разрушить иллюзию неограниченной силы и власти“, - отмечает Карен Хорни. То есть необходимость прилагать усилия является для таких людей чем-то „постыдным“, показывающим и им, и окружающим, что о всемогуществе, которое есть предмет его гордости, нет и речи.

Гордецу может быть свойственно, по словам Хорни;  „глубочайшее отвращение к любым усилиям“:

„Бессознательное требование его гордыни таково, что одного только намерения должно быть достаточно для достижения, для устройства на работу, для того, чтобы стать счастливым или преодолеть трудности. Он имеет право получить все это без всяких затрат энергии. Иногда это означает, что реальную работу должны выполнить другие. Если этого не происходит, у него есть причина быть недовольным. Часто случается, что он устает от одной перспективы "лишней" работы“.

Человек снимает с себя тем самым ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за выход из неприятных ситуаций, за улучшение своего положения. "Это другие виноваты в моих бедах – они и должны все исправить. А то что же это будет за исправление, если я сам буду все делать?", - так, по мнению Хорни думает гордец.

СТРАХ ОТВЕРЖЕНИЯ

Одним из внутренних требований гордыни может быть требование быть обожаемым другими людьми. Гордец может считать, что другие обязаны быть ему рады и принимать его всегда с распростертыми объятиями, что ему “положено” расположение со стороны других. Однако сознание (пусть и подавляемое гордыней) говорит человеку, что такие требования и ожидания нереалистичны. В этом - причина тревожных ожиданий отказа.

Столкновение с реальной ситуацией отказа может обернуться вспышками ТРЕВОГИ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ с проявлением соответствующих эмоций и применением характерных для этой тревоги защит.


СТРАХ НЕОДОБРЕНИЯ

Если САМООЦЕНКА человека зависит от внешних оценок и обратной связи со значимыми (а то и даже незначимыми) другими, то следует ожидать значительных колебаний настроения в зависимости от этой внешней оценки – от ВООДУШЕВЛЕНИЯ похвалой (в какой бы форме она не осуществлялась) до ОТЧАЯНИЯ в случае даже справедливой и дружеской критики. Кроме того, на негативную обратную связь гордец склонен реагировать презрением в отношении того, кто его негативно оценивает.

Человек может опасаться неодобрения со стороны других как его самого, так и отдельных его свойств и черт, его поведения, его поступков, а также стиля и методов их осуществления. Этот страх проявляется непереносимостью упреков и критики.


СТРАХ НЕДОСТАТОЧНООЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ МОЩИ

Гордецы ставят свои интеллектуальные способности вообше очень высоко. Они полагают себя умнее и хитрее других людей. При этом они могут считать свою хитрость, находчивость, способность к обману одними из своих самых важных качеств.

Однако на деле и в этой области часто не все так, как гордец себе представляет. Так он может считать себя способным без усилий И глубоких раздумий находить правильное решение. Такая “непреодолимая потребность казаться всемогущим может повредить способности к обучению“, утверждает Карен Хорни. Также вследствие такой веры в свое превошодство и в легкость осуществления интеллектуальных процессов нарушается и способность принимать правильные, взвешенные решения.

Гордецы, как мы знаем, склонны к тому, чтобы игрорировать реалии, неприятные им свойства их ПОДЛИННОГО Я. Это негативно влияет на интеллектуальную деятельность в целом „Общая тенденция затемнять личные вопросы может затемнить и ясность мышления: как люди, ослепившие себя по отношению к своим внутренним конфликтам, они могут не обращать внимания и на другие виды противоречий, - пишет Хорни. Работа интеллекта ставится на службу игнорирования ПРАВДЫ, а, по сути на службу ЛЖИ.

Далее, гордецы, по словам Хорни, "бывают слишком зачарованы славой, которой им надо добиться, чтобы в достаточной мере интересоваться работой, которую они выполняют“. Это касается и качества, и интенсивности интеллектуальной работы, и усилий, которых эта работа требует.

АГРЕССИВНОСТЬ (в отношение себя и других людей), свойственная людям с уязвленной гордостью, также может препятствовать критическому мышлению, затмевая ясность ума.

Далее, как отмечает Карен Хорни, гордецу "может быть трудно прийти к определенному мнению вследствие общего нежелания принимать на себя обязательства".

Одним словом, у гордеца имеется немало оснований быть недовольным своим умом, являющимся нередко предметом его гордости. Вследстве этого гордец может сильно страдать от самоукоров или от тяжких разочарований по поводу неэффективности (неважно, реальной или просто им предполагаемой) своего разума.

Однако вера в превосходство разума остается одной из важнейших внутренних защитников гордеца. Отсюда понятно его стремление постоянно укреплять всеми возможными и неозможными способами свою опору на интеллект, что является одной из важных ЗАЩИТ ОТ ТРЕВОГИ УЯЗВЛЕННОЙ ГОРДОСТИ.


СТРАХ НЕОБХОДИМОСТИ ОТКАЗА ОТ ЖЕЛАНИЙ И ТРЕБОВАНИЙ ГОРДЫНИ

По словам Карен Хорни, гордецу трудно дается „признание ограниченности времени, сил, денег, знание о своих реальных желаниях и умение отказаться от менее важных ради более важных“. Это проишодит оттого, что, с одной стороны, такой человек уверен в неограниченности своих возможностей, вплоть до веры в свое всемогущество (МАГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ, в частности, как часть системы МАНИАКАЛьНОЙ ЗАЩИТЫ), с другой, его желания проишодят не из его подлинных ПОТРЕБНОСТЕЙ, а являются результатом компульсивных требвоиваний его гордыни (НАДО). 

Следствием этого является невозможность ранжировать желания по значимости: для него все они одинаково важны, поэтому ни от одного из них он не может ни отказаться, ни поверить в невозможность исполнения того или иного желания (или всех сразу). Это становится  причиной глубокой фрустрации человека, которая усугубляется еще и тем, что он в глубине души своей осознает или чувствует, что его всемогущество – лишь фикция, самообман и обман других.

Одним важным следствием этого является, по словам Карен Хорни, „чувство общей неуверенности относительно своих прав“: внутренний мир, где гордец чувствует право на что угодно, настолько нереалистичен, „что в реальном мире он приходит в замешательство относительно своих прав; чувство, что у него нет никаких прав, может быть в таком случае внешним выражением его страданий и может стать сосредоточием его жалоб, в то время как он не уверен в своих иррациональных требованиях“.

Важно отметить, что гордец часто вообще не может различать свои желания И требования своей гордыни, которые толкают его на компульсивные действия, совершаемые им как бы помимо своей ВОЛИ. Человека это требования как бы тащут по жизни.

Всеобъемлющая функция требований гордыни, по мнению Карен Хорни, – „увековечить иллюзии гордеца о себе и переложить ответственность на внешние факторы: он возлагает ответственность за себя на других людей, на обстоятельства, на судьбу: 

„Требования гордыни не доказывают его превосходство достижениями или успехом: они обеспечивают ему необходимые доказательства и алиби. И пусть даже он опять и опять видит, что другие не принимают его требований, что закон писан и для него, что он не стоит выше обычных неприятностей и неудач – все это не доказывает отсутствия у него неограниченных возможностей. Это доказывает лишь то, что с ним все еще творится НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ. Но если только он будет защищать свои требования, в один прекрасный день они будут выполнены. 

Несправедливо, что у него вообще есть проблемы. Он имеет право хотя бы на жизнь устроенную так, чтобы эти проблемы его ни в коем случае не беспокоили. Он требует: мир должен быть устроен так, чтобы он не сталкивался со своими конфликтами и не был бы вынужден их осознавать“.


СТРАХ ДЕМОНСТРИРОВАТЬ „ПОСТЫДНЫЕ“ ЧУВСТВА

Гордец старается (точнее, ему НАДО) сохранять хорошую мину при любой игре. Поэтому он не должен и виду подавать, что у него случилась неудача или драма, или трагедия. Для этого он не должен дать другим людям увидеть его чувства, показывающие, что он переживает или стыдится. Ведь показать другим, что ему плохо – это значит собственоручно расписаться в несостоятельности потуг собственной гордыни. “Страдание он считает позором, который нужно скрывать“, пишет Карен Хорни.

Гордец, уверенный в своем идеальном совершенстве и абсолютной правоте, может даже при ударах по своей гордыне не выказывать чувства стыда, которого он ужасно стыдится. „Чувство собственной правоты перекрывает путь чувству СТЫДА“, пишет Хорни.

Если человек горд своей неуязвимостью, то эта гордость запрещает ему признавать у себя чувство обиды. Такой гордец, согласно Карен Хорни, находится перед дилеммой: „он до абсурда уязвим, но его гордость не позволяет ему быть уязвимым вообще. Божество может в принципе разгневаться на несовершенства смертных, но он должен быть достаточно велик, чтобы быть выше этого, и достаточно силен, чтобы перешагнуть через это. Это внутреннее состояние во многом отвечает за его раздражительность“.

.
Изобразительный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?

Литературный креатив

Бессилие